Самоврачевание и скотолечение у русского старожилого населения Сибири

загрузка...

Виноградов

Вступленіе.

Собираніемъ матеріаловъ по народной медицинe я занялся лeтомъ 1912 года, проживая въ Нижнеудинскомъ уeздe Иркутской губ.; тогда мною былъ собранъ небольшой гербарій лeкарственныхъ растеній, примeняемыхъ жителями села Тулуна и окрестныхъ деревень и заимокъ. Въ слeдующія два лeта (1913 и 1914 гг.) сборы были продолжены мною по болeе широкой программe, причемъ и районъ моихъ наблюденій расширился до прежнихъ границъ Тулуновской волости, когда изъ нея не выдeлились еще самостоятельныя теперь волости: Шабартинская, Шарагульская, Перфиловская и Икейская.

Во время своихъ поeздокъ и пeшеходныхъ путешествій по селамъ, деревнямъ и заимкамъ я имeлъ дeло не исключительно съ такъ называемыми лeкарками, знахарками, баушками, а вообще съ обитательницами и обитателями деревень и заимокъ. Каждый изъ нихъ обладаетъ извeстнымъ minimum’омъ знахарскихъ и медицинскихъ познаній, въ особенности по части собиранія травъ и пользованія ими. Благодаря этому обстоятельству, я имeлъ возможность свeрять показанія относительно утилитарнаго назначенія травъ у различныхъ лицъ, въ разныхъ мeстахъ. Это же можно сказать и о другихъ практическихъ народно-медицинскихъ средствахъ.

Наиболeе полныя и подробныя свeдeнія получены мною отъ лицъ, извeстныхъ въ своей средe умeньемъ „помогчи человeку али скотинe, если какой грeхъ случитца“. Ихъ обычно называютъ лeкарями и лeкарками, баушками, рeдко называютъ ладельшицами, и только однажды (въ деревнe Никитаевой) пришлось услышать названіе знатки люди2. Въ ихъ средe и въ средe ихъ

326

многочисленныхъ паціентовъ мнe пришлось жить съ ранняго дeтства, съ дeтства завязать знакомства. Всегда я находилъ у нихъ радушный пріемъ, привeтливое отношеніе, а иной разъ самое искреннее, безкорыстное желаніе „поучить“, подeлиться своими знаніями, своимъ опытомъ.

Полную готовность „разсказать, что знаетъ“, изъявила Олья (Ольга) Петровна Ферулёва, извeстная больше подъ именемъ „Ферулихи“. Она — сибирячка; первую половину жизни прожила въ притрактовомъ селe Курзанe (25 в. отъ с. Тулуна); теперь живетъ въ Тулунe; ей далеко за 60; бездeтная вдова. Славится какъ спеціалистка по дeтскимъ болeзнямъ и по ветеринаріи. Съ ея словъ записано 7 наговоровъ: 2a, 3a, 3b, 11d, 16a, 17, 20a.

Федора Митревна Горошкина („Горошиха“) — тоже сибирячка: „вeкъ изжила въ Тулунe“; ей — подъ 70, вдова. Опредeленной спеціальности у нея нeтъ: она собираетъ травы („запасаю травку: не себe, — доброму человeку годитца“) и лeчитъ ими; названія травъ не употребляетъ, просто говоритъ: „это — сердешна трава, эта — отъ нутра помогатъ, а вотъ эта — отъ рeзи идетъ“ и т. д.; бабничаетъ и, какъ баушка, ребятамъ „ладитъ“; „маракуетъ“1 въ ветеринаріи. Въ Тулунe большой популярностью не пользуется, особенно какъ баушка-повитуха, зато очень извeстна въ окрестныхъ селахъ (Манутъ, Бадаръ, Перфилово, Шарагулъ) и заимкахъ, откуда за нею часто пріeзжаютъ. Слыветъ какъ „ворожка“ и знатокъ различныхъ обрядовъ. Она научила 10 заговорамъ2: 4, 6, 11a, 11b, 11c, 11e, 13, 16c, 21b, 22b, указала утилитарное назначеніе нeкоторыхъ травъ и пр.

Авдотья Паладьевна Пушмина („баушка Паладьевна“), 80-лeтняя вдова, родомъ изъ с. Гадалея (въ 20 в. отъ с. Тулуна), заимочница. Пользуется большой популярностью, какъ баушка и спеціалистка по дeтскимъ болeзнямъ, въ с. Тулунe, Бадарe, на Иннокентіевскомъ заводe (въ 12 в. отъ Тулуна), въ дер. Никитаевой и по заимкамъ. „Травы-то забывать ужъ стала“. Съ ея словъ записаны 7 наговоровъ: 2b, 7, 9, 10a, 16b, 18a, 20b, свeдeнія по акушерству и нeкоторые рецепты.

Ея невeстка и „ученица“ — Наталья Сидоровна Пушмина (съ заимки Кукучей; теперь живетъ на заимкe Сахтуй) указала, „кака трава отъ чево идетъ“.

Распространенныя названія многихъ мeстныхъ растеній и ихъ утилитарное назначеніе сообщила — Елена Алексeевна Виноградова, 60-лeтняя вдова, коренная сибирячка: „и отецъ-то мой родился въ Сибири, въ Шабартe, а дeдушка-то мой изъ поляковъ, сказываютъ, былъ“. Выросла въ Шабартe, живала въ Худоелани, въ Курзанe, болeе 30 лeтъ живетъ въ Тулунe. Обладая рeдкостной памятью, помнитъ много старинныхъ пeсенъ3, разсказовъ, примeтъ и пр., слышанныхъ въ дeтствe. Знаетъ употребленіе травъ и запасаетъ ихъ, но никого, „акромя своихъ коровёнокъ“, не лeчитъ, — снабжаетъ только незапасливыхъ сусeдокъ. Собираетъ, по ея словамъ, потому, что „въ лeсъ лeтомъ манитъ, а зря что пойдешь“... Ссобщила нeкоторыя свeдeнія по акушерству; она не бабничаетъ, но „сама принесла десять человeкъ — видала баушекъ-то разныхъ“.

Макаръ АФанасьичъ Долгихъ (по уличному — Вдовичёвъ), крестьянинъ с. Тулуна, далъ нeкоторыя свeдeнія по народной ветеринаріи; съ его же словъ записанъ наговоръ 14a. — Нeкоторыя указанія сдeлала его жена Агафья Семеновна Долгихъ, со словъ которой записаны и наговоры 5, 8, 19. Ихъ невeстка Федосья

327

Федоровна Долгихъ, сообщила наговоры: 15b, 22a, 24a. Семья Долгихъ — старожильческая: „развe что прадeдушки-то наши изъ Росеи“...

Леонтій Измайловичъ Травкинъ, старикъ 80 лeтъ, живетъ на Иннокентіевскомъ заводe; прежде живалъ въ Тулунe, въ с. Барлукe. Онъ — мельникъ, и потому за нимъ есть слава колдуна. Вслeдствіе преклоннаго возраста онъ многое забылъ. Что помнитъ, тeмъ дeлится съ видимымъ удовольствіемъ. Онъ познакомилъ съ примeненіемъ нeкоторыхъ травъ, научилъ „пособиться отъ змeи“ (заговоръ 1a). „Я вотъ что хочу тебe сказать: ты научись (это всякому хорошо знать!) отъ змeи-то... Тутъ никакія лeкарства не помогутъ, а это поможетъ. Тебя ли, скажемъ къ примeру, гадина ожалитъ, другова ли человeка, или тамъ скотину, — не бойся, если знаешь“... — Самъ онъ учился у чернокнижника. Въ одной изъ бесeдъ съ нимъ я коснулся вопроса о вымираніи знахарства. Не выяснивъ его причинъ, мой собесeдникъ показалъ на примeрe процессъ вымиранія. „Мой-то учитель былъ чернокнижникъ. Онъ много зналъ, а все говаривалъ: глупъ, говоритъ, былъ, — можно бы, говоритъ, еще больше понять. Значитъ, тотъ, его-то учитель, еще больше зналъ. Мой учитель ужъ поменьше, а я ужъ совсeмъ мало понялъ... Молодой я втупори былъ, не вникалъ въ это, а много можно было понять у старика!.. Слышь, говоритъ, учись: вотъ какъ апосля годится... Понялъ я кое-что у старика, только мало супротивъ его-то, а тебe передамъ и того меньше: ужъ сталъ забывать все. Ты-то, выходитъ, меньше всeхъ поймешь. Такъ оно и кончится, сойдетъ на нeтъ“...

Изъ жителей дер. Никитаевой (въ 10 в. отъ с. Тулуна) сообщили:

Афимья Васильевна Непомнящая — пріемы лeченія дeтскихъ болeзней и наговоры 1b, 12b, 21c, 24b.

Пелагея Арсентьевна Татаринова („Пимиха“), женщина среднихъ лeтъ. — наговоры 15a и 18b. „Я только учусь у нашихъ у старухъ, — сказала она, — мало еще поняла“.

Заговоры 12a и 14c сообщилъ Петръ Кичигинъ, 70 л., родомъ изъ Россіи; въ Нижнеудинскомъ уeздe живетъ, по его словамъ, не менeе 40 лeтъ; больше всего жилъ въ Тулунe. Въ д. Никитаевой извeстенъ какъ хорошій лeкарь; слыветъ также колдуномъ.

Агафья Гладкихъ („баушка Мартыниха“), 75-лeтняя вдова, славится въ селe Икей и въ окрестностяхъ какъ хорошая лeкарка травами; бабничаетъ, лeчитъ ребятъ, помогаетъ скоту, „соблюдатъ старинку“ — обряды и пр. Она сообщила нeкоторыя свeдeнія по ветеринаріи; съ ея словъ записаны наговоры 10b, 14b, 21a, 23.

Сиклитинья Никитишна Васильева, мать 18 дeтей, 60 л. Живала въ Тулунe, Бадарe, Евдокимовой, на Икеe, на Ирсымe; послeдніе 4 года живетъ на участкe Аршанъ. Бабничаетъ, травами и наговорами лeчитъ. Знаніе травъ и наговоровъ переняла въ молодости отъ своей матери, родомъ изъ Забайкальской области. Подeлилась толъко тeми свeдeніями, которыя успeла передать своимъ дeтямъ (изъ наговоровъ — 1с); когда передастъ имъ весь запасъ своихъ знаній, можетъ научить и чужихъ.

Всeмъ этимъ лицамъ, хранителямъ и носителямъ народной мудрости, за ихъ указанія и сообщенія я признателенъ и благодаренъ.

За дружескія услуги, оказанныя мнe при сборe матеріаловъ, я весьма признателенъ Агриппинe Іосифовнe Татариновой, записавшей для меня нeкоторые способы лeченія дeтскихъ болeзней, Николаю Іосифовичу Татаринову, записавшему, по моей просьбe, нeсколько наговоровъ и „рецептовъ“, и Кузьмe Семеновичу Виноградову, который доставилъ мнe значительную часть свeдeній по народной ветеринаріи, записанныхъ имъ со словъ Семена Федоровича Виноградова1.

328

Выражаю глубокую благодарность Семену Яковлевичу Сизыхъ за трудъ по опредeленію собраннаго мною гербарія народно-медицинскихъ растеній и консерватору Красноярскаго городского музея Аркадію Яковлевичу Тугаринову — за любезное предоставленіе въ мое распоряженіе книгъ изъ библіотеки музея.

Приношу свою искреннюю благодарность Алексeю Алексeевичу Макаренко, цeнными указаніями и программой котораго1 я пользовался при собираніи и обработкe матеріаловъ.

Я допускаю, что мои наблюденія окажутся неполными, отрывочными, проведенными безъ стройной системы; все же я рeшаюсь подeлиться собранными мною свeдeніями въ надеждe, что другіе, болeе опытные собиратели дополнятъ мои записи. Тогда предлагаемые „Матеріалы“ будутъ полезны изслeдователю народной жизни при всестороннемъ и глубокомъ выясненіи затронутыхъ здeсь темъ.

При написаніи этой работы мнe представлялось не безынтереснымъ и не безполезнымъ попутно отмeчать тe случаи, въ которыхъ мои наблюденія совпадаютъ съ наблюденіями другихъ авторовъ подобныхъ работъ.

При изложеніи собранныхъ мною свeдeній я старался сохранить какъ форму разсказовъ хранителей народной мудрости, такъ, по возможности, и особенности мeстнаго говора.

Георгій Виноградовъ.

13. II. 1915 г.
Красноярскъ.

329

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

———

Болeзни и ихъ лeченіе.

Боль входитъ пудамъ, а
выходитъ золотникамъ.

Поговорка.


I. Общія болeзни.

Кромe частныхъ причинъ различныхъ заболeваній, указываемыхъ для каждой болeзни отдeльно, существуютъ — по народному взгляду — причины общія, основныя: это — наказаніе Божіе и воля Божія.

„Прежде болeстей-то рази столь было? — Народъ лучше, дружнeе былъ, — и Богъ былъ до (н)ихъ добрый... Теперь все по другому пошло... Вотъ за грeхи за наши Батюшка и шлетъ скорби-болeзни“ (О. П. Ферулёва).

„Черезчуръ ужъ много народу разнаго стало: земля не сдоржитъ, если помирать не будутъ. Разны болeзни Богъ и насылатъ“, — говоритъ А. О. Татаринова (заимка Алюй). Самымъ надежнымъ, по общему отзыву, самымъ вeрнымъ средствомъ облегчить землю являются:

1. Острыя — заразныя болeзни.

Къ нимъ народные врачеватели относятъ:

1. Дихтеритъ, дифтеритъ. Простуда, которая считается въ народe причиной большей части „болeстей“, вызываетъ и эту „липкую боль“: „Съ простуды, отъ чего же больше? А какъ одинъ захворалъ, тамъ ужъ и пошло... Горлышко, главно, болитъ. Никакихъ противъ (н)его лeкарствовъ нeту: не больше, что отъ горлышка поладишь“ (О. П. Ф—ва).

Горячій пепелъ или нагрeтыя отруби (въ тряпкe или чулкe) прикладываютъ къ горлу; разогрeтымъ свeчнымъ саломъ натираютъ больному подошвы (с. Тулунъ, Шабарта) и т. д. О. П. Ф—ва лeчитъ причерчиваніемъ „нацeло“ у печки съ наговоромъ 2a. А. П. Пушмина читаетъ наговоръ 2b. — Въ деревняхъ Бадарe, Евдокимовой и въ с. Икеe, — по сообщенію С. Н. Васильевой, — при дифтеритe употребляютъ

330

настой двухъ головокъ (очищенныхъ отъ кожуры) чесноку на бутылку водки. „Стоять можетъ до году“. На пріемъ даютъ одну чайную ложку для ребенка и одну рюмку — для „большова“ (взрослаго)1.

Чаще навeщаетъ деревню, но считается менeе опасною:

2. Корь, или корка, которая „липнетъ отъ повeтрія; такъ, не ожидаешь, а вдругъ загоритъ, загоритъ человeкъ... Потомъ высыпать начнетъ. Высыпетъ — такъ (безъ лeченія) хорошо пройдетъ, а застудишь — пойдетъ на сердцо, боль будетъ на нутрe“. Такъ какъ корь „боится простуды“, то больныхъ прогрeваютъ на печи, поятъ виномъ и водкой. „Больше робята въ корe лежатъ, а случается и съ большимъ“.

Никому не даетъ пощады:

3. Лихорадка, или лихоманка; рeже называютъ ее теткой. Съ появленіемъ болeзни „человeка то знобитъ, то въ жаръ кидаетъ, чепуха въ глаза лeзетъ. Съ вeтру нападаетъ, ступишь не благословясь, съ печали, отъ дурного слова, съ испугу, отъ простуды“, — вотъ тe причины, которыя могутъ вызвать эту страшную болeзнь, одно названіе которой заставляетъ баушку Паладьевну отплевываться. Средства, употребляемыя противъ лихорадки, многочисленны.

Змeиной выползокъ“2, зашитый въ воротникъ или запястья рубахи, предохраняетъ отъ заболeванія лихорадкою (А. Г—хъ).

Профилактическое значеніе имeетъ и другой амулетъ: „чесноковочку-зубочекъ“ („она, вeдь, зубкамъ“) вмeстe съ роснымъ ладаномъ и киноварью завязываютъ въ тряпочку и прикрeпляютъ къ „гайташку“ (шнуръ) креста (Е. А. В—ва).

А. П. П—на совeтуетъ носить на крестe „осье гнeздо“, — тоже профилактическая мeра. Сама П—на отъ лихорадки „не ладитъ“, но передавала, что при лихорадкe „снимаютъ ногти съ рукъ и съ ногъ больного“ (подробности остались невыясненными).

Обычнымъ средствомъ является густой отваръ осиновой коры; его пьютъ три раза въ день передъ „вытью“ (eдой).

Болeе сложный, а потому считающійся наиболeе дeйствительнымъ, способъ помочь противъ лихорадки — обкачиваніе водой подъ курицей3. Лeченіе, обставляется слeдующимъ образомъ: больного по зорямъ выводятъ на улку и ставятъ подъ курицу; около ногъ втыкаютъ

331

въ землю два ножа, а къ нимъ приставляютъ лопатку, которою берутъ тeсто изъ квашни, такъ, чтобы она черешкомъ опиралась на ножи. Здeсь больного обкачиваютъ остывшимъ отваромъ („скрозь сита, а то скрозь рeшета“) шести, девяти или двeнадцати травъ. При обкачиванія наговоры читаются рeдко; вообще при лeченіи травами рeдко „шопчутъ“. Кристинья Трофимовна Распопина (†), больше извeстная подъ именемъ Азитихи, говаривала: „Кто на травы нашоптыватъ, только добрыхъ людей обманыватъ“.

Послe обкачиванія, больной уводится „взадпятки“ до постели и остается въ ней до тeхъ поръ, пока не обсохнетъ; хорошо, если уснетъ. Считается желательнымъ „сдeлать“ шесть утреннихъ и шесть вечернихъ зорь, иначе, если „не доладишь“, опять можетъ „хватить“... Необходимость возвращенія „взадпятки“ объясняютъ такъ: лихорадка, которая рисуется воображенію простолюдина въ видe живого существа, видя, что „слeдья“ преслeдуемаго ею человeка лежатъ „не въ избу, а изъ избы“, уйдетъ по нимъ отъ больного1. Также подъ подушку больному кладутъ ножъ-поскребокъ: „все-таки хлeбное, пользительное“ (К. Т. Р—на).

Послe окачиванія водой рекомендуется окурить больного въ постели. Для этого пользуются „раковиной“ (обрeзокъ лошадинаго копыта), которую смачиваютъ въ смолe и кладутъ въ черепокъ или на заслонку „въ жаръ“ (горящіе угли). Дымомъ окуриваютъ больного, котораго, вмeстe съ дымящимъ черепкомъ или заслонкой, наглухо накрываютъ одeяломъ, однорядкой или шубой. Если при этомъ больной будетъ чихать, — значитъ, дeло идетъ на поправу, а если больной и задыхается отъ дыму, да не чихаетъ, — долженъ умереть2.

Иногда къ смолe и раковинe прибавляютъ „пeтушиную кровь“; бываетъ, что обходятся и безъ раковины, съ одной пeтушиной кровью: съ хребта убитаго пeтуха выдергивается клокъ перьевъ, смачивается кровью и бросается „въ жаръ“. Для женщины нужна кровь курицы, для дeвочки — кровь молодки.

„Если въ лeсу или въ полe случайно найдешь кости коровы или лошади и увидишь, что „черезъ глазъ трава выросла“, — бери эту траву, какая бы она ни была: ею надо обкуривать больного лихорадкой“ (Е. А. В—ва).

Хорошо помогаетъ отъ лихорадки „кос(т)ь отъ пропастины“, найденная на „сорищe“, въ полe или въ лeсу. Кость эту завертываютъ въ тряпку и кладутъ больному „въ голова“, чтобы тотъ не зналъ3. По утрамъ, незамeтно для больного, кость прячутъ, а къ ночи опять

332

кладутъ — „такъ ночи три подлаживаютъ эту кос(т)ь подъ больного“ (Е. А. В—ва).

Весьма полезнымъ средствомъ отъ лихорадки признаются „куричьи кости“. Больному совeтуютъ: тайно отъ всeхъ зарубить курицу и одному, ни съ кeмъ не дeлясь, съeсть ея мясо, а кости сложить въ мeшочекъ и подвeсить гдe-нибудь въ укромномъ уголкe избы или амбара, чтобы никто этого не зналъ и не видалъ, и не трогать, — лихорадка броситъ.

Часто употребляютъ „смeсь мочи, рeтешнова соку и черемши“. Смeсь сквашивается. Сокомъ (жидкой частью) ея поятъ больного, а гущей натираютъ (А. Г—хъ). Моча (собственная) употребляется и въ соединеніи съ натертой рeдькой; смeсью натираютъ все тeло (Е. А. В—ва).

К. Т. Р—на примeняла противъ лихорадки такое средство: изъ бумаги дeлала грубую „маску“ (достаточно вырeзать глаза, носъ и ротъ). „Когда пойдешь до вeтру за большимъ, накрой все (испражненіе) маской, поцeлуй ее, поклонись и скажи: „прощай, кумушка!“ Три раза плюнь и взадпятки уйди“.

Если лихорадкой больна женщина, ее надо попоить водой, въ которой „побулькалась“ свинья; если лeчатъ беременную женщину, надо ее поить той водой, гдe „бродилась супороса свинья“. Больного мужчину поятъ водой, въ которой „бродился боровъ“. Во всeхъ случаяхъ больной не долженъ знать, какого происхожденія принимаемое имъ лeкарство (К. Т. Р—на).

Изъ травъ, признаваемыхъ дeйствительными противъ лихорадки, называютъ вонючій корень, крапиву глухую, глухой ладанъ, копеечникъ, борцовку, порeзную, огурешный цвeтъ.

Ф. М. Г—на „ладитъ“ отъ лихорадки на воду; при этомъ читаетъ „молитвы“: 11a, 11b, 11c, 11e.

О. П. Ф—ва читаетъ наговоръ 11d и „ладитъ“ 6 или 12 зорь, „а если боль шибко застарeна, приходится ладить 24 зари“.

