Обряды, связанные со скотом, в Вытегорском районе Вологодской области.

загрузка...
 Хотя деревенские жители часто жалуются на то, что держать в хозяйстве скотину в настоящее время стало нерентабельным, в некоторых деревнях все же имеются стада коров, насчитывающие по 20-30 голов. Отчасти сохранился и комплекс обрядов и поверий, направленных на уход, лечение и розыск потерявшейся скотины. За коровой в деревне смотрела не только сама хозяйка, но также пастух, а в отдельных случаях обращались к местной деревенской знахарке или к ветеринару.

В статье будет показано, как разделялись функции по уходу за скотиной между ее хозяином, пастухом, знахаркой и ветеринаром. В основе статьи лежат материалы этнологической экспедиции Российско-французского центра исторической антропологии им. Марка Блока 2008 г. в Оштинский погост и деревню Нижняя Водлица Вытегорского района Вологодской области.

Хозяйка

За коровой ухаживала главным образом хозяйка. Все ее действия, связанные со скотиной, можно условно разделить на повседневные, которые совершались регулярно, и такие, которые были приурочены к тому или иному значимому событию.

Хорошая хозяйка каждое утро благословляет свою скотину перед тем, как отправить ее со стадом на пастбище. «Пастуху сдадим [скот] и “Господи благослови” скажешь, и пастух... пасёт день» .

Хозяйка могла сама вылечить некоторые болезни коровы, например болезни вымени, продои , несильную простуду. Так, чтобы вылечить продои, хозяйке нужно было подоить скотину через «троицкое колечко». Для этого она брала веточку березы, которую сохранила с Троицы, сворачивала из нее колечко и доила так, чтобы молоко проходило через него.

Достаточно часто встречаются рассказы о том, как хозяйки «ставят» скотину после отела, чтобы та не лягалась. Для этого было много разных способов, и сами крестьянки признают, что «все по-разному ставят». Например, можно было обойти корову кругом, провести последом по хребту и сказать: «Как послед крепко лежал, так стой при доении» . Или можно было взять первое после отела молоко на ладонь, проводить им по задним ногам и говорить: «Как это молочко вкусное текёт сладко, тихонечко, ладненько, так чтобы моя Зоренька стояла спокойно при людях, при комарах» .

Некоторые хозяйки считали необходимым «окадить» корову после отела. «Корову вымоешь сначала, а потом ходишь с угольками. На лопатку... угольки возьмёшь и вот так кругом коровы... пройдёшь, и тогда доить только сядешь» . А потом нужно было также «окадить» первое молоко, то есть обойти сосуд с молоком, неся в руках лопатку с тлеющими угольками.

При покупке скотины важным считалось так «ввести» скотину во двор, чтобы ее принял «хозяин» – дворовой. Считалось, что если скотину не «ввести», то она не приживется на новом месте, потому что дворовой будет плохо к ней относиться и «мучить»; так объясняли случаи, когда корова болела, лягалась, давала мало молока, кричала по ночам. Если хозяйка умела, то она могла сама «завести» корову во двор. При этом она говорила: «Примите скотинку не по шерсти, по Божьей воле» . Слова были обращены к дворовому («хозяину, хозяюшке с малыми детушками»), образ которого часто сближался с образом домового. Дворового пытались также задобрить при постройке хлева, для чего строители клали по углам монеты.

Скот впервые выгоняли на пастбище, как правило, в Егорьев день (23 апреля по ст. ст.). Редко, но встречаются случаи, когда сама хозяйка делает обход своей скотины на Егорьев день и имеет «спуск», то есть умеет выполнять традиционный комплекс обрядов или обладает рукописью с заговорами, молитвой, предназначение которых – оберег скота от хищников, от потери животных в лесу. Хозяйка обходила своих коров с вербой, иконкой, солонкой с солью и произносила слова: «Две русицы , три русицы на теплое летушко, на красные деньки, тёмные ночки. Царь лесной, царь водяной, царь земной, спасите и сохраните мою скотинку. Егор-батюшко, Илья-пророк и Спас-Спаситель, спасите и сохраните мою скотину. Аминь» . После этого нужно было выпустить корову через порог, чтобы та перешагнула через иконку с гостинцем: хлеб, сахарный песок, чай, которые затем хозяйка клала под кустик на поле в качестве подношения лесовому. Если хозяйка не знала специальных «слов», то она могла в Егорьев день просто благословить скотину, как делала это каждое утро перед выпасом: «Мы как-то благословим перед обходом, что... Господи, благослови, а... больше мы не знаем» .