Въ то время какъ противолихорадочныхъ средствъ имeется въ распоряженіи деревенскихъ лeкарей значительное число, противъ нeкоторыхъ другихъ болeзней народная медицина признаетъ себя почти безсильной; такъ, „можно сказать, что не имeтъ противъ себя настоящихъ лeкарствовъ“ —

4. Оспа. При натуральной оспe тeло больного натираютъ водкой (повсемeстно). Чтобы привитая оспа подымалась и чтобы въ это время больной не страдалъ, привязываютъ къ тeлу „пунцову тряпку“ (Ф. М. Г—на).

5. Скарлатинъ ничeмъ не лeчатъ; „не болe, что очерчиваютъ1. Ужъ какъ онъ осилитъ, ничего не подeлаешь“ (Е. А. В—ва).

333

6. Тётка. „Та же лихорадка“, — говоритъ Ф. М. Г—на. Она читаетъ указанныя выше молитвы, поитъ „рeтешнымъ“ сокомъ, а выжимками натираетъ тeло больного. Эти выжимки потомъ нельзя выбрасывать какъ попало; можно на улицу — къ стороночкe1. „Ладить подъ полной мeсяцъ нельзя: толку не будетъ, боль убывать не будетъ; ладить надо на ущербъ“.

Въ предупрежденіе заноса болeзни въ домъ, кладутъ подъ порогъ или въ передній уголъ старую ось (Бадаръ, Тулунъ).

7. Тифъ. „Отъ него ничeмъ не упользуешься“ (Ф. М. Г—на).

2. Внутреннія болeзни.

Боль въ грудe. „Натрудишь, а то съ печали быватъ“. Пьютъ талиновый настой (С. Н. В—ва).

Водянка отъ простуды бываетъ. Опухоль пойдетъ по тeлу, тeло нальется водой, въ родe сукровицы. Потомъ, какъ смёртно, приступаетъ къ сердцу. Безъ дохтуровъ не вылeчиваютъ, да и дохтура-то только поддерживаютъ, а совсeмъ не вылeчиваютъ: смёртна боль“ (Е. А. В—ва).

Дурная кровища — „натужная боль. Кровища застаивается и отягощаетъ: какъ подушка лежитъ на плечахъ и на горбу“ († Василій Алексeевичъ Лeнивцевъ; с. Шарагулъ). Ставятъ банки. На другой годъ послe этого кровь ужъ снова просится. Если перетерпишь, — возьмется чирьями. В. А. Лeнивцевъ ставилъ каждый годъ до сорока банокъ; обычно ставятъ гораздо менeе; нeкоторые — одну или двe.

„Большой бeды нeтъ въ томъ, что много крови банки возьмутъ“: во-первыхъ, это — дурная, ненужная, даже вредная кровь, а, во-вторыхъ, весной нетрудно восполнить трату: стоитъ только больше пить березоваго чаю. „Надо выбирать сладкую березу. Жарову не надо: она не сладка, — надо присядистую... Подрубить ее, нацeдить березовки въ чайникъ ли, въ котелокъ ли, и (в)скипятить“. Этимъ березовымъ чаемъ пополняется кровь. Вeдь, „березовка — та же кровь“, иначе она не запекалась бы и не краснeла бы, гдe ея много течетъ (с. Шарагулъ).

Желтуха, жалуница, жалтуница отъ простуды больше приключается. „Перва (сперва) мочь будетъ желта, глаза желты, самъ будетъ желтый; потомъ боль собирается около сердца. Такъ и задавитъ... Передъ смертью (больной) дeлается такой желтый — просто палевый. Хвораютъ долго: Кузьма Касперовъ (тулуновскій крестьянинъ) три года хворалъ. Боль не липка“ (Е. А. В—ва).

Лeчатся отъ нея:

334

1. Наваромъ трехгодовалаго овса, трехгодовалаго вeника и трехгодовалой вербы (с. Тулунъ).

2. Наваромъ волчьей саранки съ трехгодовалымъ вeникомъ и такимъ же овсомъ, — „въ недeлю на ноги поставитъ“, увeряетъ Ф. М. Г—на.

3. Талиновымъ настоемъ (с. Икей).

4. Наваромъ девятильника, саранки (Тулунъ, Бадаръ), тополя (Тулунъ, Манутъ).

5. Вшами безъ наговору: въ хлeбъ закатываютъ вошь и даютъ больному, „только такъ, чтобы тотъ не зналъ“ (А. Г—хъ).

6. Яйца-болтуны тоже въ дeло идутъ. Старухи-ворожки и лeкарки ихъ хранятъ. Яйцо-болтунъ кладется вмeстe съ трехгодовалымъ вeникомъ, такимъ же овсомъ и такою же вербой; берутъ отъ каждаго понемножку („гля славы“) и завариваютъ; потомъ поятъ больного, одeтаго въ палевую рубаху (Е. А. В—ва).

Приходилось слышать много разсказовъ о случайномъ выздоровленіи. Вотъ одинъ изъ нихъ; слышанный мною отъ С. Ф. В—ва.

Въ дер. Рубахиной (въ 8 в. отъ г. Нижнеудинска) въ одной семьe была невeстка, больная жалуницей. Въ рабочихъ семьяхъ не любятъ больныхъ... „Разъ на покосe въ полдёнки всe легли отдыхать. Всe въ шалашe уснули, только деверю не спалось. Вотъ, видитъ онъ — къ больной невeсткe подползаетъ змeя и, не успeлъ онъ подняться, проскользнула ей въ ротъ (она давно ужъ спала съ открытымъ ртомъ) и ушла въ нутро... Побыла тамъ сколько-то время и выползаетъ палева — желтая, смотрeть дурно!.. Уползла змeя къ рeкe. Должно, обмылась и опеть ползетъ въ шалашъ — прямо къ женщинe. А та спитъ — не просыпается. Опеть залeзла въ ротъ, въ нутро. Побыла тамъ и снова выползаетъ — желтая, но ужъ не такая, какъ въ первый разъ. Ушла къ рeкe, обмылась. Въ третій разъ идетъ. Заползла въ ротъ... Деверь вдругъ испугался: „А вдругъ змeя не выйдетъ назадъ... Что-то долго не вылазитъ"... Нeта-нeта вылeзла она, и желтаго на ней такъ што-нешто... Уползла. „Очиститъ себe мeсто и останется тамъ, въ нутрe", — догадался парень и рeшилъ убить гадину, какъ только она подползетъ къ шалашу. Такъ и сдeлалъ. Жаръ свалилъ. Всe встали. Встала и невeстка. Деверь ее спрашиваетъ, что? она видeла во снe. — „Видeла я во снe, будто холодную воду пила. Много воды выпила — и такъ славно мнe стало. И теперь вотъ такъ-то легко мнe"... Такъ и вылeчилась баба".

Подобныхъ разсказовъ существуетъ много; во всeхъ указываются, какъ мeсто дeйствія, знакомыя деревни, называются лица — живые свидeтели и т. д., во всeхъ доказывается возможность переселенія змeй внутрь человeка1.

335

Золотуха. Золотухe нельзя и не быть, у каждаго бываетъ. Глаза гноятся, разсыпается „пупырямъ" по головe — вся голова сольется. Бываетъ, и по тeлу пробрасывается. Бываетъ у маленькихъ и у большихъ (Е. А. В—ва). Внутреннее проявленіе болeзни, по словамъ А. П. П—ной, выражается „шумомъ въ головe, дурманомъ, глухотою, звономъ въ ушахъ". Болeзнь въ нeкоторыхъ случаяхъ продолжается нeсколько лeтъ. Пушмины приводятъ „живой примeръ", когда дeло дошло до провала нёба и обращенія къ доктору. Средствъ противъ золотухи довольно много:

  1. Чернаго ребенка поятъ настоемъ листьевъ черной смородины, рыжаго — настоемъ красной смородины.

  2. Русаго или бeлобрысаго ребенка поятъ настоемъ ольхи („вeтки съ шишечкамъ и съ листочкамъ"); наваромъ моютъ больного.

  3. Всякому ребенку помогаетъ наваръ „братскаго трута", чистяка, брусники, копытника; съ Бирюсы (съ пріисковъ) приносятъ траву-золотарникъ, — хорошее средство отъ золотухи.

  4. Поятъ рыбьимъ жиромъ.

  5. Изстари примeняется „губной щелокъ", которымъ моютъ голову золотушнымъ. Еще лучше средство, получаемое изъ соединенія „губнаго щелока" съ березовымъ пепломъ. Этимъ щелокомъ моютъ больного.

  6. „Мукой" изъ лиственничной губы присыпаютъ коросты; онe сохнутъ отъ присыпки и отпадаютъ.

  7. При твердой золотушной опухоли употребляютъ, какъ наружное средство, пeнку съ кипяченаго молока.

  8. Припарокъ изъ молотой черемухи разгоняетъ „собравшуюся" золотуху.

  9. Иногда золотушное мeсто обкладываютъ „братскимъ трутомъ".

10. Когда золотуха „бросается въ уши" или „идетъ ухомъ", лeчатъ свeчками: зажженную восковую свeчу подносятъ къ ушному каналу, и „отъ согрeву дрянь вытягиваетъ" (заимка Порогъ).

Къ золотушнымъ заболeваніямъ относятъ „стрeльбу и шумъ въ ушахъ". При стрeльбe въ ушахъ или, какъ еще говорятъ, когда „уши стрeляютъ", хорошо помогаетъ ватка отъ св. Иннокентія Иркутскаго; ею затыкаютъ уши. — Когда стоитъ шумъ въ ушахъ, идетъ въ пользу „шумиха-трава".

Камчугъ. См. Рожа.

Нутро и его болeзни.

Блисты, глисты. Пьютъ натощакъ масло — конопляное или „молосно (коровъе)". Если „у кого душа не приниматъ жидко масло, eдятъ кусками молосно масло: брюхо прочиститца — и слава Богу" (Е. А. В—ва).

336

Выти нeту (отсутствіе аппетита). Пьютъ разныя настойки на водкe, напр. зубровку. Лeчатся „хлeбнымъ духомъ": „когда арженая квашня подыматца, надо весёлкой повернуть тeсто съ самаго дна, чтобы сорвать плёнку съ тeста, наклониться надъ квашней и вдыхать въ себя... Заплыветъ тeсто, — опять повернуть его веселкой и опять вдыхать. Хлeбное отъ всего хорошо" (заимка Алюй).

Давленье сердца. „У кого какъ — отъ разныхъ причинъ бываетъ. Другой разъ человeкъ переeстъ, — вотъ и отъ этого давитъ на сердцe, подъ ложечку подымается. Хорошо помогатъ троелистка. Много ихъ, сердешныхъ-то травъ. Покойная Азитиха стародубъ пила, да и многіе его пьютъ. Наземную траву пьютъ" (Е. А. В—ва). Къ „сердешнымъ травамъ" относятъ и каменку, молочко.

Животъ болитъ. При общемъ разстройствe живота употребляется отваръ бархатника и василисника, какъ суррогатовъ чая; помогаютъ также травы: жабрей, дикая мята, жарки цвeты, каменна полынь. Отваръ подорожника употребителенъ при колотьяхъ въ животe; при рeзи въ животe помогаетъ порeзная трава, колокольчики, анисъ полевой.

Жжога, изжога. „Слюня долитъ, ровно ужъ все оборвется на нутрe, (нe)сколько разъ въ день!.." О средствахъ противъ изжоги Е. А. В—ва говоритъ: „Кому какъ. Другимъ помогатъ мeлъ. Возьмешь съ орeшку, разжуешь, проглотишь... Потомъ отрыгатца такъ прямко, какъ пивомъ, — и пройдетъ". „(Нe)которые заeдаютъ сахаромъ, пьютъ воду" (А. П. П—на), „а которы такъ сосутъ сосучку, что изъ подгорeлаго дерева, изъ лиственки, вытекатъ. Она сладкая такая. Бывало, станешь жувать — всe зубы завязишь. У кого зубы здоровы, тe жамкаютъ" (Е. А. В—ва).

Икота. Ее останавливаютъ тeмъ, что на груди очерчиваютъ крестообразно ножомъ, преимущественно кухоннымъ — „хлeбнымъ" (Порогъ, Сахтуй); пьютъ воду. „Если отгадаешь, кто въ это время тебя поминаетъ, — тоже уймется"1.

Куюнъ — отъ надсады бываетъ. „Больное мeсто (?) растираютъ рукамъ, а это не беретъ — растираютъ валькомъ, покамeстъ не разсыпетца горохомъ. Лeчить надо на ущербъ-мeсяцъ. Отъ всякой болeзни надо ладить на ущербъ-мeсяцъ" (Ф. М. Г—на).

Надсада. Болeзнь выражается въ томъ, что „пупъ вертитъ". Изъ средствъ употребительны: наваръ осиновой коры, жалючей крапивы2; пьютъ березовый деготь, начиная съ небольшого количества, примeрно съ 1/2 рюмки; нeкоторые, напр., В. А. Лeнивцевъ, пили „чумашкомъ" вмeстимостью до стакана. Когда „вопьютца" и пользу

337

увидятъ, — принимаютъ большія дозы; однако по стакану на пріемъ употребляютъ рeдкіе. Принимаютъ раза три въ день постоянно. „Которы бабы пьютъ, когда брюхо поносятъ... Надёжа Натурова. въ с. Шабартe, заразъ выпила два стакана — и ничево" (Е. А. В—ва). Въ нeкоторыхъ случаяхъ съ надсады бываетъ „пупъ сорванъ"; тогда лeченіе значительно сложнeе (см. ниже).

Поносъ. Отъ поносу — большимъ и маленькимъ — идетъ черника, которая съ лeта заготовляется впрокъ, сушится; потомъ, когда понадобится, напаривается. Она „скрeплятъ". Съ этой же цeлью употребляются „арженыя корки"1. Отъ кроваваго поноса „хорошо помогатъ отваръ смолянки-травы, что растетъ на низкихъ мeстахъ" (П. Кичигинъ). Вообще же отъ поноса употребительны растенія: багульникъ, безсмертникъ, брусника, василисникъ, перелойка, порeзная, свинярникъ, черемуха, шиповникъ.

Пупъ сорванъ. „Съ натуги это быватъ. Отъ пупу ровно кто притягиватъ къ спинe. Рeзь быватъ. Лихотитъ". Чтобы опредeлить, на мeстe ли пупъ, его надавливаютъ пальцами и ощупываютъ. Если „подъ пальцами ч(т)о-то прыгатъ", заключаютъ, что „пупъ не на мeстe", что онъ „сорванъ". Чтобы поставить пупъ на мeсто, кладутъ свертокъ одежды (потуже!) и ложатся пупомъ на него2: „тогда вездe колотье и пойдетъ. Часъ, а то и больше лежишь, а потомъ (пупъ) на мeсто станетъ" (Е. А. В—ва).

Практикуется еще другой способъ поставить пупъ на мeсто: больной ложится на спину, а лeкарка водитъ „скалкой" по животу больного — отъ груди къ тазу и обратно; равномeрнымъ перекатываніемъ скалки пупъ „вгоняется" на мeсто (Алюй).

Въ особенно трудныхъ случаяхъ описанныя мeры помогаютъ не надолго. Тогда примeняютъ „сито" или „пупникъ-горшокъ"3. У спеціалистокъ имeется горшокъ, сдeланный, такъ сказать, по особому заказу; отъ обыкновеннаго горшка небольшихъ размeровъ онъ отличается лишь тeмъ, что „краешки у нево заворочены наружу". Передъ тeмъ, какъ „накинуть" горшокъ, животъ растираютъ отварной водой съ мыломъ. Затeмъ „наматыватца въ трубочку куделька, зажигатца и кладетца подъ горшокъ", поставленный на животъ вверхъ дномъ (заимка Сахтуй, Тулунъ и многія другія мeста).

Накидываніе сита производится такимъ образомъ: „обечайкой" (обручемъ) сито прикладывается къ животу на пупъ такъ, „чтобъ личинка смотрeла къ лицу" больного. Обечайка сита и спина больного обхватываются крeпкимъ полотенцемъ или кушакомъ и крeпко стягиваются; для стягиванія („свинчиванія") кушака или полотенца

338

употребляется веселка или просто палка. Въ результатe стягиванія „пупъ должонъ наскочить на мeсто" (А. П. П—на).

Поясница болитъ больше отъ надсады. При незначительныхъ боляхъ натираются жалючей крапивой. „А когда шибко поясница доймётъ, зовутъ человeка". Больной ложится животомъ на порогъ, а лeкарка беретъ „голикъ" и топоръ и „дeлатъ видъ, быдто рубитъ топоромъ-то голикъ на спинe, а сама приговоръ (18a или 18b) говоритъ".

Простуда въ разныхъ видахъ.

Вeтреный переломъ. „Выйдешь на улицу потной, вeтромъ охватитъ тебя, — вотъ и начнетъ знобить, неловко-тако сдeлатца" (Е. А. В—ва). „Весь человeкъ тожно неможетъ... Въ родe лихоманки", — добавляетъ А. П. П—на. П. Кичигинъ употребляетъ „то же самое лeкарство, что и отъ родимцу" — наговоръ 12a; Ф. М. Г—на читаетъ ту же „молитву", что и отъ уроковъ — 16c. „Нонче ужъ хиной больше лeчатъ: лучше помогатъ" (Е. А. В—ва).

Жаръ стоитъ, — отъ простуды бываетъ. Употребляютъ внутрь наваръ бадана.

Заушеница бываетъ отъ простуды же, а другой разъ — отъ зубной боли: „зубы поболятъ, потомъ за ушамъ обложитъ, какъ комкамъ да брусьямъ, вотъ въ палецъ". Лeчатъ „голодной слюнёй" (см. ниже). (Е. А. В—ва).

Кашель, когда онъ является вслeдствіе простуды, лeчатъ слeдующими способами:

1. Курятъ: синюю сахарную бумагу, свернувши ее въ трубочку, или „крапивну дудку" (высушенный стебель жалючей крапивы).

2. Свинымъ или „свeшнымъ" саломъ, разогрeтымъ настолько, чтобы можно было терпeть, намазываютъ на ночь подошвы (ступни).

3. Когда кашель дeлается удушливымъ, то употребляютъ стручковый перецъ, приготовляя изъ него настойку: кладутъ „мeшочка три, не меньше, на бутылку"; настойку пьютъ передъ вытью; мeшочекъ перцу кладутъ и во щи, чтобы „продрало" въ горлe, или въ чай.

4. Смeсь водки съ сахаромъ признается тоже хорошимъ лeкарствомъ. Надъ тарелкой или блюдцемъ съ водкой „топятъ" сахаръ: кусокъ защемляютъ въ березовую лучинку и зажигаютъ; сахаръ таетъ и капаетъ въ вино. Эту смeсь пьютъ, иногда разбавляя чаемъ.

5. Изъ травъ мeстнаго происхожденія употребляются: анисъ полевой, богородская, копытникъ, крапива глухая, куколь, полынка, ромашка полевая.

Колотье. При колотьe въ груди и бокахъ обводятъ три раза „поскребкомъ" вокругъ того мeста, гдe чувствуется боль, съ произнесеніемъ словъ: „Какъ въ квашнe оскребается кeсто, такъ и у тебя (имя больного) боли должны отскрестись!" (трижды).

339

У каждой хорошей лeкарки имeется „громова стрeла" или щепка отъ разбитаго грозой дерева: оба эти предмета употребляются для „откалыванія" горла, опухолей (Ф. М. Г—на).

Изъ травъ пьютъ наваръ Егорьева копья.

Ломота — „во всемъ ли тeлe стоитъ, или въ рукахъ, въ ногахъ, — все равно: прежде почтари (вотъ и мой старикъ) лeчились крeпкой водкой. Купишь, — разсказывалъ старикъ, — 10 золотниковъ крeпкой водки, 10 синеушекъ (иголки) спустишь въ нее — живо разойдутся. Надо запасти 10 золотниковъ деревяннова масла. Какъ войдешь въ баню, крeпку водку слить вмeстe съ масломъ, разболтать хорошенько и, покамeс(т)ь ты сухой, натирайся — все ли тeло, или руки-ноги, смотря по болeзни. Какъ натерся, надо париться. Парься, покамeс(т)ь не (в)спотeешь. Потомъ надо вытеретца сухой тряпкой и снова натиратца составомъ, потомъ снова парься. Такъ дотрое. Отдохнешь немножко послe этого — и можно мыться. Если боль застарeна, надо нeсколько бань натираться" (Е. А. В—ва).

Со старинки славится мурашиный спиртъ — отъ ломоты тоже помогаетъ.

Изъ травъ употребляютъ медунку.

Насморка серіозной болeзнью не считается; лишь въ силу своей надоeдливости заставляетъ принимать мeры, а именно:

1. Переносье, „норки" (ноздри) и подошвы ногъ намазываютъ на ночь разогрeтымъ свинымъ саломъ1.

2. Зажигаютъ шерсть на кончикe хвоста живой кошки и нюхаютъ гарь.

3. Вытираютъ „потъ межу перстовъ у ногъ и нюхаютъ" (с. Тулунъ).

4. Рекомендуютъ украсть у кого-нибудь стельку (соломенную или изъ сeна) или портянку, зажечь ее и нюхать2.

Простуда вообще „выгоняетца" дорогой травой, покупаемой въ аптекахъ. „На четверть вина настаиваютъ четверть фунта травы. Только не надо простужатца, ни солонину ни чего такого ись нельзя... Лавошницы больше пьютъ". Дорогая по названію, трава эта не по карману обыкновенному больному и по цeнe.

Изъ растеній мeстныхъ отъ простуды употребляютъ: байзенскую, крапиву жалючу, крапиву копеечную, кашкару.

Руки терпнутъ — „больше у нашего брата, у бабъ. Скота ли убираешь, на рeкe ли рубахи полощешь, — все голоручьемъ... Вотъ простуда-то и копится да и стоитъ въ рукахъ, съ того и руки терпнутъ. На этотъ случай приберегаютъ мыло, которымъ мыли покойника: имъ натираютъ руки" (Тулунъ, Шабарта, Худоелань).

340

Въ предупрежденіе болeзни рукъ совeтуютъ: „когда ударитъ громъ, того же разу кусай пальцы на обeихъ рукахъ, чтобъ успeть каждый палецъ укусить три раза" (Е. А. В—ва).

Рожа. „Другіе камчугомъ зовутъ". Появленіе болeзни обусловливаютъ простудой. „Задеретъ, задеретъ лицо, появится жаръ, потомъ опухоль... Тeло сдeлается свeтлымъ". При лeченіи употребляется красное сукно и мeлъ1, „безъ единой капли воды". Мелко накрошенный мeлъ насыпается на сукно, которое затeмъ прикладывается къ воспаленному мeсту, смазанному деревяннымъ масломъ. Сукно предварительно нагрeвается, чтобъ было впрогорячъ; мeняется по мeрe остыванія. Нeкоторыя лeкарки къ мeлу прибавляютъ мыло, въ видe мелкихъ стружекъ.

О. П. Ф—ва соединяетъ это средство съ наговоромъ 20а; А. П. П—на читаетъ наговоръ 20b.

Удушье — „отъ кашлю быватъ, только не отъ простуднаго: ить (вeдь), и кашель-то разной быватъ: то на три разряда, то на шесть разрядовъ. Хархотина-кашель, сухая кашель (отбить не можно), съ кровью кашель, — это ужъ стало три. Потомъ: біенье сердца и въ головe круженье, сердце неспокойно, человeкъ разслабнётъ, и нeту у него владeнья, — вотъ еще три боли. Вотъ и всe шесть разрядовъ. Лeчить надо только отъ пяти, чтобы толкъ былъ. Отъ шести нельзя: толку не будетъ" (Ф. М. Г—на). При лeченіи болeзней первыхъ трехъ „разрядовъ" Ф. М. читаетъ по очереди молитвы (11a, 11b, 11c), употребляемыя ею при лeченіи отъ „тетокъ". Какъ лeчатъ „отъ пяти", записать не удалось.

Изъ болeе простыхъ средствъ употребительны: настойка калгана на водкe, рeдко на водe, алой, крапива глухая, полынка.

Цынга. Эту болeзнь можетъ „наспать" человeкъ. Отъ цынги eдятъ чеснокъ или черемшу, которою, кромe того, натираются: „больше надо натирать подошвы, потому (что) боль начинаетца съ подошвы" (Ф. М. Г—на).

Чахотка. Больного поятъ сокомъ алоя, поятъ „парнымъ" и горячимъ кипяченымъ молокомъ со свинымъ саломъ2.

3. Нервныя болeзни.

Головная боль. Причины, отъ которыхъ бываетъ боль, указываютъ весьма разнообразныя:

Голова болитъ, когда испорченная кровь „мечетца": „то здeсь заболитъ, то сюды ровно кто стукнетъ"; бываетъ вслeдствіе золотухи

341

(см. средства противъ этой болeзни), а также отъ простуды. Въ этомъ случаe пьютъ наваръ бруснишника; пихту тоже навариваютъ и пьютъ.

Голова болитъ, если „безъ пути, безъ надобности шапку въ рукахъ вертишь" (Алюй, Тулунъ, Перфилово) или если „волосья" послe стрижки или „очёски" послe гребенки бросать какъ попало и куда попало. „Воробьи уносятъ эти волосья на гнeзда, а голова будетъ болeть". — Для предупрежденія болeзни остриженные волосы и очёски сжигаютъ.

При незначительныхъ головныхъ боляхъ къ головe вяжутъ платокъ, намоченный теплой (иногда, наоборотъ, холодной) водой; мочатъ голову уксусомъ1.

Изъ средствъ растительнаго происхожденія примeняются: чага, „картовна батва" — „отъ біенья въ головe" (Ф. М. Г—на); Aegopodium alpestra Ldb. — „отъ круженья головы". Пить надо на „ущербъ-мeсяцъ, къ исполняку нельзя"2. Кукушкины башмаки тоже „пользительны".

Мозги не на мeстe. Нерeдко причиной головной боли является то обстоятельство, что „мозгъ стоитъ не на мeстe". Если боль стоитъ въ затылкe, — значитъ, мозгъ назадъ покачнулся; если одна сторона (половина) головы болитъ, — значитъ, мозгъ покачнулся вправо или влeво. Чтобы установить, на мeстe ли мозгъ, берется веревочка, длина которой равна окружности головы — „чтобы концы только-только сошлись, какъ голову кругомъ опояшешь", или окружность головы измeряется пояскомъ. „Опоясавъ" голову, на веревочкe или пояскe мeломъ (А. П. П—на) или углемъ († Марья Леонтьевна Рычкова) зачерчиваютъ „мeтину" противъ уха, противъ носа или затылка и противъ другого уха. Послe этого мeрку (поясокъ или веревочку) складываютъ вдвое. Если „мeтина", сдeланная противъ носа или затылка, придется „посерёдкe", а мeтки, сдeланныя противъ ушей, совпадутъ, — значитъ, мозгъ ровный, не покачнулся, а только „распаялась голова". Тогда остается пожать голову съ боковъ, съ затылка и лба. Затeмъ, голову крeпко стягиваютъ платкомъ или полотенцемъ, которыхъ „не снимаютъ до тeхъ поръ, покамeс(т)ь голова не отерпнётъ". Совeтуютъ полежать.

Если же окажется, что мозгъ не на мeстe, тогда надо „голову править"3. Съ этой цeлью дается толчокъ ладонью по той сторонe головы, куда покачнулся мозгъ. Потомъ больному даютъ держать зубами за обечайку сито, которое онъ долженъ съ силой ударить ладонями. „Хошь и искры посыпятца изъ глазъ, — это ничево: поможетъ"4.

342

Запойлeчится наговорами. Ф. М. Г—на читаетъ наговоръ 6. Нeкоторыя лeкарки, по словамъ А. П. П—ной, пользуются богородской травой; мыло, оставшееся послe мытья покойника, тоже имeетъ примeненіе1.

Озeвище, озeвъ. „Озeваютъ ребенка, глаза потаращутъ на (н)его, посмeются, а ребенокъ съ того неспокойный такой доспeтца... Берутъ водицы, въ нее насыпаютъ изъ загнетки золы съ углемъ; обмываютъ этой водицей икону, три угла у стола и читаютъ „Отчу" или „Вeрую", потомъ поятъ больнова, умываютъ и обрызгиваютъ — маленькаго ли, большого ли, все равно" (Алюй).

Лeкарки, какъ П—на, Ф—ва, Г—на, читаютъ молитвы и наговоры (16a, 16b, 16c).

Паларичъ, параличъ, лeчатъ „червинымъ масломъ". Марья Аникина, извeстная подъ прозвищемъ Вахломихи (въ Худоелани), лeчила свою дочь, у которой „съ пяти лeтъ паларичъ разбилъ ногу. Мазала раза три въ день масломъ-то. Лучше стало".

Разбитаго параличемъ кладутъ „въ назёмъ" и поятъ настоемъ съ „вихорева гнeзда"; дeлаютъ и ванны изъ него.

Порча. Существуетъ много видовъ порчи, много и средствъ противъ нея. Разсказываютъ много случаевъ порчи, когда въ человeка поселяли лягушекъ2. „Насбираютъ лягушекъ, ящерокъ; высушатъ ихъ и смелютъ въ порошокъ. Порошокъ этотъ незамeтно подмeшаютъ въ чай или въ какое другое кушанье тому человeку, кого надобно испортить — по злости, какъ ли... Когда тотъ съeстъ, то лягушки и ящерки разрастутца въ животe. Вотъ человeкъ и испорченъ! Въ Курзанe былъ такой случай съ Арисьей Павловной — Марушки Булюшкина (житель с. Тулуна) сестра замужная".

„Изъ-подъ правой пятки берутъ землю и черезъ это могутъ портить" (П. Кичигинъ; подробностей не сообщилъ).

Ничeмъ человeка можно испортить. Катаетъ другая рубахи, а сама доржитъ валекъ прямо на человeка. Съ тeмъ человeкомъ нехорошо быватъ: станётъ его тянуть, лихотить, позeвота на (н)его нападетъ, — словомъ сказать, испорченъ человeкъ" (Алюй).

Порченыхъ можно узнатъ за обeдней: если человeкъ во время чтенія евангелія простоитъ спокойно (не случится съ нимъ припадка), — значитъ, его нечего и лeчить отъ порчи, ищи другую болeзнь, а порченаго — „зачнетъ трепать" (деревня Ермаки).

„Припадошные" могутъ сами себя „выпользовать". Если больной, гдe бы онъ ни былъ — въ избe, во дворe, на улицe — все равно, „увидитъ молодой мeсяцъ, онъ долженъ тутъ же раздeться и попросить

343

кого-нибудь, кто тутъ прилучитца или (в)стрeтитца, обкатить его водой. Тутъ же надо высушиться. Лучше всего, когда молодой мeсяцъ доведетца увидать изъ избы: тутъ же можно обсушиться, одeться и уснуть". Въ Шабартe, говорятъ, такимъ образомъ лeчилась Сорочиха.

Помогаетъ припадочнымъ подлeзаніе подъ иконы во время крестныхъ ходовъ1.

„Другіе прокураты для смeху бабъ портятъ — пер..жа напускаютъ... Когды баба хлeбы стряпатъ, взясь у ней тихонько муки и всыпать въ щель скрипучаго дерева. Какъ дерево поскрипыватъ, такъ и баба будетъ поп..... ть. Вылeчить такую порчу можетъ только тотъ, кто догадатца выскрес(т)ь муку изъ той щели". (Степанъ Димитричъ Васильевъ, уч. Аршанъ).

Потеря памяти. Приключается съ тeмъ, кто „починяетъ лопоть (одежду) на себe" (не снимая). Обыкновенно предостерегаютъ: „на себe шьешь — память защьешь" (Алюй, Тулунъ).

Разстроитца человeкъ. Тогда ему даютъ отваръ конёвника — „склоняетъ".

Сглазъ. Лeчатъ наговорами 21a, 21b, 21c.

Уроки. Лeчатъ наговорами 16a, 16b, 16c, 23.

Чемёръ, чемеръ, чимеръ. Въ Тулунe, сколько мнe приходилось слышать, выговариваютъ: „чемёръ". А. В. Непомнящая (д. Никитаева) говоритъ: „чимеръ". П. А. Татаринова произноситъ: „чемеръ". „Голова болитъ, кружитца, лихотитъ, пища нейдетъ. Надо чемёръ рвать" (А. В. Н—ая). Захвативъ клокъ волосъ на головe, лeкарка навиваетъ ихъ вокругъ пальца и съ силой оттягиваетъ, „вырываетъ", словно отдирая кожу отъ черепа2; при этомъ получается трескъ. Прядь за прядью „вырываютъ" по всей головe.

4. Хирургическія болeзни.

Глазныя болeзни. При глазныхъ болeзняхъ употребляютъ много различныхъ средствъ, между прочимъ: „червинымъ масломъ" мажутъ рeсницы, когда глаза пухнутъ; моютъ глаза утренней росой, захватывая ее съ травы горстью, не менeе трехъ росъ — до солнца: „какая-бы боль ни была, — хорошо помогатъ"; въ первую грозу ловятъ горстью дождевыя капли и „вытираютъ" ими глаза (Шарагулъ, Тулунъ).

А. П. П—на „зааминиваетъ зрачки" на утренней зарe и на вечерней: она читаетъ трижды молитву „Во имя Отца и Сына и Святому Духу"... При словe „аминь" она каждый разъ указательнымъ и большимъ

344

перстами правой руки „защипываетъ верхну вeку по разрeзу (глаза), потомъ — нижну вeку, ужъ въ другу сторону".

Другія лeкарки этотъ пріемъ лeченія называютъ защипываніемъ глаза.

„Шибко пользительна камфора; ее настаиваютъ на водкe: прежде по лавкамъ покупали, а теперь ужъ не купишь. Настойку въ глаза велeли пускать. Только она боится простуды, беречься надо, студить нельзя" (Е. А. В—ва).

Всe перечисленныя средства пускаютъ въ ходъ, не пріурочивая ихъ къ какой-либо опредeленной болeзни. Изъ послeднихъ выдeляютъ только немногія:

Бeльмо. Когда „настрогатъ на глазу бeльмо", его излeчиваютъ: крымзой (Тулунъ, Курзанъ, Шабарта и др.), сахарнымъ леденцомъ, который пускаютъ въ глазъ въ видe порошка (Алюй).

Засоренье глазъ. См. Соринка въ глазу.

Куричья слeпота. Лeкарки привязываютъ къ глазамъ больного змeиный выползокъ (д. Никитаева). Кичигинъ рекомендуетъ „поймать живую щуку, вынуть изъ нея жолочь и натирать глаза, — проходитъ".

Слеза долитъ. Къ глазнымъ же болeзнямъ надо отнести и тe случаи, когда „слеза долитъ". Тогда, по словамъ Е. А. В—вой, „въ блюдечк наливаютъ тепленькую водичку; кускомъ купороса проведутъ разъ или два, чтобы што-нёшто засинeло", и, держа лицо надъ блюдцемъ, промываютъ глаза; натираютъ также глаза (вeки) пихтовой сeрой.

Соринка въ глазу, „али мошка набьется"; ее извлекаютъ „лис(т)вянной сeрой, котору жуютъ" (Ф. М. Г—на).

Другія лeкарки языкомъ вылизываютъ соринку. „Трафлялось видeть, — передаетъ А. П. П—на, — пополощутъ въ роту и выискиваютъ языкомъ".

Ячмень. Появляется „на глазу" въ томъ случаe, когда увидишь испражняющуюся собаку. Для предупрежденія заболeванія достаточно показать собакe „кутишку" и трижды отплеваться. Еще лучше, показывая кукишъ, проговорить: „чтобъ тебя раздуло на четыре стула, на пято колесо, по улицe бы тебя разнесло, чтобъ тебe не выс..ться".

Въ случаe появленія ячменя на правомъ глазу, безымянный и средній пальцы лeвой руки перевязываютъ суровой ниткой крестъ-накрестъ въ видe восьмерки (цифры 8); если ячмень на лeвомъ глазу, перевязываются тe же пальцы правой руки.

Едва ли кто изъ тулуновцевъ, кому приходилось „маяться глазами", не слыхалъ о „здоровомъ ключe" за Шарагуломъ. Ключъ этотъ, по словамъ Е. А. В—вой, славится давно; она впервые услышала о немъ „годовъ сорокъ" назадъ. На здоровый ключъ eздятъ больные купаться, пить воду. „Помогатъ, если на боль нападешь".

345

Кто не можетъ отправиться на ключъ, проситъ привезти оттуда „здоровой воды". „Привозили и мнe, когда шибко глазамъ маялась" (В—ва)1.

Глухота. Въ нeкоторыхъ случаяхъ на нее смотрятъ, какъ на слeдствіе золотухи, когда послeдняя „пойдетъ ухомъ". Тогда ее ничeмъ не лeчатъ.

Временную глухоту, причину появленія которой видятъ въ простудe, пользуютъ дикой мятой.

При временной глухотe, являющейся слeдствіемъ того, что въ ухо заползетъ насeкомое (клопъ, тараканъ), въ ухо вливаютъ водку (Тулунъ, Алюй).

Горловыя болeзни. Говорятъ: отъ простуды больше бываютъ, „съ вeтру приходятъ". Болeзнь выражается различно:

346

Горло (голосъ) перехватитъ; тогда пьютъ сырыя яйца, „ланпатное" масло по деревянной ложкe на ночь (Тулунъ).

Глотать больно, — при этомъ иногда распухаютъ железы; поятъ настоемъ горлянки1.

Санки болятъ. Утромъ и вечеромъ, читая молитву, водятъ подъ санками (нижняя челюсть) и около шеи челюстью животнаго.

Лучшимъ и болeе надежнымъ средствомъ считается „голодная слюня" съ наговорами 2a, 2b. Также привязываютъ къ горлу на ночь теплой золы или (рeже) нагрeтыхъ отрубей въ тряпкe или чулкe2.

Грыжа. Различаютъ „мужску" грыжу и „женску"1. Въ послeднемъ случаe различаютъ „бeлую" и „красную". Соотвeтственно дeленію грыжи на мужскую и женскую, употребляются различныя средства, напримeръ.

Отъ „натужной грыжи" надо пить жеребой: женскій жеребой — отъ женской, мужской — отъ мужской грыжи. Навариваютъ въ „запарникe" (чайникъ), пьютъ вмeсто чаю. Молоко, вино пить въ это время нельзя (К—нъ).

Пьютъ на водкe чилибуху: женскую („съ ямочкой") — отъ женской, мужскую („съ опупочкомъ") — отъ мужской (Авд. Фед. Травкина).

„Красную грыжу", полагаютъ, можно излeчить красными шишками, а бeлуюбeлыми шишками.

Изъ общихъ средствъ употребительны: нефть — капель пять на маленькую деревянную ложку — и обыкновенный деготь, коего небольшая (съ полрюмки, примeрно) доза постепенно увеличивается. Когда „вопьютца и пользу увидятъ, принимаютъ помногу — другіе до стакана". Нерeдко примeняютъ: бобковое масло, которымъ мажутъ больныя части, и настой на жеребоe (вeтки три на горшочекъ) — пьютъ передъ „вытью", по чайной чашкe (Гадалей). Пьютъ отваръ полевой ромашки и мышьей рeпки.

Заноза. Вытаскивается при помощи иголокъ и подкуривается горящей тряпкой3 (А. П. П—на). Нeкоторые извлеченную занозу жуютъ (потомъ выплевываютъ), чтобы она вторично не попала4, и говорятъ: „Не ты меня, заноза, съeла, — я тебя!" (Е. А. В—ва).

Вызываютъ занозу „жувачкой" изъ аржаного хлeба съ солью5 (А. Ф. Т—на).

Зобъ. „Зобъ туруханскай", — это ругань по адресу зобатыхъ. „Зобатай!" — это, можно сказать, оскорбительное слово въ устахъ деревенской

347

бабы. Съ зобатыми старательно избeгаютъ общенія: „зобъ прилипчивъ, переходчивъ; онъ можетъ появиться, если поeшь хлeба, который клевали птицы". Особенно легко „подхватить" зобъ въ лeсу, если съeшь случайно ягоды, клеванныя птицей. Образуется иногда — „отъ думы"1: „иной разъ, особенно если человeкъ брезгливый, отъ думы можетъ доспeться. — Попьешь чаю изъ одного стакана (съ зобатымъ), вина ли выпьешь изъ одной рюмки — тоже бываетъ".

Лeчатъ зобъ наговоренной водой (наговоръ записать не удалось). Рекомендуютъ пить настой на желeзe: „возьми гвоз(д)ь или подкову, смой грязь и положь въ холодную воду. Всякой вечеръ выходи на молодой мeсяцъ и пей этотъ настой († Устинья Азитовна Прохорова, с. Тулунъ).

Кровотеченіе изъ носа. Моютъ носъ холодной водой. Заговариваютъ кровь (заговоры 10a, 10b).

Кровотеченіе при пораненіяхъ. См. Посeки и порeзы.

Нарывы. Снаружи прикладываютъ: ушканью (заячью) шкурку, распаренную и намыленную, — „вeнишный (вeничный) лис(т)ъ", тоже намыленный, — нажеванный хлeбъ съ солью. При гнойныхъ нарывахъ пользуются тягучимъ пластыремъ; хорошо помогаетъ человeчій калъ: „унистожатъ ломоту и хорошо натягиватъ гной" (А. П. П—на).

Ожоги. Заплевываются слюною съ произнесеніемъ словъ заговора 15a; читаютъ заговоръ 15b.

Снаружи прикладываютъ: пластырь изъ олифы и глины или пластырь изъ постнаго масла, дегтя и бeлка.

Обожженное или обваренное мeсто обкладываютъ перфильской (бeлой) глиной, которая „и пузыря не дас(т)ъ и боль скоро унистожитъ".

Мажутъ: соплями или масломъ (коноплянымъ или лампаднымъ), которое кипятятъ съ луковкой; помогаетъ коровье масло: мажутъ какимъ-нибудь масломъ и затeмъ присыпаютъ пепломъ отъ пережженной пробки.

Встарину присыпали пережженнымъ овечьимъ пометомъ (въ Шабартe), предварительно помазавъ обожженное мeсто масломъ. Деревянное масло сравнительно рeдко употребляется: „оно шибко кожу деретъ".

Пимиха читаетъ наговоръ „отъ огня".

Опухоли. Будутъ ли онe слeдствіемъ пораненій или другихъ причинъ, стараются лeчить молодымъ чертополохомъ, пострeломъ (въ малыхъ количествахъ), собственной мочой; при опухоли въ ногахъ (когда „натружёны ноги") употребляютъ лебеду.

Посeки и порeзы. Кровоостанавливающими средствами считаются тe, какія всегда подъ рукой: земля, сажа, сахаръ. Особенно хорошимъ

348

средствомъ признается настойка на водкe изъ березовой мочки. В. А. и Ф. А. Лeнивцевы, отправляясь въ лeсъ на „дроворубъ", всегда запасались этой настойкой. „Въ жаръ оборони Богъ порeзаться или порубиться: къ вечеру же дурью возьмется... Безъ мочки никакъ нельзя". Употребляется какъ примочка. Хорошо помогаетъ при порeзахъ, какъ кровоостанавливающее, „деревянна гумага", а изъ травъ — „лапос(т)никъ", „папор(о)тникъ".

А. П. П—на и Аг. Г—хъ останавливаютъ кровъ заговорами (10a, 10b).

Сучья титька (воспаленіе подмышечныхъ железъ). „Кто ее знатъ, отчего быватъ. Съ работы, говорятъ. Только, должно быть, не отъ этого: у маленькихъ тоже быватъ... Подъ пазухой, въ самой ямкe, такая красная, какъ есть — титька, образуется" (Е. А. В—ва).

Средства противъ этой болeзни: подвальный или подпольный грибъ, которымъ натираютъ титьку; мажутъ ее сметаной и даютъ лизать собакe: если лeчится мужчина, на помощь зовется кобель, а къ женщинe зовутъ суку.

Ушибы. Для предупрежденія синяка, ушибленное мeсто растираютъ серебромъ, чаще всего серебрянымъ крестомъ; растираютъ и мeднымъ крестомъ.

Ребятъ поятъ настоемъ березоваго мха (растущаго на березахъ) или жеребоя.

„Къ ушибленному мeсту прикладываютъ куделю и конопляную тряпку"; предварительно ту и другую смачиваютъ мочою.

Если уже образовались опухоли, то „надобно перевити отъ огорода пережечь и пепелъ смeшать съ молоснымъ масломъ". Мазью этой пользуютъ опухоли (С. Н. В—ва).

Болeзни костей.