В начале летнего сезона хозяйки делают «приносы» хозяину леса, задабривают его, чтобы тот оберегал скотину все лето, и говорят при этом определенные слова. Например, заворачивали в пакетик и клали под берёзу хлеб, соль, сахарный песок, конфеты, яичко, немного крупы, чуть-чуть муки со словами: «Хозяин и хозяюшка, сохраните нашу скотинку, для себя и для меня» . «Приносы» лесовому делали также при пропаже скотины, чтобы хозяин леса «открыл» ее, выпустил из «круга».

Таким образом, хозяйка сама выполняла большую часть ритуальных действий по уходу за скотиной. Она могла лечить некоторые болезни и «ставить» после отела, «вводила» скотину во двор, представляя ее дворовому хозяину, просила хозяина леса защитить скотину на сезон пастьбы, ежедневно «давала» скотинке Божье благословение.

Крестьянка использовала широкий набор магических практик: действия с предметами, которым приписывается магическая сила, произнесение «слов». Хозяйка обращается к дворовому и лесовому, но не входит с ними в непосредственный контакт. Ее действия носят задабривающий характер, направлены на то, чтобы духи мест благосклонно отнеслись к ее скотине. За дополнительной помощью она обращается к лесовому только при косвенной или прямой поддержке знахарки.

Соседка/знахарка

При уходе за скотиной хозяйке иногда приходилось обращаться к знахарке или просто к более «знающей» соседке. Знахарки также лечили скотину и совершали обряды, связанные с уходом за ней: приучали ко двору, «выпускали из круга», если она заблудилась. Не всегда просто провести границу между знахаркой и просто женщиной-крестьянкой, которая умеет лечить скотину, поскольку бытовая магия остается распространенным явлением в крестьянской среде и многие женщины знают «слова», чтобы «поставить» скотину или успокоить маленького ребенка. Женщины в деревне могут обмениваться между собой опытом, передавая соседкам свои знания и получая взамен новые.

К знахаркам обращались, если скотина всерьез заболела, и хозяйка сама не могла вылечить ее: «Мама у нас... со скотом... умела водиться. Её в деревне все, если... заболеет... корова или выменем или... чем... дак маму всё приглашали» . В ХХ веке альтернативой обращения к знахарке для лечения стало обращение к ветеринару. Упоминания о ветеринарах в рассказах о скоте исчисляются единицами, и все они связаны с лечением скотины. Некоторые женщины, вспоминая колхозное прошлое, настаивают на том, что в случае проблем с коровой обращались именно к ветеринару. «Вот и с последом-то и врачей вызывали – не может очиститься корова сколько дак… Что... если что неладно, дак врача вызовут, и врач уколы-то делает» .

Часто звали знающую женщину, старушку, чтобы та «поставила» скотину. «Я... ничего не знала. Кого-нить пригласим, и наладят скотиночку. А вот... последняя корова... была три года, лягалась, дак не могла наладить, никто не мог... Ходили и к бабушкам, и ездили кое-куда...» .

Умение «поставить» скотину было довольно распространенным, и ему могли обучить женщину родственники или соседи. Некоторые не хотели обучаться этому и предпочитали и дальше приглашать к своей корове старушек. «Ставят, тоже были старухи, знали. [А вы сами не ставили?] Неее, я не умела ниче, все людей звали. ..Старушка все ходила и говорит: “Ты научись!” – “Ой-и, учиться не буду”» .

К знахаркам обращались главным образом при пропаже скотины, причем речь могла идти как о личных, так и о колхозных коровах, если говорить о советских временах. Обращались к старушке, известной своим умением «открывать» скотину. Как правило, знахарка либо говорила, что скотина сама придет к утру или через несколько дней, либо называла примерное направление, в котором надо вести поиски. Иногда знахарка наговаривала слова на продукты, которые крестьянка относила в поле или в лес в качестве приноса лесовому. Встречаются упоминания о том, что знахарка сама шла в лес, где, по разным вариантам, либо разговаривала с лесовым, либо оставляла ему принос. Так в одном рассказе у женщины не пришли с пастьбы теленок и овцы, и она обратилась за помощью к «знающей» родственнице. Узнав, что племянница утром не теми словами «спустила» животных на пастьбу, «тётушка сходила в лес... Недалёко в лес сходила. Г[ово]рит: “Вечером придёшь с работы, дак они у двора будут”» . К вечеру животные были уже около двора.

По набору функций при уходе за скотом знахарка отличалась от хозяйки коровы только способностью разыскать пропавшую скотину. Более опытные знахарки могли обращаться к дворовому, домовому, лесовому за помощью. В остальном: в лечении, в умении «ввести» во двор, «поставить» скотину – знахарка отличалась б?льшим умением, опытностью, «знанием», а также готовностью помочь другим людям и ходить для этого по чужим дворам. Как правило, крестьянка сначала сама пыталась вылечить или «поставить» скотину, и, если это не получалось, обращалась за посторонней помощью. Если одна знахарка не могла помочь, то приходилось обращаться к знахаркам из других деревень, но и при этом не было гарантий благоприятного исхода.