Волосъ. „Разной онъ, волосъ-то, быватъ. Одинъ въ родe змeевику. Попадаетъ онъ съ грязной водой въ рану на ногe. Трудно на лeкарство напас(т)ь. Иногда удается вывести его на паръ. Другой волосъ тоже живетъ въ водe; онъ впивается прямо (не черезъ рану) въ ногу, когда купаешься. Какъ вопьется въ ногу, точитъ ее въ разныхъ мeстахъ — то туда кинется, то въ другое мeсто"... (Е. А. В—ва).

Змeёвикъ, змeёвецъ, костоeдка. „Если палецъ сорвешь да потомъ въ грязной водe руки держишь (полъ моешь, скажемъ), — ну, змeевикъ и вселится въ ранку, потомъ и пойдетъ точить палецъ до кости... Вотъ какъ червячокъ, маленько потолще волоса, съ головкой. Все больше около сустава привязывается".

Первыми признаками болeзни считаются затвердeніе, затeмъ нагноеніе. Разъ привязавшись, боль долго не бросаетъ. Чтобы „захватить" боль, привязываютъ или собственный или свиной калъ (Шабарта,

349

Тулунъ). При лeченіи употребляютъ шероховатый листъ мышьей рeпки; его распариваютъ, намыливаютъ и привязываютъ. Употребляютъ крeпкую водку, белену, черемишникъ.

Зубная боль. Считается одною изъ трехъ мучительнeйшихъ болeзней — „зубна, да глазна, да еще ревнос(т)ь"... Причину видятъ въ простудe. Отъ простуды въ зубахъ заводятся червячки, которыхъ, какъ увeряютъ спеціалисты по лeченію зубовъ, можно вынуть. Занимаются этимъ преимущественно цыганки; русскія лeкарки, напр., А. П. П—на, заговариваютъ зубы (заговоръ 7) „на молодой мeсяцъ"1. Больные кладутъ на зубы, когда они „донимаютъ", листовой табакъ, „мыкынъ" изъ трубки, деготь съ колесныхъ ступицъ. Помогаетъ отъ зубной боли, если eсть то мeсто хлeба, булки или калача, гдe грызли мыши. Паломники въ Иркутскій монастырь кусаютъ край гробницъ чтимыхъ „угодниковъ", — напр., гробницу „батюшки Софронія-угодника" въ Иркутскомъ соборe. Откушенныя „щепочки" (ихъ хранятъ съ особенной тщательностью) кладутъ на зубы во время приступовъ боли.

Самый актъ прикосновенія къ святынe считается цeлебнымъ2.

Во избeжаніе искривленія зубовъ, дeтямъ, теряющимъ молосные зубы, говорятъ, чтобы они не зализывали пустое мeсто, а чтобы выпавшій зубъ хоронили въ подпольe. Ребенокъ, стоя передъ западней подполья, говоритъ трижды: „Мышка, мышка! на тебe рeпный зубъ, дай мнe костяной..." Послe третьяго раза зубъ бросается въ подполье3

Изломы костей. Скоблится ножомъ старинный мeдный пятакъ; стружки ссыпаются на хлeбъ и вмeстe съ нимъ съeдаются больнымъ4. Увeряютъ, что мeдь спускается по жиламъ къ мeсту излома и образуетъ обручъ, который скрeпляетъ кость и который, говорятъ, можно ощупывать пальцами.

Ломота въ костяхъ. Когда „кости ломитъ", лeчатся багульникомъ.

Могильна кос(т)ь. Чтобы отъ нея избавиться, „надо (в)стрeтить, чтобы двое eхали верхамъ, и гаркнуть имя: дядюшки, постойте! — Тe опнутся, спросятъ: што, молъ, надо? А ты имя: васъ eдетъ двое, возьмите третью — мою могильну кос(т)ь!.. Такъ и уeдетъ съ имя — изойдетъ"5 (Ф. М. Г—на).

А то еще такъ можно избавиться: „идешь въ церкву, возмешься

350

за скобку, и надо руку-то этой самой кос(т)ью потереть. Три, а самъ: „какъ матушка-скобка крeика, такъ бы я былъ крeпкій; какъ къ скобкe ничо не пристаетъ, такъ бы и ко мнe ничо не приставало". Дотрое" (Ф. М. Г—на).

Ногтоeдка. „Палецъ краснeтъ, запухатъ, твердeтъ, тычетъ его возлe ногтя". Нeкоторыя лeкарки, какъ П—на, считаютъ ее самостоятельной болeзнью, другія же отождествляютъ со змeевикомъ; такъ, Ф. М. Г—на утверждаетъ: „што нохтоeдка, то и змeевецъ — боль все одна".

Одною изъ причинъ заболeванія пальцевъ считаютъ „шитво въ праздникъ" (Алюй, Никитаева, Тулунъ).

Употребляемыя отъ этой болeзни средства имeютъ непосредственной цeлью вызвать нагноеніе; „когда прорветъ — легче будетъ". Къ больному пальцу вяжутъ жареную (горячую) луковицу, собственный калъ, творогъ, хлeбъ съ солью.

Скрипъ въ суставахъ руки (въ кисти). Чаще всего наблюдается во время жнитва, „когда шибко натрудишь руки". Перевязываютъ шерстяной ниткой1. Помогаетъ трава — скрипунъ2.

5. Накожныя болeзни.

(Болeзни кожи и подкожной клeтчатки).

Бородавки. Опредeленныхъ отвeтовъ на вопросъ о причинахъ появленія бородавокъ слышать не приходилось. Обыкновенно говорятъ: „да такъ вотъ — пристанетъ ни съ чего" или: „должно быть, съ вeтру". Способы лeченія:

Крошки хлeба, падающія въ подолъ во время eды, хорошо помогаютъ; ими трутъ бородавки неопредeленное число разъ: „Слeдъ хоть и останется, а бородавки не будетъ" (Шабарта, Тулунъ).

Надъ бородавкой завязывается узломъ нитка (сколько бородавокъ, столько и узловъ), предпочтительнeе — суровая; затeмъ нитка кладется подъ пятку двери3: кто первый послe этого пройдетъ въ дверь, на того и бородавки перейдутъ (Тулунъ, Алюй).

Кому-нибудь врасплохъ предлагаютъ: „сосчитай, сколь у меня бородавокъ!" Сосчитаютъ. „Еще разъ сосчитай!" И такъ до трехъ разъ. Бородавки перейдутъ на того, кто ихъ трижды сосчиталъ (Тулунъ).

Нитка съ узлами по числу бородавокъ закапывается въ подпольe

351

„подъ помело"1. Когда нитка сгніетъ, исчезнутъ и бородавки (Тулунъ, Алюй)2.

Сводятъ бородавки желтымъ „сокомъ" чистяка; „сгоняютъ" (выжигаютъ) горючей сeрой и острой водкой3.

Вередъ. См. Чирій.

Веснушки. Чтобы „свести" веснушки, трутъ лицо только-что снесеннымъ, еще влажнымъ яйцомъ; умываются березовкой — сокомъ березы (Алюй).

Восса. Если безъ пути — безъ надобности вертишь на ладони „веретёшку", на ладони образуется восса: ладонь будетъ чесаться, „болeтокъ приключитца". Если веретешку вертишь не на ладони, а на столe, — все равно не избавленъ отъ возможности получить воссу: достаточно потомъ прикоснуться къ тому мeсту стола, гдe была веретешка, — рука заболитъ (Шабарта). — Какъ лeчатъ, не записалъ.

Вшивость. Вши выходятъ изъ тeла. Есть люди, тeло которыхъ является особенно подходящимъ для размноженія этого паразита. Чрезмeрная вшивость вполнe серіозно считается хорошей примeтой: „вшивый — счастливый". Все же принимаются кой-какія мeры противъ усиленнаго размноженія „вши". Главнымъ средствомъ считается баня, когда смeняютъ рубаху, чешутъ голову. Если баня „не пособлятъ" или ея нeтъ, голову моютъ смeсью воды съ керосиномъ.

Среди женщинъ существуетъ старинный обычай „искаться вшамъ", или, какъ еще говорятъ, „искать въ головe", „голову царапать". Приходитъ одна сосeдка къ другой и жалуется: „вотъ чешетца, чешетца голова... вши ли, плоть ли — Богъ ее знатъ... почеши мнe, бабочка!" — Та, если позволяетъ ей время, беретъ „вшивикъ" и садится на порогъ или на лавку. Пришедшая „поискаться" садится на полъ и кладетъ голову на колeни сосeдки. Начинается исканіе. Вшивикъ въ опытныхъ рукахъ проворно и ловко перебираетъ волосы прядь за прядью, давитъ насeкомыхъ, выскребаетъ плоть, а бесeда въ это время идетъ своимъ чередомъ... Потомъ сосeдки мeняются ролями.

Такую картину можно наблюдать на заваленкахъ поздней весной и лeтомъ въ праздничный вечеръ.

Заусеница — задравшійся лоскутокъ эпидермиса у основанія ногтя. „Бавушка моя говаривала: не надо вытирать мокрыя руки квашенникомъ, а то заусеницы будутъ" (Е. А. В—ва). Ихъ очерчиваютъ, закрещиваютъ: остреемъ ножа дeлаютъ крестики на покраснeвшей кожицe4.

352

Коросты на рылe. См. Летучій огонъ.

Летучій огонь. Пристаетъ, когда плюютъ на огонь. Съ этого пойдутъ прыщи и коросты по губамъ, около носа, а то и по всему тeлу начинаютъ распространяться, гноятся, мокнутъ (Е. А. В—ва).

„Ладятъ на три-девять (3?9) лучинокъ": черезъ три зажженныя лучины на больного трижды брызгаютъ водой; потомъ опять ихъ зажигаютъ и опять трижды брызгаютъ; еще разъ повторяютъ то же, „чтобы получилось девять: три раза по три; три дня кряду, чтобы получилось три-девять... Другія дeлаютъ шесть дёнъ".

„Причикиваютъ" огнивомъ съ наговоромъ1.

Лишай. Появляется иногда на тeлe, если человeкъ пройдетъ по тому мeсту, гдe конь катался (валялся), или если переступитъ обручъ.

Лeчатъ „потомъ съ окошекъ"2; мажутъ чернилами. Хорошо помогаетъ „деготь съ топора"3.

Квасцы считаются тоже хорошимъ лeкарствомъ. Утромъ, натощакъ, когда еще ни съ кeмъ ничего не говорилъ, надо взять квасцовъ, поплевать на нихъ и обводить больное мeсто „кругомъ": „оно, вeдь, кружкомъ, какъ въ оторочкe".

Лишай мокрый (со словъ другихъ передаетъ А. П. П—на). Сводятъ прижиганіемъ. Для этого ремнемъ натирается „догоряча" (нагрeвается треніемъ) кольцо и прикладывается къ лишаю. Нeкоторыя лeкарки будто бы избавляютъ отъ лишая нашептываніемъ (П—на).

Межупёрс(т)ница. Происходитъ отъ засоренья ранки „межу перстовъ". Засоришь — нарывать станетъ.

Помогаютъ: трава этого же названія и красные цвeты.

Если травы нeтъ, пользуются „землей отъ трехъ коловъ". Вся трудность лeченія только въ томъ и заключается, чтобы найти въ постройкe „три кола вмeстe"; изъ промежутка берутъ земли и натираютъ ею больное мeсто; совeтуютъ брать запасъ этой земли, которую привязываютъ къ больному мeсту. Еще лучше — каждый разъ (три раза) ходить къ тремъ коламъ и тереть свeжей землей; свeжей землей и перевязку дeлать лучше.

Мозоли мокрыя. „Кожа натирается, подъ ней вода напукнетъ, вздымается пузыремъ. Если не выпустить воду — болитъ; а проколешь кожу, выпустишь воду — тожно надо беречь: засоришь — раздурится... Такъ и не лeчатъ, само проходитъ" (Е. А. В—ва).

Мозоли сухія. Распариваютъ въ банe, срeзаютъ острымъ ножомъ; кончикомъ ножа вытаскиваютъ и „ядрышко" мозоли.

Обвeтрeютъ губы. Мажутъ на ночь „свeшнымъ" саломъ4.

353

Обвeтрeютъ руки. Моютъ сывороткой изъ-подъ „простокиши" (Тулунъ).

Плоть (перхоть) въ головe. Заводится отъ заботы. Моютъ голову сывороткой. Выскребаютъ плоть, когда „вшамъ ищутца".

Потeніе ногъ. Происходитъ отъ простуды. Лeченіе состоитъ въ томъ, что по вечерамъ обмываютъ ноги холодной водой; или „къ ночe" ноги ставятъ на нeкоторое время въ горячую воду, какую только можно терпeть; а то каждый вечеръ (тоже на ночь) пальцы ногъ заливаютъ стеариномъ съ горящей свeчи; на день ихъ пересыпаютъ стеариномъ, растертымъ въ порошокъ (Тулунъ).

Призоры — прыщи по лицу. Умываютъ и умываются „вeнчальнымъ мыломъ" (Никитаева, Алюй, Тулунъ).

Притка банна. „Приключатца водяной пузырь. Больше отъ думы быватъ: увидишь въ банe у кого коросливо тeло и станешь бояться, не прилипло бы. Вотъ отъ думы и быватъ"1. Въ качествe профилактической мeры Ф. М. Г—на совeтуетъ во избeжаніе того, „чтобы не приключилась притка, выдернуть изъ вeника корешочекъ, взясти въ ротъ и три раза проговорeть: „какъ корешокъ у меня въ ротe крeпко доржитца, такъ же бы и я, рабъ божій, былъ крeпкій". А безъ вeника никакъ нельзя въ баню ходить..."

Если притка ужъ привязалась, то появляется зудъ по тeлу тогда совeтуютъ вымести баню, соръ сжечь, пепелъ бросить въ воду и этой водой мыться. Соръ собирать надобно послe „трехъ бань", — значитъ, три раза и мыться надобно. Если по тeлу появились „пупыри" и коросты, то пепелъ отъ пережженнаго сора смeшиваютъ съ коровьимъ масломъ и этой мазью сводятъ „пупыри" и коросты (Ф. М. Г—на).

А. С. Долгихъ читаетъ наговоры 5 и 19.

Прыщи. Ихъ уничтожаютъ мышьими рeпками.

Прeлость у большихъ (взрослыхъ). „Въ вёдро по дорогe быватъ много мелкой пыли. Берутъ эту пыль и натираютъ досуха: хоть въ подмышкахъ, хоть въ тeсномъ мeстe, а у жирныхъ людей шея прeетъ, — помогатъ" (Е. А. В—ва).

Цыпки. Бываютъ на рукахъ и ногахъ отъ „мокра". „Лeчатъ одинаково, что шипицы, что бородавки, то и цыпки: надо „обыдённу сметану"; въ нее прибавляютъ до-синя купоросу, размeшиваютъ и намазываютъ — два разъ въ день, утромъ и вечеромъ" (Ф. М. Г—на).

Чесотка. Тeло „серебится". Моютъ и поятъ отваромъ чистяка, натираютъ золой изъ „каменки" (печь); употребляютъ мази: пепелъ отъ пережженнаго баннаго сора смeшиваютъ съ масломъ и квасцами (Е. А. В—ва) или деготь, „молосно масло", лукъ и мыло кипятятъ вмeстe (А. П. П—на).

354

Чирій. Утромъ и вечеромъ заговариваютъ, читая заговоръ 24a, или, пока чирій еще маленькій, обводятъ безымяннымъ пальцемъ и ногтемъ ставятъ крестъ, читая „во имя Отца"... (Алюй). Заговариваютъ на сукъ (24b)1. eдятъ купену; привязываютъ баданъ. Больше всего примeняются нарывныя средства: печеная луковица, намыленная; ушканья шкура (невыдeланная), размоченная и намыленная; „лиственна сeра, котору жуютъ"; намыленные березовые листья2.

Шипицы. Если „шипичку (иглу шиповника) не вынешь изъ руки или ноги, такъ она и разрастетца". Мажутъ, по возможности чаще, желтымъ „сокомъ" чистяка; также выжигаютъ: горючей сeрой, которая кладется на шипицу и зажигается, или крeпкой водкой3.

6. Болeзни мочеполовыхъ органовъ.

Грыжа. См. выше.

Недержаніе мочи. См. отдeлъ дeтскихъ болeзней.

Рeзь, — когда человeкъ (и со скотиной бываетъ) мочиться не можетъ. Пьютъ „порeзну траву". Для предупрежденія болeзни избeгаютъ „мочиться" на огонь („потому огоньцарь"), даже на золу; слeдятъ за тeмъ, чтобы и ребята не мочились (Алюй, Порогъ, Сахтуй).

Хомутъ. Болeзнь выражается въ опухоли половыхъ органовъ; иногда опухоль распространяется и на бедра. Хомутъ набрасываютъ часто по злобe, а то просто „ради надсмeшки"; напримeръ, дeвки „подшучиваютъ" надъ парнями; „бабы рeдко займуются такими дeлами", развe по просьбe дeвокъ. На конскій волосъ, завитый въ кольцо, наговариваютъ (С. Н. В—ва отказалась сообщить наговоръ незнаніемъ его) и бросаютъ его тамъ, гдe намeченный человeкъ долженъ пройти. Иной разъ бросаютъ такъ неосторожно, „гдe попало", что хомутъ можетъ попасть на невиннаго, напр., на ребенка. — Не всякій, умeющій надeть (набросить) хомутъ, можетъ снять его. Снимаютъ съ помощью наговора, при произнесеніи котораго больное мeсто обводится пальцами и смазывается у животныхъ — дегтемъ (причемъ одни знахари берутъ деготь съ колеса, другіе — прямо изъ „логушка"), у человeка — коровьимъ масломъ. Нeкоторые знахари больное мeсто натираютъ какою-то травою. С. Н. В—ва, сообщившая эти свeдeнія о хомутe, привела нeсколько „живыхъ случаевъ", которые указываютъ на возможность успeшнаго излeченія этой болeзни.

355

7. Помощь въ несчастныхъ случаяхъ.

Отъ дуру. См. Укусъ дурной собаки.

Змeиной укусъ. Лeчатъ заговорами 1a, 1b, 1c. Когда змeя жалитъ, она, по народному мнeнію, оставляетъ жало въ ранe1. Рану иногда прижигаютъ спичкой или головешкой.

Оглушеніе громомъ. Зарываютъ въ сырую землю2 (только лицо остается открытымъ), обкладываютъ сырыми капустными листьями, свeжей травой. Такой случай былъ лeтомъ 1913 г. въ Тулунe, въ семействe Миромановыхъ.

Убитые грозой считаются „Богу достойными", святыми3.

Угаръ. Даютъ eсть боярку, обливаютъ водой, поятъ молокомъ.

„Банный" угаръ лучше „избенова": скорeе выходитъ изъ человeка.

Укусъ дурной собаки. Читаютъ „воскрёсну молитву" (А. В. Н—ая) или „Вeрую" (О. П. Ф—ва); лeчатъ дымомъ отъ зажженной шерсти съ укусившей собаки (Алюй); поятъ настоемъ на водкe изъ майскихъ жуковъ4 (А. Ф. Т—на).

Сушатъ таракановъ, разминаютъ ихъ въ порошокъ, насыпаютъ на хлeбъ и даютъ eсть укушенному. Больной не долженъ знать о происхожденіи лeкарства (А. Т—на).

Укушенный долженъ собрать сорокъ милостынекъ, по возможности въ одинъ день, и съeсть ихъ5.

Лeчатъ наговоромъ (записать его не пришлось), причемъ больной не долженъ выходить изъ избы до шести недeль.

356

Отравленіе. Съ отравившимися отваживаются молокомъ (предпочитаютъ парное), отварной водой.

Утопленники. Откачиваютъ, подбрасывая на половикахъ или потникахъ (войлоки)1; класть утопленниковъ на голую землю нельзя: земля притянетъ2.

—————

II. Народное акушерство.

Дeточку носить — не
вeточку ломить.

Поговорка.


Періодъ беременности.

Начало беременности „узнается по краскамъ, у которой женщины краски идутъ: краски перестали итти, — ну, значитъ, забрюхатeла. А у которой красокъ нeту, та скудаться зачнетъ: тянетъ ее, позыватъ на разну пищу, а не eстца... У другихъ изжога быватъ, eдятъ мeлъ, перфильску глину".

Когда женщина почувствуетъ себя „чижолой", она до самыхъ „родинъ" должна считаться со своимъ положеніемъ, чтобы ребенокъ родился благополучно. Помимо того, что она избeгаетъ поднимать тяжести, ей предписывается немало различныхъ правилъ поведенія; такъ, „она не должна плювать, какъ увидитъ что гадское, а то ребенокъ будетъ душноротый; не должна пинать собаку, а то у ребенка доспeтся „собачья старость"; не должна пинать свинью, а то ребенка „щетина будетъ маять"; не должна перешагивать черезъ веревку, а то при родахъ „пуповина обовьется кругомъ шеи ребенка и не дастъ ему ходу" (Е. А. В—ва). Беременная женщина не вынимаетъ хлeбы изъ печи черезъ неубранную съ шестка заслонку, такъ какъ, при несоблюденіи этого стариннаго „правила", у нея могутъ произойти тяжелые роды, а если ее „Богъ пронесетъ", то тяжелые роды могутъ быть у скотины (К. Т. Р—на).

По мeрe того какъ протекаетъ періодъ беременности, увеличиваются заботы и тревоги будущей матери и ея близкихъ. Встаетъ вопросъ: когда надо ждаться? Опредeлить болeе или менeе точно моментъ зачатія ни сами крестьянки, ни ихъ баушки не умeютъ, хотя и „стараются примeниться". Замeчаютъ послeднее мeсячное очищеніе и съ того дня, когда оно кончилось, считаютъ впередъ „годъ безъ трехъ мeсяцевъ и десяти дёнъ; другой разъ какъ есть угадаешь, а то ошибешься дёнъ на 10 впередъ, а то дёнъ на 10 назадъ" (Клавд. Ив. Богданская, с. Тулунъ). „Ждутъ, когда ребенокъ „пошевелитца"; черезъ четыре съ половиной мeсяца послe этого момента „надо

357

ждаться"; только не забудь число, когда „ребенокъ пошевелился" (Е. А. В—ва).

Не только беременная и ея родные, — сосeдки тоже бываютъ заинтересованы тeмъ, „когда будетъ" и „кeмъ ждется" баба, которую онe охотно навeщаютъ, кто изъ сочувствія и добраго расположенія, а кто „изъ празднаго любопытства бабьяго"; даютъ различные совeты, стараются по разнымъ примeтамъ опредeлить полъ будущаго ребенка. Вотъ нeкоторыя изъ этихъ примeтъ:

а) Если мать „справна ходитъ" — будетъ дeвка, а какъ мать „худа ходитъ" — парнишку родитъ.

б) Если брюхо и задъ у беременной „плоски" — дeвчонку родитъ, а если брюхо „востренько" — родится парнишка1.

в) Еще примeчаютъ, въ которомъ боку „пошевелитца ребенокъ": если въ правомъ — будетъ мальчикъ, а въ лeвомъдeвочка. „Только это неправда: другой разъ пошевелитца и въ правомъ, а родится дeвчонка" (Е. А. В—ва).

г) Старикъ Иванъ Бузиковъ (с. Тулунъ) такъ примeчалъ:

Тебe, бабочка, кого надо? — спрашиваетъ онъ брюхатую бабу.

— Я парнишекъ люблю, — отвeчаетъ та.

— Ну-ка, садись на полъ!

Садится.

— Ну, теперь вставай...

Встаетъ.

— Мальчикъ будетъ: оперлась (при вставаніи) правой рукой. Если обопрешься лeвой, значитъ, дeвчоночку носишь2 (Е. А. В—ва).

д) Если правая грудь во время беременности будетъ полнeе — родится мужской полъ (К. И. Б—ская).

е) Если у женщины во время беременности изжога, то у ребенка на головe будутъ густые волосы (она же).

Узнать, „кого носишь", для беременной — не праздный вопросъ: „дeточку родить — не вeточку ломить", говорится. Можно считать общепризнаннымъ въ народномъ акушерствe положеніе, что „дeвчонокъ легче родить, парнишекъ труднeе".

Въ заботахъ о благополучномъ исходe родинъ заранeе присматривается наиболeе подходящая бабка-повитуха.

Лишь въ рeдкихъ случаяхъ повитуху приглашаютъ въ тотъ моментъ, когда пришло время растрястись. Бываетъ это, напр., при преждевременныхъ родахъ. Обычно „баушка" задолго до родинъ начинаетъ навeщать будущую паціентку. За баушкой ухаживаютъ. Наставить самоваръ, угостить ее чeмъ Богъ послалъ, — это считается

358

обязательнымъ при каждомъ ея приходe; ее боятся чeмъ-нибудь обидeть, чтобы она не „осерчала" и не отказалась притти въ нужную минуту. Она — всегда нужный человeкъ: теперь съ нею совeтуются по тeмъ вопросамъ, которые нарождаются съ наступленіемъ періода беременности; она нужна будетъ въ самый трудный моментъ жизни; ее придется позвать и послe, когда „прискудатца" ребенокъ. Мало ли что еще будетъ, а потому „человeка беречь надо"...

Баушки тоже знаютъ себe цeну. Далеко не всегда требовательныя тамъ, гдe дeло идетъ о расплатe за ихъ трудъ, онe чутки къ невнимательному къ нимъ отношенію, обидчивы. Помимо сознанія того, что онe — нужные люди, онe чувствуютъ за собой право на почетъ и уваженіе по своему возрасту. Деревенскія повитухи чаще всего — довольно пожилыя женщины, нерeдко вдовы. Мнe не приходилось слышать о такомъ случаe, когда за „бабничанье" взялась бы женщина моложе сорокалeтняго возраста. Да и въ этомъ возрастe начинаютъ немногія.

Дeвушки не могутъ „бабничать". Одну изъ причинъ этого можно видeть въ народномъ взглядe, по которому дeвушкe нельзя и присутствовать при родильныхъ мукахъ: за каждый ея волосъ надо перенести муки „родимому человeку" (такъ называютъ роженицу).

Старыя дeвы и бездeтныя женщины тоже не могутъ бабничать: сами онe не рожали и не испытали того, что терпитъ „мучельница-мать". Къ тому же, баушка, не будучи сама „дeтной матерью", не можетъ надeяться на то, что молитва ея будетъ услышана и принята во вниманіе Божьей Матерью, тоже дeтной матерью. А въ такомъ дeлe „на нее, на Божью-то Мать, только и надёжи"...

Сколько приходилось слышать, бабничать начинаютъ случайно: „придется быть при родахъ, когда некому даже пить подать, — какъ тутъ человeка бросишь? Богъ дастъ благополучно, — зовутъ на другой разъ къ кому-нибудь... Такъ и пойдетъ". Сами баушки считаютъ свою работу тяжелой и берутся за нее больше по нуждe. Такъ начала баушка-Паладьевна (А. П. П—на), баушка-Мартыниха (А. Г—хъ), баушка-Рытчиха († Рычкова), баушка-Фомиха († Распопина), Ф. М. Г—на. Правда, „практикуютъ" и люди съ достаткомъ, напр., баушка Лычиха, но такихъ немного.

Въ баушкe-повитухe цeнятъ умeнье „обихаживать" родильницу и ребенка. „Эта ужъ плоха баушка, у которой родильница намается до поры до времени, али котора не можетъ оборонить мать и дитё отъ худого глазу. Хороша баушка успокоитъ родильницу, разговоритъ ее, молитвы знаетъ". Обходительность, ласковое и участливое отношеніе къ родильницe и ея семейству, бодрое настроеніе, — все это далеко не послeднія качества, которыя дeлаютъ баушку популярной среди односельчанокъ и бабъ сосeднихъ деревень. Другое дeло — чистоплотность баушки. Не входя въ объясненіе причинъ, нельзя все

359

же не отмeтить, что обычно (но не всегда) деревенскія повитухи грязны и неряшливы. Зато такія — вполнe „свой братъ", доступны, а къ такъ называемымъ „чистоткамъ" не всe смeло обращаются: чистоплотность — это что-то „господское", непривычное. „Гдe ужъ намъ такъ-то"... Предполагается, что такая баушка взыскательнeе: „на рукава али на фартукъ1 ей не дашь, всего полишнeе надо... Гдe же намъ такую?"

Охотнeе всего приглашаютъ бабничать родственницу-старушку, если она „займуется" этимъ дeломъ.

Обeгаютъ" (избeгаютъ) тeхъ баушекъ, которыя „виномъ зашибаютъ", и еще болeе тeхъ, чье прошлое вызываетъ пересуды... Такихъ приглашаютъ только въ самыхъ крайнихъ случаяхъ.

Изрeдка бабничаютъ и мужчины. Такъ, Л. И. Т—нъ „принялъ на свои руки" всeхъ своихъ ребятъ у второй жены. То же передавали мнe о переселенцe Гуранкe (съ участка Едагонъ, Икейской волости).

Родины.

Моментъ наступленія родинъ скрываютъ самымъ тщательнымъ образомъ не только отъ постороннихъ, но и отъ членовъ своей семьи. Это вызывается тeмъ, что „друга женщина, наипаче котора первенькимъ, стыдится... Нонче-то, правда, ужъ не стыдятся, а мы-то прежде были, вeдь, дуры: своего мужа-то што есть стыдились". Главная же причина, заставляющая скрывать время родинъ, кроется въ народномъ взглядe, по которому „разный у людей глазъ бываетъ": сглазить могутъ и родильницу и ребенка2. „Пуще всего, чтобы дeвка какая не знала. Кажный „волосъ дeвичій" узнаетъ, за кажный волосъ надо мучиться родимому человeку" (Е. А. В—ва). Отсюда понятно, почему даже въ случаяхъ трудныхъ родовъ деревенскія женщины лишь очень рeдко соглашаются поeхать въ больницу. „Это въ больницу-то eхать! Чтобы глаза-то тамъ при такихъ мукахъ на родимаго человeка таращили!.. Нeтъ, ужъ што Богъ дас(т)ъ"...

Однако старанія баушки и другихъ близкихъ къ роженицe лицъ оградить ее отъ чужого глазу иногда не имeютъ успeха. Сосeдки почти всегда освeдомлены о томъ, когда „бабочка ждетца", и лишь только наиболeе любопытныя замeтятъ наступленіе родовъ, находятъ „задeлье" зайти во дворъ (курица на этотъ разъ потеряется или яичко снесетъ въ сосeдскомъ дворe) или въ избу. Вотъ интересный въ этомъ отношеніи случай, разсказанный мнe одною свекровью. „Настало

360

время родить Дарьюшкe. Схватки знимаютъ ужъ бабу. Гонятъ ее, а толку нeту (не маратца), — всегда ужъ такъ быватъ. Ладно, — думаю, — хоть чужихъ-то никого нeту... Только подумала такъ-то, смотрю — Марковна (сусeдка) идетъ: шабуръ, говоритъ, пришла пошить1... Дошлая баба: смeтила, въ чемъ дeло, ну и сидитъ. Сидитъ и сидитъ. Давай я скорeй на столъ собирать: угостится — уйдетъ, думаю себe... Сидитъ баба — да и шабашъ!.. А Дарьюшкe ужъ невтерпёжъ. Я и говорю: ты, Дарьюшка, пошла бы да дополола бы гряду-то, Конечно, не до полотья ей, а чтобы только съ глазъ-то уйти. Ушла она въ огородъ. Пою я Марковну чаемъ, а сама нeтъ-нeтъ да и понавeдаюсь въ огородъ... Кабыть-то ушла моя сусeдушка. Ну, думаю, ладно. Надо по баушку бeжать. Прихожу къ покойной Лычихe, а у ней гости... „Матушка, говорю, голубушка! пойдемъ ко мнe: съ коровёнкой у меня что-то сдeлалось"... Ну, она, покойница, понимаетъ, въ чемъ дeло. Со мной же побeжала. Бeжимъ нимо Азитовыхъ-то, а Марковна ужъ тутъ какъ тутъ: „На службу, Прокопьевна?" А Прокопьевна быдто и не слышитъ: пробeжала нимо нашей избы, быдто и не къ намъ... Обошла кругомъ, черезъ чужую ограду... Вотъ какіе сусeди бываютъ. Мужики — тe лучше: смeтятъ — уйдутъ, а вотъ нашъ братъ — на зло дeлаютъ".

Нeтъ ничего мудренаго, что при наступленіи схватокъ женщина старается укрыться куда угодно, только бы избeжать любопытныхъ глазъ постороннихъ, не считаясь ни съ какими другими удобствами, зачастую рискуя и своей жизнью и жизнью ребенка, особенно въ сырое дождливое время или въ холодъ и стужу.

Обычно роды протекаютъ въ томъ мeстe, гдe баушка застанетъ родильницу. Чаще всего это бываетъ въ банe или, если семейство малолюдно и дома остаются только малые ребята, — въ избe. Лeтомъ (а случается и зимой) это происходитъ и въ хлeвe и въ сeнникe и т. под. мeстахъ. Во всякой деревнe можно указать нeсколько случаевъ, когда крестьянки „распрастываются" въ полe на полосe, отправившись туда на работу, или подъ кустомъ, поздно вечеромъ возвращаясь съ полевой работы домой. О посторонней помощи тутъ, конечно, и говорить не приходится: родильница принуждена бываетъ сама „управляться" и съ собой и съ ребенкомъ. Впрочемъ, и дома не всегда бываетъ возможность дать вeсть баушкe, чтобы она „на службу" спeшила, особенно когда роды наступятъ неожиданно, а около родильницы — только „мелюзга", которую никуда не пошлешъ...

„Если въ семействe все идетъ по хорошему, легче родить. Весь мужской полкъ смeтитъ, въ чемъ дeло, и уйдетъ; только ребятишки

361

съ матерью остаются, сидятъ гдe-нибудь въ уголкe, а то на печкe (куда ихъ зимное дeло дeнешь?), да баушка; другой разъ мать али свекровка тутъ же — баушкe помогаютъ. Родильница все равно что ложится помирать" и, какъ передъ смертью, проситъ у присутствующихъ прощенія сдeланныхъ обидъ и огорченій1. Они простятъ — и Богъ проститъ, а Богъ проститъ — разрeшится благополучно. Какъ готовящейся къ смерти, „ей расплетаютъ косы, сымаютъ поясъ, кольца, серьги2; она остается въ одной станушкe (въ одной рубахe, сказать по теперешнему). Если роды продолжаются долго, открываютъ у печки заслонку (трубу не открываютъ), западню у подполья и, гдe можно, двери и ворота". Открываніе двери, заслонки и пр. сопровождается словами баушки: „какъ отворяютца двери, заслонка, — такъ бы отворилися двери младенцу".

„Баушка (хоть не всякая, а многія) заботитца, чтобы печка топилась, али хоть въ ней камень былъ нагрeтой, али чтобы самоваръ кипeлъ. Дрожь быватъ въ это время съ родильницей. Баушка наливатъ горячей воды въ какую-нибудь посудину и ставитъ родильницу надъ паромъ, согрeватъ" (Е. А. В—ва). „Садятъ въ квашню или въ другую какую большу посудину на паръ" (К. И. Б—ая). Л. И. Т—нъ, бабничая у своей жены, нагрeвалъ въ печи сухой „рукотерникъ" и согрeвалъ имъ животъ родильницы3. Все это дeлается для того, „чтобы чаще потуги были". Для возбужденія потуговъ употребляютъ ромашку, шафранъ (А. П. П—на), „потужные порошки изъ спорыньи" (К. И. Б—ая). Во время схватокъ „потираютъ животъ и читаютъ молитвы съ упоминаніемъ Божьяго имя" (С. Н. В—ва), „растираютъ паха и водятъ по помeщенію, покуль не разродитца" (А. П. П—на)4; только при этомъ надо слeдить, чтобы роженица не переступила черезъ порогъ: она тeмъ самымъ можетъ загородить выходъ ребенку. Иныя баушки, напр., П—на, даютъ роженицe „угольный порошокъ" изъ выстрeленнаго изъ печки угля; даютъ порохъ, растертый въ порошокъ и разведенный въ водe5, и при этомъ читаютъ молитвы, какія знаютъ.

При нормальныхъ родахъ „бываетъ напередъ ребенка пузырь. Не знаю ужъ, которымъ я мучилась (десятерыхъ я принесла), лежу... Вдругъ изъ меня какой-то пузырь. И лопнулъ — ровно выстрeлилъ. И полились воды. Это вотъ баушки и говорятъ: „воды пролить".

362

Тутъ (на томъ мeстe, гдe пролиты воды) и надо родить: скорeй Богъ по мокрому1 дастъ, а въ другомъ мeстe труднeе родить" (Е. А. В—ва).

Бываютъ у нeкоторыхъ женщинъ „двойны воды": первыя воды идутъ при первыхъ мукахъ (потугахъ), вторыя — при выходe ребенка. Промежутокъ времени между первыми и вторыми водами К. И. Б—ая указываетъ, ссылаясь на свой примeръ, — „до полусутокъ".

Для скораго выхода ребенка давятъ на грудь роженицы; принято, чтобы это дeлалъ мужъ, если онъ здeсь присутствуетъ. Приходится дeлать это и баушкe. А. П. П—на объ одномъ случаe изъ своей практики разсказываетъ: „Никого не было, кто бы надавилъ ей на грудь. Принесла со двора колесо и навалила на грудь ей. Ничего: Богъ далъ"...

Трудные роды. Нерeдки случаи, когда „Богъ не даетъ скоро". Роженица „мучитца" сутки и болeе. Баушка заставляетъ ребятенокъ передъ иконой молиться Богу, чтобы Онъ „не заставилъ сиротать"; дочери, по совeту баушки, расплетаютъ свои косы, чтобы облегчить муки матери; баушка даетъ ей выпить разведенный порохъ, отъ котораго младенецъ долженъ скорeй выйти. Если роженица впадаетъ въ безпамятство, въ это время желательно присутствіе мужа2: онъ поитъ жену водой изъ своего рта. Въ отсутствіе мужа баушка сама поитъ ее водой, но не изо рта. Если всe эти средства оказываются недeйствительнымн, роженицу стараются испугать. „Ужъ третій день мучаюсь. Четыре баушки у меня. Водятъ меня по избe. Всe бока изодрали мнe. Нонeшнія баушки деревяннымъ масломъ растираютъ, а раньше, какъ я-то молодая была, все мыломъ растирали... Такъ издерутъ бока, что когда-то когда ихъ заростишь!... Водятъ меня баушки по избe. Подвели къ окошку, а за окошкомъ, на улицe-то, какъ грянетъ выстрeлъ... Это дядюшка Павелъ (Огурцовъ) съ пашни пріeхалъ, узналъ, что долго мучусь, и говоритъ: надо напужать ее, скорeе Богъ дас(т)ъ. Пошелъ подъ окошко (а окошки всe закрыты на ставни) и выстрeлилъ3. Я испужалась, вздрогнула... Дядюшка Павелъ вбeжалъ въ избу, взялъ меня на руки — тутъ я и родила. Скоро тако. А то хотeли въ Тулунъ eхать (въ Курзанe тогда4 церкви еще не было), просить попа открыть царскія двери5: говорятъ, при трудныхъ родахъ помогатъ" (Е. А. В—ва).

363

Въ случаяхъ „неправильныхъ родовъ", „когда ребенокъ пошелъ ручкамъ али ножкамъ, баушка прилаживатъ руки: пытатца выправить ребенка, пихатъ ручку али ножку въ роды" и т. д. Иной разъ достаточно, послe того какъ рука или нога ребенка „вправлена въ роды", „встряхнуть" роженицу — и ребенокъ выйдетъ благополучно. Однако каждая деревня знаетъ случаи, подобные тому, который имeлъ мeсто на годахъ на участкe Едагонъ. Ребенокъ пошелъ бокомъ, показалась сначала ручка. Приглашенная баушка перепугалась. Послали въ с. Икей (въ 12 вер.) за фельдшеромъ, но тотъ отказался eхать на одной лошади, потребовавъ пару лошадей... Позвали мeстнаго „акушера". Онъ быстро явился, засучилъ рукава и, какъ умeлъ, сталъ вытягивать ребенка за руку... Когда явился фельдшеръ на парe лошадей, нашелъ мертвую мать и истерзаннаго ребенка.

Уходъ за роженицей.

Въ рeдкихъ случаяхъ женщина „распростатца" стоя на колeняхъ; ни одна изъ знакомыхъ мнe деревенскихъ повитухъ не рекомендуетъ этого. „Сколько по избe ни ходишь, ни мечешься, ни кричишь, а баушка все на кровать какъ-нибудь уложитъ".

Какъ только „Богъ дас(т)ъ", ребенка завертываютъ въ „чёрныя рубахи", т. е. грязное бeлье, кладутъ около матери или держатъ на рукахъ и ждутъ, когда выйдетъ „мeсто". Ждутъ съ полчаса; если его черезъ такой промежутокъ времени нeтъ, начинаютъ тревожиться. Пройдетъ съ часъ, — тогда ужъ принимаютъ мeры, вызываютъ у роженицы рвоту1: „толкаютъ въ ротъ косу (волосья), поятъ дрожжами" (Дарья Кирилловна Кокушиха, МарФа Алексeевна Распопина).

Когда мeсто выйдетъ, бабушка перевязываетъ и перерeзаетъ пупокъ, кладетъ завернутаго въ тряпье ребенка на печь или на постель матери, обмоетъ у матери „крови" и принимается „обихаживать мeсто". Его моютъ водой и кладутъ вмeстe съ краюшкой хлeба, посоленной „сольцой", въ чистую тряпочку и хоронятъ въ заваленкe подполья2. Надъ этимъ мeстомъ нeкоторыя баушки сeютъ немного (съ горстку) ярового хлeба и тотчасъ же польютъ; когда появятся ростки съ вершокъ, тогда ихъ срeзаютъ. Этотъ „овёсикъ" или „ячмёнекъ" позднeе употребляется какъ лeкарственная трава въ случаe болeзни ребенка: при ночномъ рёвe, испугe и др. (Тулунъ, Гадалей). Воды, крови и пр. выливаютъ куда-нибудь въ уголокъ, чтобы никто не видалъ.

364

Мeсто обязательно нужно обиходить и похоронить. Съ одной знакомой мнe женщиной, Д. К., былъ лeтъ десять тому назадъ такой случай. Родила она лeтомъ въ банe. Мeсто упало подъ полъ, благодаря неосторожности баушки. Баушка его не достала; такъ оно необихоженное тамъ и осталось; долежало до зимы. Д. К. удивилась небрежному обращенію баушки съ мeстомъ, но ничего ей не сказала, боясь обидeть... Однако послe горько покаялась, что была такая несмeлая, не сказала. Долгое время она не поправлялась съ родинъ. Чахла до самой зимы. Видитъ, дeло плохо, — разсказала обо всемъ мужу. Пошли ночью, чтобы никто не видалъ, въ баню, вынули плаху изъ полу, вырубили мeсто и принесли въ избу; тамъ оттаяли его, вымыли, похоронили какъ слeдуетъ, — стала Д. К. съ тeхъ поръ поправляться1.

Если мать „ладна", т. е. если она не чувствуетъ себя очень плохо, ей въ скоромъ же времени даютъ простого вина „для аппетиту" и предлагаютъ пищу. „Если ночью разрeшилась, то только лишь утромъ немножко покормятъ: жиденькимъ чайкомъ съ хлeбомъ и солью; а если кто побогаче, то баушка испечетъ рыбный пирожокъ, а къ обeду — похлебочку изъ мяса. Въ старину въ д. Шабартe, да и въ другихъ-прочихъ деревняхъ, водилось обнаковенье — носить угощенье родильницe2. Обощи (овощи) не даютъ не менe недeли" (Е. А. В—ва).

Въ тотъ же день ей топится баня. Баушка несетъ на рукахъ ребенка и ведетъ роженицу, причемъ и себe беретъ и ей даетъ въ ротъ „жеребокъ" (обломокъ вeничнаго прутика), который предохраняетъ ихъ отъ сглазу. Въ банe, вымывъ ребенка, баушка кладетъ его мать на полъ, моетъ ее и расправляетъ ей всe члены: вытягиваетъ „накося" руку съ ногой (правую съ лeвой и наоборотъ), разглаживаетъ спину, правитъ пальцы у рукъ и у ногъ, правитъ голову — путемъ разглаживанія, сдавливанія и т. д. Тутъ же правитъ и животъ, „чтобы лучше расходилась матка и скорeе приходила на свое мeсто". Полагается дeлать три бани.