Пастух

Пастух отвечал за доверенную ему скотину только во время пастьбы, то есть с раннего утра и примерно до 5-6 часов вечера и, как правило, с Егорьева дня до Покрова, если договор с пастухом не предусматривал другого. Самым важным в его практике было соблюдение обрядов при первом выгоне скота на Егорьев день и соблюдение правил так называемого «отпуска» («спуска», «привода», «обхода»).

Соблюдение ритуалов на Егорьев день было важным, поскольку от этого зависело, как пройдет весь сезон пастьбы вплоть до осени. «Пастух пасёт... по спуску, дак скотина всё ходит около, от пастуха она никуда... Если плохо там что пастух сделал, спуск спортил – всё, скотина разойдётся по России» . Последствия действия пастуха распространялись на все стадо, которое пастух «обходил» в этот день. Пастух просил хозяина леса, чтобы тот не «закрывал» скотину в лесу, чтобы на нее не нападали звери и змеи. Некоторые пастухи сами обладали «спуском», другие регулярно брали его у знахарки. Были и те, которые пасли вовсе без спуска, но таких крайне мало. «Кто со спуском пас, кто так пас, без спуска. Со спуском, дак ведь... оно и пастуху [надо] вести [себя], как следно [т.е. как правильно]» .

Специфика пастушеской магии определяется тем, что пастух определенным образом связан с лешим. «Беря отпуск, пастух вступает с ним в договорные отношения, по которым обязуется не нарушать предписанных норм поведения, за что леший оберегает скот» . Существует мнение, что отпуск бывает двух видов: божественный и лесной. Как правило, пастушеский отпуск относили к числу «лесных», поскольку он подразумевал договор с лешим. «[Говорят, пастух с лешим знается.]... Вот этот [с]пуск... и есть. Вот леший... если скажет.., чтобы ты не делал этого. Только это сделаешь или чё нарушишь – от тут-то... [нехорошее происходит]» ; «У пастуха... есть спуск. Да, он нам... не скажет. Пастух уж... сам знает с хозяином лесовым... дела» .

Известны случаи, когда пастух, не уследивший за скотиной, обращался к местной знахарке, чтобы та помогла ему найти потерявшийся скот. Таким образом, магическая сила пастуха имела достаточно узкую функциональную направленность. Считалось, что пастух, имеющий «спуск», пасет при помощи хозяина леса, и благодаря этому скот меньше теряется, но это не давало пастуху ни умения искать заблудившуюся скотину, ни умения лечить ее.

Заключение

Таким образом, те ритуалы, которые были связаны с болезнями скота или с отелом, обычно распределялись между хозяйкой коровы, знахаркой и ветеринаром. Если речь шла о легких случаях, то хозяйка справлялась сама. Если о более тяжелых – она обращалась к знахарке или к ветеринару. Если решить проблему так и не удавалось, то обращались к знахаркам из других деревень. Редко встречаются случаи, когда хозяйка не хотела учиться обрядам и предпочитала вместо этого всегда, и в легких, и в тяжелых случаях, обращаться к соседке/знахарке.

В первый день выгона скота главная роль отводилась пастуху. Даже если хозяйка знала обряды, которые надо выполнять в этот день, она могла их проделать у себя во дворе, а пастух затем совершал общий обход всего стада, прося у хозяина леса защиты для коров на весь период пастьбы. Но большинство крестьянок ограничивались простым благословением скотины. Пастух при обходе часто следовал советам знахарки, которая дала ему «спуск».

При пропаже скотины пастух или хозяйка обращались к знающей женщине. Сначала они пытались своими силами разыскать пропавший скот, а уже после этого шли по рекомендации или по знакомству к знахарке, которая давала советы, где искать скотину или когда ждать ее возвращения. Сразу к знахарке не шли, поскольку в некоторых случаях для этого нужно было ехать в другой населенный пункт; за оказанную помощь знахарку обычно угощали продуктами и чаем или одаривали холстом.

И хозяйка, и знахарка, и пастух контактируют с миром потусторонних сил, хотя делают это по-разному. В наименьшей степени с миром сверхъестественного связана хозяйка, она только пытается задобрить хозяев различных мест. В наибольшей – знахарка, хотя надо отметить, что далеко не каждая знахарка была на такое способна. Пастух, как считали, водился с лесовым, а магической силой его обеспечивала знахарка, предоставляя ему рукописный «спуск».

В целом можно отметить высокую социальную роль деревенской знахарки. Фактически она могла совершать все обряды по уходу за скотиной и выступала в качестве помощника и советчика для пастуха и всех жителей деревни.

Автор: Публичук Е.В.

загрузка...


Молитвы и заговоры