На третій день — въ „третьей банe" — баушка съ роженицей „размываютъ руки". Обрядъ этотъ3 совершается такимъ образомъ: кладутъ на полъ (въ банe обычно, можно и въ избe) вeникъ. Роженица и баушка встаютъ на него правыми ногами. Баушка поливаетъ на руки роженицe воду, а та моетъ себe руки, иногда и лицо, намыливая большимъ (у бeдныхъ, примeрно, съ фунтъ, а у богатыхъ — два или

365

три фунта) кускомъ мыла. Затeмъ онe мeняются ролями: тeмъ же кускомъ мыла моется баушка, а роженица ей поливаетъ. Потомъ обe заразъ вытираются купленнымъ для баушки ситцемъ (на фартукъ, на юбку или платокъ, — глядя по состоянію родителей новорожденнаго). Роженица дeлаетъ баушкe земной поклонъ, молча или вслухъ прося прощенія за обидныя слова, которыя могла ей сказать во время мукъ...

Мыло и ситецъ (или платокъ) идутъ въ собственность баушкe. Но это совсeмъ не значитъ, что совершеніе описаннаго обряда диктуется корыстными побужденіями. Выполненіе обряда вызывается нежеланіемъ баушки „на тeмъ свeтe мараться во всемъ въ этомъ, въ водахъ и кровяхъ". Если родители настолько бeдны, что не могутъ купить ничего изъ того, что требуется обычаемъ, баушка сама запасаетъ хоть старую чистую тряпочку и небольшой обмылокъ, а обрядъ все же выполнитъ.

Три дня, пока дeлаются роженицe три бани, она должна лежать въ постели. Послe трехъ дней, смотря по состоянію ея здоровья, баушка или оставляетъ ее въ постели или совeтуетъ „похаживать помаленьку по избe, чтобы крови не застаивались". Иныя лежатъ въ постели до пяти, даже до девяти „дёнъ", если есть кому „ходить по-дому". Обычно же, „если пролежишь три-то дня, такъ это еще слава Богу". Ребята и хозяйство требуютъ „догляда": „некогда шибко-то разляживаться", хотя родившая женщина и считается „полумертвой". Ее стараются не оставлять одну въ избe: если „родимой человeкъ испужатца чего, — умретъ". Поэтому, когда приходится оставить роженицу одну, ей кладутъ (или сама кладетъ) подъ подушку ножъ, „чтобы носкомъ глядeлъ въ сторону, а подъ тобой-то былъ только черень ножа; кладутъ и говорятъ: „не одна я лежу, — съ товарищемъ"1.

Въ первые дни послe родинъ роженицe не даютъ горячей пищи, „чтобы нутро не заварить"; даютъ теплую пищу, которая въ остальномъ ничeмъ не отличается отъ обычной.

„Шес(т)ь недeль (родившая) считается полумертвой... Вотъ какъ эти ребяты достаются! Шес(т)ь недeль считается она нечистой: ей нельзя браться за икону, зажигать лампаду передъ иконой, ходить въ церкву, покамeс(т)ь не „возьметъ молитву". По настоящему-то, по правилу-то, какъ прежнія старухи говаривали, и корову ей нельзя доить шес(т)ь недeль. Только это исполняютъ въ большихъ семьяхъ, гдe есть кeмъ замeниться" (Е. А. В—ва).

366

Уходъ за новорожденнымъ.

„Другой ребенокъ родитца въ рубашкe (сорочкой еще зовутъ) съ головой, а другой — только по плечи. Котора изъ баушекъ „снимаетъ" рубашку, если она закрываетъ голову, а котора „прощипываетъ" и „разрываетъ", чтобы ребенокъ не задохся". Болeе естественнымъ считаютъ послeдній способъ: „даже скотина такъ дeлаетъ; если въ табунe есть умный жеребецъ, то, какъ только жеребится кобыла, онъ сейчасъ же разрываетъ перепонку зубами. А корова сама — языкомъ. Языкъ у ней, какъ тёрка: сразу прорветъ. Если случится молодой коровe родить, то, если случится здeсь быть старой коровe, та помогаетъ, въ родe быдто учитъ, пособляетъ обихаживать" (Е. А. В—ва).

Какъ только выйдетъ мeсто, баушка перевязываетъ пупокъ; дeлаетъ это она въ двухъ мeстахъ: около брюшка ребенка и около мeста; нитку перерeзаетъ ножницами. „Отрeжетъ баушка пупочекъ и смажетъ молоснымъ масломъ. Если не туго завязано, то нeкоторое время сочится кровь. Тогда присыпаютъ квасцами. Когда пупокъ начинаетъ подсыхать, его, чтобы не коробило, надо причиркивать молокомъ, какъ только начнешь сосить ребенка грудью".

Пока баушка убираетъ роженицу, ребенокъ лежитъ на кровати съ матерью; зимой кладутъ на печку, лeтомъ — „Куда угодно, только бы тепло было".

Когда ребенокъ не подаетъ признаковъ жизни, необходимо позвать кого-нибудь, „кто тутъ пригодитца", лучше всего — отца ребенка. Онъ бьетъ палочкой въ дно сковородки и „гаркаетъ" по имени мать, если родилась дeвочка; „гаркаетъ" (по имени) отца, если родился мальчикъ. А баушка въ это время слегка ударяетъ или толкаетъ ребенка по мягкимъ частямъ, держа его на ладони лицомъ внизъ, время отъ времени дуетъ ему въ носъ, пока ребенокъ не закричитъ. Иныя баушки, напр. П—на, окуриваютъ зажженною тряпкою, подносятъ ее къ носу, „отдуваютъ въ носъ и въ ротъ младенцу", чтобы вызвать крикъ или чиханье. Затeмъ ребенка обмываютъ въ корытe теплой водой, читая при этомъ коротенькія молитвы, и пеленаютъ.

Отправляясь съ роженицей въ „первую баню", баушка несетъ и ребенка. Покамeстъ мать разогрeвается, баушка „принимается за ребенка". Держа его на колeняхъ, она „правитъ ему членики": вытягиваетъ накося руку съ ногой, разглаживаетъ спину, правитъ головку1 и т. д., затeмъ моетъ его мыломъ. „Другой ребенокъ, когда мать его бита мужемъ во время беременности, еще въ брюхe испуганъ"; поэтому баушка въ банe читаетъ молитвы отъ испугу. Если ребенокъ здоровенькій, онъ лежитъ въ банe, пока баушка правитъ и моетъ

367

мать; въ противномъ случаe его уносятъ (кто-нибудь изъ домашнихъ) въ избу ранeе этого.

Появленіе новорожденнаго дeтямъ объясняютъ различно: „изъ лeсу принесли", „мама изъ титечки вынула", „баушка дитю принесла", „подбросили", „въ подпольe нашли" и т. п.

—————

Въ первые же дни своей жизни ребенокъ крикомъ „проситъ зыбку" (такъ взрослые переводятъ на свой языкъ крикъ ребенка). Часто зыбка переходитъ отъ одного ребенка къ другому. Въ иныхъ зыбкахъ „стало на свои ножонки" до десятка и болeе ребятъ. Иныя, выполнивъ свое назначеніе у одного поколeнія, поступаютъ въ пользованіе другого, дeлаясь такимъ образомъ „фамильнымъ достояніемъ"...

Сколько безсонныхъ ночей, сколько материнскихъ слезъ и страданій видeла такая зыбка!.. Зато среди безбрежнаго океана безысходной тоски и невыплаканнаго бабьяго горя она, эта зыбка, видeла тe немногія свeтлыя минуты счастья, которыя знаетъ только мать.

Зная въ своемъ прошломъ и настоящемъ безпросвeтную нужду, постоянную заботу, крестьянка-мать, качая эту старую зыбку, не перестаетъ хоть въ мечтахъ жить другой жизнью, когда у нея вырастетъ „замeна", съ которой теперь она проводитъ безсонныя ночи...

И сколько разъ надъ старой зыбкой повторялись эти мечтанія о кормильцe, переданныя въ словахъ монотонной, сотканной изъ обрывковъ, колыбельной пeсенки, которую поютъ съ малыми измeненіями по всeмъ селамъ и деревнямъ Нижнеудинскаго уeзда:

Кеша1 вырастетъ большой,
Будетъ бережкомъ ходить.
Будетъ бережкомъ ходить,
Будетъ рыбку ловить.
Будетъ рыбку ловить,
Будетъ мамку кормить.

Однако „много воды утекётъ", пока вырастетъ замeна... Долго-долго придется еще „байкать" будущаго кормильца.

Бай, бай, бай, бай,
Поди, бука, подъ сарай.
Поди, бука, подъ сарай,
Конямъ сeна надавай.
Кони сeна не eдятъ,

Все на Кешеньку глядятъ.
Баю-баюшки-баю,
Колотушекъ надаю.
Колотушекъ двадцать пять,
Будетъ Кеша крeпко спать.

368

Сонъ ходитъ по лавочкe,
А дремота — по кутe.
А дремота по кутe
Ищутъ Кешеньку вездe.
Гдe Кешу найдутъ,

Тутъ и спать укладутъ.
Богородица дала,
Въ окошечко подала:
— Нате-ка, водитеся,
Да смотрите, не лeнитеся...

Такъ и дeлаютъ: не лeнятся и, по мeрe силъ (а бываетъ и сверхъ силъ) и разумeнія, воспитываютъ, заботятся о сохраненіи жизни и поддержаніи здоровья, о чемъ свидeтельствуютъ многочисленные способы и средства лeченія дeтскихъ болeзней; наблюдаютъ также отдeльные, чeмъ-либо замeчательные, моменты въ жизни ребенка.

Какъ только ребенокъ начнетъ „ставать дыбки", ждутъ, когда онъ „переступитъ", т. е. сдeлаетъ первый шагъ. Въ этотъ моментъ мать либо кто-нибудь изъ семьи беретъ ножъ и дeлаетъ такія движенія, какъ будто рeжетъ что-то на полу, между ступнями ногъ ребенка, — „разрeзаетъ путу". Какъ только пута разрeзана, ребенокъ „пойдетъ ходить" (Тулунъ, Заусаева).

Вопросъ о судьбe, которая ожидаетъ новаго жителя земли, интересуетъ окружающихъ съ первыхъ же дней, съ появленіемъ его на свeтъ.

Примeчаютъ:

„Если ребенокъ на рукахъ легкой и крeпкое тeльце у (н)его, — долговeчной" (К. И. Б—ая).

„Если ребенокъ родился подъ полный мeсяцъ, онъ долговeченъ, а (если) родился на ущербъ-мeсяцъ — не жилецъ"1.

„Если родился въ ненастье — счастливой (богатый) будетъ".

„Мохнатой родится — счастливой будетъ".

Родившійся въ сорочкe (въ рубашкe) особенно счастливъ2. Сорочка имeетъ значеніе предохраняющаго амулета: небольшую часть ея зашиваютъ въ тряпочку и носятъ на крестe. Съ потерей амулета теряется и счастье3.

„Если до году (у ребенка) темя не зарастетъ, — недолговeченъ" (К. И. Б—ая).

„Сопливой ребенокъ — фартовой".

Если женщина принесетъ „двойни", то „въ домe обязательно нужно что-нибудь прибавить", — напр., сдeлать новую полку, — иначе въ семьe можетъ быть какое-нибудь несчастье. „Прибавлять" нужно только деревянное (Степанъ Андреевичъ Жуковъ, с. Тулунъ).

369

Кормленіе грудныхъ дeтей.

Когда баушка вымоетъ ребенка, и онъ заявитъ о себe крикомъ, ему „готовятъ соску изъ арженова хлeба: пожуетъ баушка хлeба, завяжетъ эту жувачку въ чистенькую тряпочку, помуслитъ и сунетъ ребенку въ ротъ". Первую соску дeлаютъ „безъ сахару" — для предупрежденія появленія грыжи.

Нeкоторыя баушки утверждаютъ, что если ребенку сдeлать первую соску изъ первыхъ его испражненій, то онъ будетъ застрахованъ отъ всeхъ болeзней: „и грыжа его не возьметъ, и во всю жизнь будетъ звонъ-звономъ" (Ф. М. Г—на). Однако, ни одна изъ баушекъ не говорила о примeненіи такой соски въ собственной практикe: „не доводилось самой-то".

Если роды благополучны, и мать чувствуетъ себя „ладно", то черезъ полсутокъ она кормитъ ребенка грудью: „скажемъ, ребенокъ родился ночью, — утромъ его ужъ начинаютъ сосить". Если мать долго не можетъ оправиться, баушка „пропускаетъ ребенку только теплую водичку — такъ день или два, не больше".

Рожокъ дается съ первыхъ же дней, чтобы пріучить ребенка обходиться безъ материнскаго молока, которымъ деревенскія дeти пользуются только въ то время, когда мать дома. Коровье молоко, которымъ кормятъ дeтей черезъ рожокъ, водой не разбавляется и не подсахаривается; сырымъ молокомъ рeдко кормятъ, почти всегда его кипятятъ: „даютъ прокипeть разъ, а то два, чтобы не докрасна". Неспокойному ребенку въ молоко (при кипяченіи) кладутъ головку мака: „ребенокъ спитъ лучше".

„Смастерить" рожокъ, какъ и сдeлать раму для зыбки, если она не досталась по наслeдству, или вырубить для зыбки очипъ — это пріятная обязанность отца. „Другой отецъ-то такой рожокъ изъ коровьяго рога доспeетъ, такъ его хорошо обдeлаетъ"... На конецъ рога рeдко надeвается покупная (резиновая) соска; чаще — коровья „титька", которую можно достать у мясника или лавочника. Въ Шабартe, въ Худоелани и на заимкахъ приходилось слышать въ разговорe: „мы скотину будемъ бить, такъ титьки-то будутъ у насъ, — приходите". Въ лавчонкахъ и у мясниковъ очищенная титька стоитъ пятачокъ, а неочищенная — три копейки.

Мeсячнаго ребенка прикармливаютъ „тюрькой" изъ пшеничной булки, изъ покупной сушки (крендели), „жувачкой" изъ хлeба съ сахаромъ или изъ хлeба и „штецъ" (щей), которою мать или нянька кормитъ ребенка непосредственно изо рта или черезъ палецъ.

Грудью „сосятъ" обыкновенно болeе года, чтобы скоро не забеременeть, не считаясь съ тeмъ, что „если сосить ребенка больше

370

девяти мeсяцовъ, памяти у него не будетъ". Нeкоторыя матери кормятъ до трехъ и болeе лeтъ1.

Способы отнятія отъ груди.

Дeлается это различно:

Соски грудей мажутъ горчицей1, дегтемъ: „горько будетъ — броситъ"; мажутъ соски сажей: „испужатца чернаго — отстанетъ"; „кладутъ за пазуху щетку, которою куделю чешутъ1; какъ только онъ сунетъ руку, уколется".

Случается, что указанные способы оказываются недeйствительными: ребенокъ не испугается чернаго, обсосетъ горькое, отодвинетъ колючую щетку въ сторону... При повторныхъ неудачахъ мать отлучается на нeсколько дней изъ дому, чтобы ребенокъ въ ея отсутствіе „забылъ про титьку". Если отлучиться нельзя, мать ходитъ дома въ непривычной для ребенка лопоти (верхняя одежда), старается говорить „чужимъ голосомъ", чтобы ребенокъ принялъ ее за чужого человeка, ночью не спитъ съ ребенкомъ.

По отнятіи отъ груди ребенокъ eстъ все, что eдятъ и „большіе" (взрослые).

III. Дeтскія болeзни.

Безсонница. Самымъ распространеннымъ средствомъ противъ нея служитъ макъ. Въ большомъ употребленіи также виноградное вино — „гагоръ", которымъ мочатъ ребенку темя и поятъ.

Грыжа дeтская. Различаютъ „пупочную" и „мошоночную" грыжу. Внeшнія проявленія болeзни: „у дeвчонки вылeзатъ кверху пупъ, а у парнишка кошелекъ дeлается большой и блеститъ". Часто грыжа сопровождается поносомъ. Прогрызенный пахъ вылeчить можно скоро; запущенную грыжу лeчить надо долго, и трудно это.

При лeченіи употребляется: сулема съ масломъ въ видe мази; помогаетъ загрызаніе грыжи (наговоръ 4); поятъ „артимоньей"; „поятъ, предъ тeмъ какъ въ зыбку клас(т)ь, настоемъ на водe чилибухи; раза три попоишь, видишь, что будетъ лучше — надо еще поить, а не поможетъ — надо чего-нибудь другого искать" (Е. А. В—ва). Напримeръ, прокалываютъ ухо: „если прогрызаетъ правое яичко, прокалываютъ лeвое ухо, а (если) грызетъ лeвое яичко, прокалываютъ правое ухо; въ проколотомъ ухe носятъ сережку"2.

Дифтеритъ. См. отдeлъ общихъ болeзней.

371

Душноротость. Происхожденіе болeзни объясняютъ такъ: „когда брюхатая баба найдетъ что-нибудь гадское, — примeрно, пропастину или что-нибудь другое нехорошее, — и зачнетъ плюваться, вотъ ребенокъ и родится душноротый". Такихъ съ дeтства пріучаютъ курить табакъ.

Запоръ дeтскій. Лeчится винограднымъ виномъ и пережженымъ на огнe коровьимъ масломъ, которое дается 2—3 раза въ день по маленькой деревянной ложкe.

Зачичеревeетъ ребенокъ. Это бываетъ, когда безъ пути — безъ надобности сито на голову надeнетъ. Хилый, росту ему нeту, смотрeть — душа болитъ. Происходитъ это еще и оттого, что „ребяты садятся близко другъ къ дружкe чишкать" (испражняться). Садиться надо, — учатъ взрослые, — такъ, чтобы, протянувъ руки, ребята не могли достать другъ друга (Алюй, Тулунъ, Худоелань).

Испугъ. Если ребенокъ „со сна" вздрагиваетъ, соскакиваетъ съ постели, кричитъ тревожно, плачетъ, бредитъ, — значитъ, онъ „напуганъ". Испугаться можетъ и „зыбошной" ребенокъ. Въ предупрежденіе испуга, зыбочнаго ребенка покрeпче пеленаютъ и, когда приходится оставлять его въ избe одного, подъ зыбку кладутъ „вeникъ" (Тулунъ, Алюй).

„Ладятъ" отъ испугу на „вечорну зорю". Накрываютъ ребенка чeмъ-нибудь бeлымъ (скажемъ, скатертью) всего съ головой. Противъ сердца его держатъ ковшикъ холодной воды, а изъ „поварёнки" выливаютъ въ эту воду растопленное олово и говорятъ: „Кого испужался, тотъ и вылейся!" Такъ (дeлаютъ) три зари. Сначала олово разсыпатца, какъ дробь, по всeмя угламъ, а потомъ, какъ пойдетъ дeло на поправу, все олово остается въ кучкe. Степанъ Фомичъ (Распопинъ) былъ маленькой, испужался гусей, такъ вотъ какъ ес(т)ь — гусь вылился... Другой ребенокъ съ этова поправляться начнетъ, а другому еще надо ладить" (Е. А. В—ва). Этотъ способъ „лаженья" довольно распространенъ.

Довольно распространенъ и другой способъ — троекратное окачиванье водой изъ-подъ пeтуха. Подъ „сeдало", на которомъ спитъ пeтухъ, ставятъ на ночь чашку съ водой, накрытую ситомъ. „Передъ пeтухами" идутъ караулить. Какъ только пeтухъ пропоетъ третій разъ, воду немедленно уносятъ и обливаютъ ею ребенка „на родимомъ мeстe", т. е. на томъ мeстe, гдe онъ родился (Худоелань, Курзанъ, Тулунъ).

Изъ травъ употребляютъ преимущественно чертополохъ. Лeчатъ также наговорами (наговоръ 8).

Корь. См. отдeлъ общихъ болeзней.

Младенчецкая. См. Родимецъ.

Не говоритъ долго робенокъ. Въ такомъ случаe „надо достать звонкій колокольчикъ, чтобы былъ съ язычкомъ". Изъ этого колокольчика

372

ребенка поятъ молокомъ и водой три, шесть или девять разъ, смотря по ходу дeла и по усердію родителей или лeкарки. „Подъ землей" лeченіе не будетъ имeть успeха, а потому совершаютъ его или на улицe (подъ открытымъ небомъ), въ „анбарe", на потолкe котораго нeтъ земли, въ новой избe, на которую еще не успeли поднять землю, въ конюшнe, „во клeвe" и т. под. мeстахъ.

Не маратца ребенокъ. Поятъ молоснымъ масломъ.

Ношно недержаніе мочи. Оно не разсматривается какъ болeзненное явленіе: „засыпатца робенокъ, вотъ и прудитца". Изстари ведется обычай „бить засоню" на заслонкe помеломъ. Когда „печка сядетъ на жаръ" и ужъ пора заметать въ ней, ребенка усаживаютъ на заслонку; кто-нибудь изъ членовъ семьи держитъ его, а мать слегка ударяетъ его нeсколько разъ горячимъ помеломъ по тому мeсту, о которомъ говорятъ, что „тамъ не рeпу сeять"1.

Ночной рёвъ. „Отъ испугу бываетъ: ребенокъ по ночамъ реветъ; днемъ не шибко, а какъ ночь — ну, и бeда. Въ какое время испужали ребенка, въ такое и ладить надо. Хорошо помогаетъ кипарисова икона"2; она считается рeдкостною, ибо не во всякой деревнe ее найти можно у кого-нибудь. Счастливца, „хозяина" иконы, осаждаютъ просьбами — позволить обмыть кипарисову икону. Объ отказe слышать не приходилось. Икону моютъ (а нeкоторыя, улучивъ удобный моментъ, даже скребутъ ножомъ дерево) и водой этой поятъ больного ребенка. „Если ребенокъ уснетъ, — значитъ, жить будетъ; (если) не поможетъ — смёртно" (Е. А. В—ва).

Подопрeлость. Чаще всего бываетъ у „сырыхъ ребятъ, отъ недогляду". А. П. П—на обсыпаетъ прeлыя мeста „картовной мукой" и прикладываетъ „портяную" тряпочку. Вмeсто тряпочки употребляется наскребенная съ „посконины" (своедeльскій холстъ) „парга": она въ родe ваты (Е. А. В—ва). На присыпку идутъ мелко накрошенный кирпичный чай, просeянныя сосновыя гнилушки, „печина".

Полуношникъ. По ночамъ бываетъ: „хватитъ ребенка, бьется сердешный, кричитъ; послe уснетъ. И такъ кажну ночь". Лeчатъ читая наговоръ 17.

Поносъ. У грудныхъ дeтей считается признакомъ того, что ихъ „грызётъ". Если, къ тому же, ребенокъ „маратца зеленымъ" — грыжа несомнeнная; тогда лeчатъ отъ этой болeзни. „Когда просто брюшнишка разстроится, поятъ квасцами".

Родимецъ, родимчикъ. „Отъ испугу бываетъ. Бываетъ, что такъ съ этимъ и родится ребенокъ. У большихъ этакъ же случается, только у большихъ-то омморокомъ зовется, потомъ параличомъ бьетъ"...

373

„Ребенокъ пужается, бьётъ его, треплетъ — не дай Богъ!.. А какъ смёртно, то по всему тeлу потомъ ровно (будто) синяки, ровно кто его исщипалъ".

Изъ мeстныхъ растеній употребляютъ для лeченія „шесть травъ", затeмъ — глухой ладанъ, гвоздику. Хорошо дeйствуетъ „вода въ первомъ дыму". Поятъ киноварью: „киноварить всe знаютъ". На пользу служитъ еще росной ладанъ. — Изъ гребня живого пeтуха берутъ нeсколько капель крови, „въ водичку покапаютъ и поятъ съ ложечки".

Родимо пятно. Е. А. В—ва разсказываетъ про одного почтаря, что у него на лицe были красныя пятна, напоминавшія форму кисти руки. Односельчанки почтаря объясняли это такимъ образомъ: „мать, когда ходила имъ, испужалась пожара и закрыла лицо рукамъ. На лицe ребенка и пошли пятна, красныя отъ огня". Другой случай: одна беременная женщина увидeла чернаго медвeдя и, въ испугe закрыла лицо ладонью. Ребенокъ родился съ „чернымъ родимымъ пятномъ", напоминавшимъ форму ладони. „Если это — правда, такъ правда, а (если) мнe наврали, — значитъ, и я вру, а чтобы лeчили родимо пятно — не слыхивала".

Скарлатина. См. отдeлъ общихъ болeзней.

Слюнявость. „Шибко слюня изъ роту текётъ". Бываетъ оттого, что мать, держа ребенка на рукахъ, „мочится"... Слюну рeжутъ ножницами: „какъ увидишь — слюня текётъ, перехвати ее ножницамъ" (Тулунъ, Шабарта).

Собачья старость. Если женщина во время беременности ударитъ пинкомъ собаку, то ребенокъ при появленіи на свeтъ окажется больнымъ: „до трехъ годочковъ другой не подымаетца на ноги, животъ большущій, руки-ноги тохоньки-претохоньки, а голова большая".

Лeчатъ, по разсказамъ А. П. П—ной, собачью старость наговоромъ (записать его не удалось), во время произнесенія котораго стригутъ на стeнe тeнь больного.

Если обычные пріемы лeченія не помогаютъ, ребенка несутъ въ осинникъ. Одна изъ осинокъ раскалывается на корню и раздирается такимъ образом, чтобы получилось отверстіе наподобіе буквы о. Одинъ изъ принесшихъ ребенка беретъ его на руки и черезъ отверстіе передаетъ другому, стараясь, чтобы рубашку больного зажало въ щели осины... Рубашка тутъ и остается, а вмeстe съ нею остается и болeзнь1.

Другой, нeсколько похожій, способъ — „перепеканіе ребенка". Больного собачьей старостью ребенка садятъ на кухонную лопату, доносятъ до печного цeла2 и пронимаютъ (говорятъ еще: протягиваютъ) черезъ калачъ, состряпанный для этой цeли.

374

Еще способъ. „Если больна дeвочка, ищутъ молоденькую сучку; если (боленъ) мальчикъ — надо молоденькаго кобелишка. Смуглый ребенокъ — нужна черная собачка; ребенокъ бeлый — и собачку надо бeленькую. Все тeло ребенка смазываютъ сметаной, а собаку заставляютъ облизывать. Затeмъ ребенка и щенка несутъ въ баню; того и другого парятъ. Если ребенку жить, собачка скоро издохнетъ". — Приходилось слышать, что собаку запариваютъ до смерти, чтобы спасти ребенка1.

Сохнетъ ребенокъ. „Ребятъ, какъ и скотину, нельзя бить сухой лучиной: будутъ сохнуть. Ни собачья старос(т)ь, ни что другое, а ребенокъ сохнетъ. Собираютъ листопату (сухого листу), да вeтренку, да чистяку; все это напариваютъ и моютъ ребенка въ корытe. Старухи совeтуютъ брать только тотъ лис(т)ъ, который прикрылся, лежитъ кверху тыльной стороной" (Е. А. В—ва).

Стень — „какъ собачья же старос(т)ь: одна боль и лeкарс(т)во одно"2 (Ф. М. Г—на).

Цвeтетъ ребенокъ. „Не быватъ безъ этого. По тeлу идутъ мелконькіе пузырьки, какъ рeпное сeмя, красенькіе. Тeльце мажутъ медомъ; мажутъ и масломъ: масло-то еще лучше. Въ теплой водe въ корытe моютъ" (Е. А. В—ва).

Цвeтетъ въ ротикe. „Настружитъ, какъ творожокъ; протрешь — ничего не останется; потомъ смотришь — опеть какъ творожокъ. Медомъ или сметаной мажутъ въ роту, да они шибко объeдаютъ; лучше мазать молоснымъ масломъ. Отъ масла отмякнетъ, поотстанетъ, потомъ обтирашь тряпочкой. Цвeтетъ дёнъ пять, другой разъ меньше" (Е. А. В—ва).

Чикотунъ. „Пятки у ребенка сдeлаются свeтлы да красны, ножонками сучитъ". Причину болeзни видятъ въ томъ, что ухаживающіе за ребенкомъ, лаская его, щекочутъ ему ножки. Смазываютъ смолкой. У нeкоторыхъ лeкарокъ есть наговоръ.

Щетина. Ребенокъ корчится, перегибается назадъ и кричитъ, — „щетина его колетъ". Болeзнь происходитъ оттого, что мать во время беременности пинаетъ свиней. Помогаютъ такъ: когда вынимаютъ изъ печи хлeбъ, берутъ немного мякиша и катаютъ его по спинe ребенка; спина предварительно смазывается сметаной или масломъ. На колобкe хлeба, говорятъ, можно видeть волоски; это и есть щетина. Или: спинку ребенка обильно смазываютъ своедeльскими дрожжами; затeмъ его парятъ въ банe, причемъ на спину мать „чиркаетъ свое молоко"; лeчатъ опарной гущей изъ пшеничныхъ отрубей (К. И. Б—ая).

Дeти не стоятъ. Бываютъ случаи, что „родится ребенокъ, окажется хворенькимъ, вскорости же и помретъ. Опеть родится такой

375

же хиленькій и тоже умретъ. За нимъ опеть... Кажется, ужъ всe лeкарства испробованы, а толку нeтъ: ни на боль, ни на лeкарства не могутъ натакаться".

Тогда родители, чаще всего мать больного ребенка, сговариваются съ кeмъ-нибудь изъ сосeдей испытать послeднее средство — „продажу ребенка на счастье". Согласившійся „купить" ребенка проходитъ мимо открытаго окна избы. Мать останавливаетъ его и говоритъ: „Купи у меня ребенка такого-то" (называетъ по имени). — „Продай!" Мать отдаетъ ребенка въ окошко, а сама идетъ къ двери, куда подходитъ и покупающій съ ребенкомъ на рукахъ. Мать молча беретъ ребенка, снова подаетъ его въ то же окно покупателю. Тотъ опять несетъ его къ двери. Такъ три раза. Получивъ ребенка отъ покупателя въ третій разъ, „мать надeётъ на него крестикъ, которымъ въ купели крестился" (О. П. Ф—ва).

Если ребенку жить, то скоро послe этого поправится (это будетъ въ томъ случаe, если купившій — „счас(т)ливой"), а не жить — скоро послe этого помретъ1. „У тетки Акулины (Лeнивцева она, шабартинская) ребенокъ — Самсономъ звали парнишка — долго хворалъ, не могли и на боль натакаться. Ей и посовeтовали этакъ же вотъ продать Сомку. Такъ и сдeлали. И теперь еще живой!.." (Е. А. В—ва).

Нeкоторыя лeкарки съ цeлью узнать, поправится ли ребенокъ или умретъ, „обмываютъ колоколъ". „Покойница Михeиха такъ говорeла: иди на зоряхъ на рeку съ ведромъ. Иди и молчи. Почерпни воду „по водe" (по теченію) и молча иди съ рeки къ колокольнe. Молча полeзай на колокольню, поставь тамъ на мeсто ведро; молча же обмывай колоколъ... Если человeку оздоровeть, — колоколъ будетъ молчать; если умереть человeку, — колоколъ тихонько жалобно завоетъ. Если колоколъ молчитъ, надо молча спуститься съ колокольни, молча итти до больного, покуль не поставишь ведро съ водой на мeсто. Потомъ ужъ можно и говорeть". Принесенной водою поятъ и умываютъ больного2 (изъ разсказовъ Е. А. В—вой).

Иные родители даютъ „обвeщанье": „Матушка Девята Пятница. помоги мнe отпечаловать дитю!" Обeщаютъ „потрудиться на ногахъ", сходить къ Девятой Пятницe въ дер. Тулюшку, Шарагульской волости, куда каждую весну отправляется много „трудниковъ", чуть ли не со всей Тулуновской волости прежнихъ границъ.

Ходятъ въ Удинска (г. Нижнеудинскъ) къ Ахтырской Божьей Матери (2 іюля). Идутъ большею частью женщины: матери, убитыя

376

болeзнью парнишка или дeвчонки — просить заступницу „поставить дитё на ноги", бездeтныя женщины — вымаливать „хоть кого-нибыдь"...

IV. Женскія болeзни.

„У здороваго человeка дeти должны быть у всякаго, а то какой же это человeкъ, которой дитю не имeетъ?" (Е. А. В—ва).

Дeтизамeна на старости лeтъ, въ особенности парни. „Если сыновьямъ Богъ благословилъ, то отъ котораго-нибыдь да будетъ толкъ отцу-матери. Одинъ сынъ — не сынъ, два сына — полсына, а три сына — весь сынъ: всe-то прокормятъ", — такъ говаривали старые люди (Е. А. В—ва).

Во взглядe на дочерей тоже сказывается характеръ утилитариста-крестьянина. „Дeвка — чужой товаръ". Но и этотъ „чужой товаръ" является желаннымъ въ семьe, особенно для матери: „парнишка къ отцу больше льнетъ, а дeвка, покуль замужъ не ушла, хоть вшей въ головe поищетъ, рубаху выстираетъ, съ ребенкомъ поводится, по дому доглядитъ".

Лишь въ очень рeдкихъ случаяхъ бездeтность радуетъ крестьянскую семью: „ну ихъ къ Богу — и дeтей; забота съ имя одна". Не часто услышишь жалобы даже тeхъ, кого „дeти одолeли". Вообще ребята почти всегда являются желанными не только въ „прожиточныхъ" (состоятельныхъ) семьяхъ, но и въ семьяхъ бeдняковъ. Правда, многосемейность иногда вызываетъ жалобу на судьбу, но это происходитъ лишь въ минуту особенно острой нужды. Минуетъ такая нужда — и слышишь только насмeшливое „подфигуриваніе" надъ собой и своимъ положеніемъ1.

Безплодіе почти всегда разсматривается какъ несчастье и нерeдко служитъ причиной дурныхъ отношеній между супругами. Если дeтей нeтъ, то это значитъ, что кто-либо изъ супруговъ (чаще жена) боленъ или испорченъ, или — въ рeдкихъ, впрочемъ, случаяхъ, — „терпятъ за чьи-нибудь грeхи наказаніе Божье".

У больныхъ „бeлой грыжей" не бываетъ дeтей.

„По-сердцамъ другой разъ накормятъ бабу какимъ-нибыдь кореньямъ али травой. Матрена Матвeевна Коропчанчиха (тулунская) говорeла: „Я, говоритъ, накормлена по-сердцамъ — вотъ и не ношу" (Е. А. В—ва).

377

Чтобы носить ребятъ, существуетъ много „средствовъ", — кому какое поможетъ. Наиболeе дeйствительнымъ считается дeтскій пупокъ, который черезъ нeсколько дней у новорожденнаго ребенка присыхаетъ и отпадаетъ. Надо „взясь его и скормить женщинe, котора не носитъ. Съ мяснымъ пирогомъ, съ грыбнымъ ли. Помогаетъ. Другой разъ соберутся бабы и смeются надъ такой: у тебя, ить, чей ребенокъ-то? — ить, мой! Я тебя пупомъ-то накормила"...

Ходятъ на богомолье — „вымаливать ребенка", даютъ „обвeты потрудиться", сходить пeшкомъ „къ батюшкe-Инокентію" въ Иркутскъ, ходятъ къ Девятой-Пятницe1 въ дер. Тулюшку. Одно время eздили въ иркутскій монастырь къ знаменитому „отцу Федору".

Пьютъ разные корни. „Ес(т)ь такіе корни (здeсь-то ихъ нeту, въ Шарагулe — по низкимъ мeстамъ), похожіе на руку; у (н)ихъ пять отрос(т)ковъ, въ родe какъ пальцы. Если правую (али лeвую? — не помню) руку съeшь, дeтей совсeмъ не будетъ, а съeшь лeвую (?) — и у „бездeтной будутъ дeти". Если съeшь одинъ палецъ правой (?) руки, не будешь носить годъ; съeшь два пальца — два года, а веe пять съeшьсовсeмъ носить ребятъ перестанешь"2 (Е. А. В—ва). Значитъ, одинъ и тотъ же корень можетъ служить двумъ противоположнымъ цeлямъ: чтобы „носить ребятъ" и чтобы „не носить".

Если къ такимъ, кто не имeетъ дeтей, относятся какъ къ „обиженнымъ", даже уродамъ, то совсeмъ плохой взглядъ устанавливается на тeхъ, „кто не хочетъ дитю имeть", кто пускаетъ въ ходъ „средства".

Чтобы выжить ребенка: „Это ужъ не мать, а змeя, котора выживатъ ребенка. Этакъ только бар....я дeлаютъ". Изъ средствъ и способовъ плодоизгнанія называютъ „коренья"; К. И. Б—ая говоритъ, что употребляютъ хину, которую принимаютъ 3 или 4 раза въ день безъ мeры: порохъ3, тоже безъ мeры, растертый и распущенный въ теплой водe; ущипыванье какимъ-либо твердымъ предметомъ матки; сильное давленіе на нее; поднятіе тяжестей черезъ силу; прыганье съ высоты (съ крыши, напр.), чтобы стряхнуть и т. п.

Боль въ животe послe родинъ. См. Животомъ скудатца.

Брюхо поносить. „Которыхъ рветъ, тошнитъ, гонять (дeлается поносъ), поeлъ бы того и другого, тянетъ на соленое, то на кислое... Какое тутъ лeкарс(т)во? — Пройдетъ. Которы eдятъ мeлъ: изжога въ это время быватъ" (Е. А. В—ва).

Грудница — забрусенье грудей. Бываетъ больше отъ простуды. „Титьки сдeлаютца тверды, какъ брусъ, — воть тебe и забрусенье.

378

Больну грудь надо содоржать въ теплe". О. П. Ф—ва лeчитъ „причерчиваніемъ" (съ наговоромъ 3a); А. П. П—на — теплыми припарками. Изъ травъ полезны жарки цвeтки.

Животомъ скудатца послe родинъ. Правятъ животъ въ банe, растираютъ мыльной водой (А. П. П—на).

Заносица. „Не быватъ мeсячныхъ мeсяцъ, два, а то и больше. Баба думаетъ, что она ужъ забрюхатeла, а оказывается — нeтъ: потомъ все выхлестнетъ изъ неё. Въ родe быдто сброситъ. Только когда сброситъ, тамъ — ребенокъ, а здeсь — какой-то кусокъ мяса, незнамо што... Тутъ ничего не сдeлашь. Пройдетъ да и все. Потомъ пьютъ красны шишки" (Е. А. В—ва).

Золотникъ не исходитъ. „Краски (послe родовъ) на нутрe отъ жару сольются вмeстe кускомъ. Это вотъ баушки и называютъ: золотникъ. Золотникъ всегда быватъ. Больше (ребятъ) носишь, больше становитца золотникъ. Старухи, баушки-то деревенскія, послe родинъ вызываютъ краски, чтобы въ тeлe очищалось: растираютъ, поятъ свинярникомъ, чистякомъ, аптешной ромашкой (завариваютъ сразу же послe родинъ), даютъ пить молосное масло. Самбуръ покупаютъ въ аптекe, — кровь разбиваетъ, унистожаетъ и разрываетъ золотникъ... Одно слово, заботятца, чтобы золотникъ исходилъ. Икушерки-то, ить, забинтовываютъ и не даютъ очиститься нутру. Оттого ихъ и обeгаютъ нашъ-то братъ, простонародье".

Краски. См. Смёртны ключи красокъ.

Маточныя кровотеченія — обыкновенныя „мeсячныя"; называются то щукой, то гостями1, то „на рубахe". Черезчуръ обильныя кровотеченія А. П. П—на останавливаетъ наговоромъ 9, который она читаетъ „на разстаняхъ дорогъ"2.

Молока мало у матери, — мать „немолосна". А. П. П—на лeчитъ заговоромъ и „обчерчиваніемъ", — подобно тому „какъ горло лeчатъ". Иногда молоко присыхаетъ вовсе. Случается это, если „счиркаешь молоко на огонь. Отъ порчи тоже бываетъ".

Нарывы на грудяхъ. Бываютъ послe забрусенья, если остудишь. Примeняютъ ушканину, какъ, напр., при чирьяхъ.

Пусто брюхо. Бываетъ у „утробистыхъ" женщинъ. „Когда моя покойница-мать (полная была такая) родила двойниковъ, было шибко много красокъ. „Лишны краски", — какъ теперь въ память, говорeли: „вотъ двойни да еще и съ пустымъ", дескать два ребенка не все мeсто въ утробe заняли. У утробистой женщины кажный ребенокъ родится съ пустымъ: красокъ много бываетъ" (Е. А. В—ва).

379

Смёртны ключи красокъ. Открываются отъ „небережья"; больше — „у расхожихъ" бываютъ. Авдотья К—ва ни одного (ребенка) не нашивала... Открылись смертны ключи красокъ. Маялась пять годовъ. Съ тeмъ и померла..."

V. Народная ветеринарія.

1. Болeзни лошадей.

Весна беретъ. Это бываетъ съ „низовыми" лошадьми, если онe ходятъ некованыя: „тощаютъ, въ родe какъ тоскуютъ по дому, скудаютца. Которы пропадаютъ".

Въ качествe предупредительной мeры примeняется ковка лошадей. При лeченіи употребляютъ „картовну батву", которую парятъ въ горшкe докрасна и поятъ больную лошадь наваромъ; полезны: дикій хмель и „змeины выползки" съ дегтемъ (Тулунъ, Худоелань).

Задержаніе мочи („конь не можетъ помочиться"). Происходитъ отъ надсады. „Другой конь такъ съ кровью и мочитца... трясется сердешной". Лeчатъ отъ „надсады" по ниже описанному способу (см. Надсада); „если это не беретъ, толкутъ конопляно сeмя, покуль не сдeлатца какъ молоко, и даютъ лошадe", разведя немного водой. Поятъ и покупнымъ коноплянымъ масломъ; однако, „лучше быватъ, когда даютъ конопляно сeмя" (С. Ф. В—въ1).

Заковка. Если гвоздь, при прикрeпленіи подковы, ранитъ мясную подошву или мясную стeнку копыта лошади, получается такъ называемая заковка: „лошадь жалуетца на ногу и хроматъ; расковать коня надо, чтобы отдохнулъ, а то просто перековать".

Запалёной или зажжёной конь. По виду совершенно здоровая лошадь, съ хорошей „вытью" и пр., становится поджарой, бока у нея подведетъ, не наeдается. Послe eзды замeчается неправильное дыханіе и на бокахъ подергиваніе. Чаще заболeваютъ сытыя и малоeзженныя лошади, особенно въ жаркое время, отъ быстрой и продолжительной eзды, послe которой лошади дана „малая проводка", т. е. лошадь остановлена сразу и не проведена шагомъ. Лeченіе заключается лишь въ томъ, что послe каждой eзды, если лошадь разогрeлась, ей даютъ около трети ведра холодной воды и „небольшую проводку" (С. Ф. В—въ).

380

Исплечился конь. Къ хомуту лошади съ опаренными или сбитыми плечами прилаживаютъ1 мягкую кошму (потникъ), которая прилегала бы къ больному мeсту. Больное мeсто смазывается оленьимъ рогомъ или, если его нeтъ, коровьимъ масломъ (Алюй, Тулунъ).

Мокрецъ. По вeнчику копыта образуется опухоль, изъ которой вытекаетъ густая клейкая „матерія". Причина болeзни — грязь во дворe, когда она выше копыта. Лeченіе: больное мeсто промывается теплой водой, обсушивается при помощи тряпки, потомъ смазывается коноплянымъ масломъ, прокипяченнымъ съ жаренымъ лукомъ (С. Ф. В—въ).

Мышаки. Животное перестаетъ eсть, часто „катаетца" или лежитъ. Лежащія около ушей железы — „мышаки" — вздуваются, увеличиваясь до размeровъ гусинаго яйца. Причина болeзни — „сильная усталь и плохая пища". „Мышаки" разминаютъ руками или кусаютъ зубами; лучшее же средство — проколоть ихъ шлейнымъ шиломъ („заколоть мышаки"). Эта операція продолжается до тeхъ поръ, пока „мышаки" не стануть мягкими, но и послe этого черезъ каждый часъ, или даже чаще, лошадь „посматриваютъ": если „мышаки" не уменьшаются, „закалываніе" ихъ повторяютъ (С. Ф. В—въ).

Надавы на спинe подъ сeделкой. Сначала появляется опухоль, потомъ коросты въ копейку величиной, иногда болeе. При прикосновеніи къ больному мeсту лошадь вздрагиваетъ. Причины, вызывающія надавъ, — неисправности сeдла или сeделки, неправильная подкладка потника или, при неправильномъ расположеніи кобылокъ на сeделкe, надавливаніе черезсeдельника на хребетъ лошади.

Если опухоль еще не прорвало, на сeделкe вырeзается отверстіе, чтобы она лежала на здоровомъ мeстe, не касаясь опухоли. Если уже образовалась короста, ее смазываютъ молоснымъ масломъ и все, что отъ нея свободно отстаетъ, удаляютъ. Когда опухоль прорветъ, рану промываютъ теплой водой, смазываютъ тeмъ же масломъ, а кругомъ раны — керосиномъ, который употребляется, впрочемъ, только лeтомъ, чтобы отогнать назойливыхъ насeкомыхъ.

Надсада (надорвется конь). „Лошадь ровно согнется, не eстъ, дeлается все хуже да хуже, другой разъ и помочиться не можетъ". При лeченіи употребляется „составъ" изъ человeческой мочи, водки, куринаго помета и горючей сeры. Если составъ простоитъ на печи сутки, его можно выпоить заразъ полную бутылку; составъ, продержанный на печи больше сутокъ, дeлается крeпче и выпаивается въ меньшемъ количествe. Послe этого лошадь потeетъ; ее необходимо водить по двору, пока потъ не пройдетъ. „Если лeкарство будетъ на пользу, потъ такъ и катитъ градомъ" (Е. А. В—ва). Выпаиваютъ въ

381

нeсколько пріемовъ, — примeрно, черезъ день, — двe или три бутылки (Тулунъ, Курзанъ).

Наросты. Поверхъ копытъ образуется „въ родe заусеницы, только твердые". При недосмотрe лошадь хромаетъ. Болeзнь наблюдалась только на переднихъ ногахъ. О причинахъ не знаютъ. Все лeченіе состоитъ въ томъ, что наросты срeзаются острымъ ножомъ (Тулунъ).

Не стоятъ кони. „Вотъ, къ примeру, у Демьяна Хорошилова, въ Шабартe, тоже не стояли кони. Какъ только заведутъ три лошади, — всe до одной пропадутъ, а покамeс(т)ь одна или двe, — ничего, живутъ; заведетъ третью, — снова всe пропадутъ. — Не иначе, какъ у васъ подстроено, — объяснилъ одинъ богомолецъ: — должно, мясо закопано въ воротахъ. — А, ить, и вeрно: пошли и нашли въ воротахъ закопанное мясо" (Е. А. В—ва).

Павелъ Лeнивцевъ разсказываетъ, что его тоже научилъ одинъ богомолецъ: „чтобы велся скотъ, — говоритъ, — колоду для корму скоту надо дeлать изъ той деревины, на которой было гнeздо коршуна или вороны, только не мелкой пташки" (Шабарта).

Въ народной ветеринаріи тоже примeняется примeрная „продажа" больного животнаго — „на счас(т)ье", когда „скотъ не стоитъ, безъ (видимой) причины дeлается все хуже да хуже". Продажа эта по существу ничeмъ не отличается отъ описанной мною въ отдeлe дeтскихъ болeзней продажи ребенка: больную лошадь, пойманную на узду, трижды выводятъ изъ хозяйскаго двора, затeмъ возвращаютъ.

Нокоть. Лошадь перестаетъ eсть, становится невеселой; въ норкахъ — холодъ, дыханіе сперто. Лeченіе: насыпается въ блюдце поваренная соль1; во время чтенія наговора (наговоры 14a, 14b, 14c) тычутъ шлейнымъ шиломъ въ эту соль; послe троекратнаго повторенія наговора ее бросаютъ въ норки больной лошади, которая начинаетъ „фыркать". „Какъ только хорошо профыркатца, сразу приступатъ къ корму. Главная сила — въ наговорe". С. Ф. В—въ разсказывалъ про одного пьянаго коновала, который во время чтенія наговора такъ усердно „тыкалъ шиломъ", что раскололъ блюдце, просыпалъ соль... а лошадь всетаки моментально выздоровeла, приступила къ корму.

Нeкоторые знахари наговоръ читаютъ не на соль, а на нюхательный табакъ2, причемъ время отъ времени лошадь подергиваютъ за хвостъ (С. Н. В—ва). М. А. Долгихъ, читая наговоръ, стоитъ лицомъ на „солносходъ" и „перекрещиватъ" табакъ или соль ножомъ. „Наговоренную" соль (или табакъ) вдуваетъ черезъ дудочку въ норки лошади, затeмъ норки зажимаетъ и мнетъ. Если лошадь фыркнетъ —

382

значитъ, наговоръ на пользу, а если нeтъ — не поможетъ. Остатки соли бросаетъ на уши, голову, гриву, спину, затeмъ три раза дергаетъ лошадь за чолку и три раза — за сурeпицу.

Нырокъ „Эта болeз(н)ь у лошади только и быватъ. Покажетца пузырекъ на спинe, потомъ пойдетъ дорожкой по всему тeлу — всю спину и всe бока изломатъ. Болeз(н)ь заводитца отъ натуги, отъ невыстойки, отъ опою". При лeченіи употребляется „коричневой девятильникъ" (Tanacetum vulgare L.). Это растеніе сушатъ, мнутъ, просeваютъ, „збрызгиваютъ водицей", перемeшиваютъ съ „невeйкой" и кормятъ больную лошадь. Въ недeлю поможетъ, — увeряетъ Л. И. Т—нъ.

Окормъ. Лошадь, накормленная „съ жару" овсомъ или какимъ другимъ хлeбомъ, „безножитъ", начинаетъ хромать, потомъ совсeмъ лежитъ или ходитъ съ большимъ трудомъ. Обезножeвшую лошадь ставятъ въ рeку или озеро (болото) такъ, чтобы вода доходила до колeнъ; выбираютъ для этого глинистое или песчаное дно, „чтобы ногамъ было мягко". Держатъ лошадь только въ такомъ дворe, гдe нeтъ настланнаго пола; къ ногамъ вяжутъ глину, смоченную водой, — „вытягиваетъ изъ ногъ жаръ" (С. Ф. В—въ).

Опой. У лошадей на переднихъ лопаткахъ или около нихъ образуется болыная опухоль; лошадь тоже „безножитъ". Причина кроется въ томъ, что лошадь „плохо выстоялась послe перебeгу и напилась съ жару воды". Для излeченія примeняются два способа. Первый состоитъ въ томъ, что черезъ опухоль продергивается „заволока" (шнурокъ изъ волоса), которая время отъ времени передергивается, чтобы рана не заростала; по „заволокe" изъ больного мeста вытекаетъ гной1. Опоенную лошадь съ „заволокой" обыкновенно пускаютъ гулять въ поле на все лeто (С. Ф. В—въ). Второй способъ сообщилъ Андрей Михайловичъ Косматовъ (с. Тулунъ): „лоскутъ дабы (бумажная ткань) зажигаютъ, чтобы онъ только тлeлъ; лошадь заставляютъ вдыхать дымъ; при этомъ воды вытекаютъ черезъ норки".

Спину ломаетъ у коня. „Не слeдятъ хозяева, не настуютъ, набьютъ спину сeделкой, натрутъ. Перва (сначала) кожа облeзетъ, надуется, потомъ прорветъ её... Ну, и ломаетъ у коня спину". Рана размывается теплой водой и заливается масломъ оленьяго рога, спиртовымъ лакомъ, или засыпается квасцами. Квасцы надо перекипятить, растереть въ порошокъ и сыпать въ промытую рану. Дeйствуетъ быстро (С. Ф. В—въ).

Трещина на копытe. Раскалывается копыто отъ сильнаго удара обо что-нибудь твердое или отъ сильнаго напряженія въ возу. Расколотое

383

копыто „сшиваютъ" гвоздемъ или проволокой; щель заливается смолой, прокипяченной со свинымъ саломъ (С. Ф. В—въ).

2. Болeзни коровъ.

Взяться не можетъ корова. „Когда корова долго бeгается, но не можетъ взяться (ну, забеременeть!), старухи учили поскрести завер(т)ку отъ саней — веревошну ли, изъ прутьевъ ли, все равно — и наскрёбыши скормить съ хлeбомъ коровe". Еще лучше, если удастся воспользоваться случайно найденной заверткой (Е. А. В—ва).

Вши на языкe. Большею частью бываютъ у сосунцовъ. „Теленокъ плохо пьетъ молоко... Вотъ скрипитъ зубамъ, скрипитъ, — ну, и смотри: безпремeнно вши на языкe. Отчего быватъ, не знаю. Лeчатъ солью: языкъ выскабливаютъ тупымъ ножикомъ и натираютъ солью" (Е. А. В—ва).

Глаза слезятся. „На глаза скотина жалуется. Идетъ слеза, глаза пухнутъ, красные такіе сдeлаются... Кто его знаетъ, отчего. Больше отъ „молосника" бываетъ. Другой разъ молосникъ бросается то въ глаза, то куда, то низомъ, съ каломъ, пойдетъ". Бросаютъ врасплохъ соль въ глаза больному животному. „Скоро проходитъ, если бросать въ день раза два; такъ подeлаешь денька три — и ничего, проходитъ". Нeкоторыя хозяйки предварительно промываютъ больные глаза собственной мочой.

Грудница. „Послe тёла у коровъ другой разъ шибко грубнетъ вымя, молока мало, а какъ запустишь болeз(н)ь, получится нарывъ". Болeзнъ приключается: а) отъ простуды, когда коровe приходится ложиться на снeгъ или быть на „хіузe" (сильный холодный вeтеръ); б) оттого, что корова почему-либо не спускаетъ молока; в) отъ сглазу.

Для лeченія берется брусокъ, на которомъ правятъ топоры и ножи, или обыкновенный кирпичъ. Брусокъ или кирпичъ завертывается въ холщевый мeшокъ и нагрeвается въ печи. Вымя смазывается скоромнымъ масломъ и прогрeвается брускомъ или кирпичомъ. Послe выздоровленія коровы кирпичъ надо разбить. Этотъ пріемъ лeченія знакомъ сравнительно многимъ хозяйкамъ. Настоящія лeкарки „причерчиваютъ" вымя, читая наговоръ 3b. Дeлаютъ теплый припарокъ изъ огурешника-травы, въ тепломъ мeстe, за „хіузомъ": зимой въ конюшнe или въ „клeвe", лeтомъгдe угодно. „Боль станетъ унистожаться, тожно бросаютъ" (дeлать припарки). Дeлаютъ припарокъ и изъ жаркихъ цвeтовъ.

Железы раздулисъ. См. Мышаки.

Мокрецъ. Лeто 1911 года стояло очень дождливое. „Совсeмъ обезножeли коровенки. Мокро да мокро — вотъ, надо быть, отъ мокра и

384

сдeлалось... Болeли копыта; между копытъ нарывы съ гноемъ; опухоль по колeнки и выше". Лeченіе заключалось въ смазываніи копытъ дегтемъ; рeже заливали топленымъ свинымъ саломъ.

Мышаки. У телятъ тоже бываетъ въ родe конскихъ мышаковъ, только не на шеe, а въ поломъ мeстe у заднихъ ногъ, въ пахахъ. Тоже въ родe какъ горошины. Раскусываютъ, разминаютъ. „Железы раздулись", — говорятъ по нашему, а росейскіе „рыбкой", слышала, зовутъ" (Е. А. В—ва).

Очиститься не можетъ корова. Послe родовъ „мeсто" не выходитъ. Въ такомъ случаe коровe даютъ небольшое количество ячменя, — „примeрно съ фунтъ, съ полтора, много что съ два" (Е. А. В—ва).

Кромe того, если у коровы долго (черезъ часъ примeрно) не выходитъ „мeсто", ей даютъ съeсть ломоть хлeба съ закатанными въ него головными вшами (Тулунъ).

Поносъ у коровы („коровы свищутъ"). Чаще всего „такъ, ни отчего быватъ, а то хватитъ молодой травы, а то много воды попьетъ въ жаръ".

Даютъ сухой стародубъ, — „это ужъ самая коровья трава" (объ употребленіи см. ч. II, отд. 2, № 115).

Теленку при поносe а) перевязываютъ шерстинкой хвостъ у крестца, б) перевязываютъ хвостъ у самаго крестца тремя шерстинками, взятыми изъ хвоста матери (Тулунъ).

Потеря жвачки. „Безъ хорошей знахарки, ничего тутъ не подeлать, (хоть) и дeло-то, сказываютъ, — пустякъ" (О. П. Ф—ва).

Сухія коросты. Бываютъ около глазъ и на шеe, чаще у телятъ1. Причину болeзни видятъ въ томъ, что „самъ ли хозяинъ, ребятишки ли, а то, у кого есть, работники „гадятъ" (ходятъ по естественнымъ надобностямъ) въ скотномъ дворe. Для излeченія коростъ употребляется человeческій калъ, которымъ онe намазываются.

Тeла не держитъ корова. „Какъ ни корми, все плохонька, быдто голодна. Афанасея Федоровна научила: дашь коровe сeнца, такъ потомъ вилы-то клади не благословясь: „хозяинъ" этого не любитъ... Давай сeна, а сама говори: „Восподинъ хозяинъ и хозяйка, накормите мою пеструху (чалуху ли, чернуху), по шерсти почешите!" Такъ до трехъ разъ. — Дашь сeна и брось вилы чернемъ-то въ уголъ, а развилкой къ себe. Вотъ „хозяинъ" и пойдетъ по шерсти твою скотинку гладить" (Е. А. В—ва).

Хворь на коровъ во время жары. „Коровье кало смeшиваютъ съ пойломъ и даютъ пить коровамъ" (А. Г—хъ).

385

3. Болeзни собакъ и свиней.

Собачье бeшенство. Если „дурная" собака укуситъ здоровую, то у укушенной отрeзаютъ часть праваго уха. Какъ только потечетъ кровь, ею смачиваютъ кусокъ хлeба, который дается укушенной собакe въ предупрежденіе заболeванія1. Иванъ Аксёновичъ Хорошиловъ, — по разсказамъ Е. А. В—вой, — всегда прибeгалъ къ этому средству, которымъ пользовался и сынъ его Демьянъ Ивановичъ; да и многіе въ селe (Шабарта) знаютъ это средство.

Съ цeлью предупредить развитіе бeшенства у укушенной собаки, ей отрубаютъ хвостъ1. „Такъ кровью дурь-то и изойдетъ". Кровь останавливать ничeмъ не надо: „сколь выйдетъ, столь и пушай выходитъ" (Е. А. В—ва).

Собаки, по народному повeрью, сами знаютъ траву противъ бeшенства, являющагося слeдствіемъ зараженія при укушеніи дурной собаки: укушенная собака исчезаетъ со двора на нeсколько дней, иногда недeли на двe, и возвращается здоровою. Въ Тулунe и Худоелани многіе разсказывали мнe о собакахъ, которыя, будучи укушенными бeшенымъ волкомъ или собакой, забивались въ сeно, находили тамъ нужныя травы и совершенно выздоравливали2.

Укусы небeшеной собаки. Излeчиваются просто: сжигаютъ клокъ шерсти укушенной собаки и пепломъ присыпаютъ раны3 (Тулунъ, Курзанъ, Шабарта).

Укусы змeи. Для собакъ они не страшны, такъ какъ всeхъ непріятныхъ послeдствій собаки сами избeгаютъ: какъ и противъ развитія бeшенства, такъ и въ данномъ случаe, онe, — по народному повeрью, — знаютъ какія-то травы; ими собаки и „отъeдаютца". Какія это травы, услeдить трудно (Тулунъ, Аршанъ).

Чума у собакъ. „Бываетъ чаще всего у годовиковъ. Незнамо отчего, изъ норокъ идетъ гной". Наружнымъ средствомъ противъ болeзни служитъ сапожный варъ, а внутреннимъ — горючая сeра, истолченная и насыпанная на кусокъ хлeба (Тулунъ).

Отъ худобы у свиней вбиваютъ подкову въ то корыто, изъ котораго ихъ кормятъ (А. Г—хъ).

4. Болeзни домашнихъ птицъ.

Повeтрія на куръ. Куры ходятъ какъ сонныя, eдятъ мало, большею частью сидятъ закрывши глаза; гребни у нихъ чернeютъ. Пропадать

386

примутся. Одною изъ причинъ повeтрій считается то обстоятельство, что кто-нибудь построилъ домъ или мельницу, „завeчая ее на курину голову"1.

Лeченіе: ноги, клювъ и подъ крыльями смазываютъ смолой или чистымъ дегтемъ. Поятъ чистымъ дегтемъ или синькой.

Поетъ въ горлышкe. У куръ бываетъ хрипъ въ горлышкe оттого, что „проглотить не можетъ" (постороннее тeло въ горлe). Средства: „пяташной боговой свeчой" стараются протолкнуть застрявшее въ горлe постороннее тeло (Тулунъ).

Слабыя ноги у „цыплятъ-индeятъ". Чтобы предотвратить такой недостатокъ домашней птицы, избeгаютъ кормить ее творогомъ (Алюй).

5. Общія болeзни домашнихъ животныхъ.

Бeльма на глазахъ. Появляются, какъ говорятъ, вслeдствіе засоренія глазъ пылью или отъ пораненія сухой травой, соломой; „другіе бьютъ по глазамъ, — вотъ тоже настрогаетъ бeльмо". Для лeченія употребляютъ мелко истолченный сахаръ, просeянный черезъ частое сито. Сахаръ вдуваютъ въ болъной глазъ посредствомъ трубочки изъ бумаги или просто бросаютъ въ глазъ „горс(т)ью" (село Тулунъ); иногда къ сахару примeшиваютъ соль (с. Курзанъ). Сахаръ или соль замeняется крымзой, растолченной въ порошокъ. Лeченіе сахаромъ продолжается неопредeленное время, но не менeе 5 дней и не менeе двухъ разъ въ день — утромъ и вечеромъ.

Вши на рогатомъ скотe, на лошадяхъ и собакахъ появляются обыкновенно весной. Животныя чешутся, шерсть вылазитъ клочьями, на кожe появляются плeшины. Причина: плохой кормъ, затeмъ зараженіе другъ отъ друга. Больныхъ обсыпаютъ нюхательнымъ табакомъ, моютъ наваромъ махорки: пользуются также „балаганскимъ" табакомъ, табакомъ-„самосадкомъ", лиственничной губой.

Грыжа. Бываетъ отъ понетуги. Открываютъ кровь.

Молосникъ. У молодыхъ коровъ и лошадей, чаще всего до 2-лeтняго возраста, подъ горломъ собирается опухоль примeрно съ кулакъ; у жеребятъ иногда идетъ изъ норокъ гной. Лeчатъ эту болeзнь горючей сeрой, истолченной въ порошокъ, которымъ посыпается хлeбъ, скармливаемый животному. Жеребятъ обыкновенно не лeчатъ, а просто пускаютъ на все лeто въ поле, и болeзнь проходитъ сама собою (с. Тулунъ). Нерeдко употребляютъ, вмeсто горючей сeры, мёдъ, особенно при лeченіи коровъ; медомъ намазываютъ ломоть хлeба и даютъ скотинe.

387

Падежъ скота, когда „ходитъ повальна болeз(н)ь". Горячіе угли, ладанъ и волосъ съ женскаго полового органа кладутся вмeстe для обкуриванія скота (д. Заусаева). Добываютъ „деревянной огонь" (полученный треніемъ дерева о дерево) и разносятъ по всeмъ избамъ деревни. Около воротъ поскотины устраиваютъ курево1: кучи дровъ и хвороста обкладываются навозомъ и зажигаются деревяннымъ огнемъ. Огонь и дымъ „отживаютъ заразу", не даютъ ей перейти черезъ поскотину. А она старается проникнуть всякими путями. „Молоденька я еще была (годовъ, вeрно, 45 тому ужъ будетъ), тоже скотъ валился — въ Удинскe, въ Шабартe, въ Тулунe, по прочимъ селамъ; въ Курзанe только три коровы осталось: двe у Конфорочки да одна у Ферулихи. Зараза разразилась лeтомъ, а весной-то, разсказываютъ, воз(в)ращался „съ низу"2 обозъ. Распутица такая, — ни на саняхъ, ни на телeгe... Замаялись мужики. Тащутся это они, а баба имя и (в)стрeчается, проситъ посадить подвезти. Мужики — „нeтъ", говорятъ, „и такъ кони престали"... Она пригрозила, что все у нихъ „очиститъ", и все-таки сeла на подводу. Тутъ мужики и увидали, что ноги-то у бабы — „коровьи"... Доeхала она до Шабарты (обозъ-то шелъ отъ Худой Елани), слeзла съ телeги и скрылась. Когда разговоръ про это пошелъ по деревнe, богачи стали угонять скотъ на заимки, а кто (вотъ Страховы) сталъ продавать: холеру стали ждать. Лeтомъ-то она и „очистила" (Е. А. В—ва).

Въ борьбe съ повальными болeзнями употребляютъ еще „обыдённой холс(т)ъ". „Въ одинъ день напрядутъ, въ этотъ же день выткутъ"; въ работe принимаютъ участіе нeсколько сосeдокъ, по возможности больше3. Обрeзки этого холста привeшиваютъ на ворота всeхъ дворовъ деревни и на ворота поскотины. Старые обрeзки „обыдённова холста" мнe пришлось видeть на „маткахъ" (перекладинахъ) воротъ въ дер. Бадаръ въ 1905 году.

Переломы костей. Ихъ лeчатъ мeдью. Стружки или мелкіе опилки старинныхъ мeдныхъ монетъ насыпаются на ломоть хлeба, который даютъ съeсть животному4. „Такъ вотъ ровно обручекъ и ущупывается на сломаномъ мeстe, какъ заживетъ-то".

Пучитъ скотину. Животное безпокоится, „ровно посматриваетъ себe на бока". Бока вздуты, иногда изо рта течетъ слюна или пeна, животное ложится. Болeзнь происходитъ оттого, что „съeс(т)ъ скотина каку вредну траву, къ примeру сказать — сурeпицу, али хлeба объeс(т)ся". Бока скотины стягиваютъ волосяными вожжами и гоняютъ

388

ее по двору, поятъ мыльной водой, въ задній проходъ „толкаютъ" (вводятъ) небольшіе куски мыла (Тулунъ).

Соринка въ глазу. „Ищутъ соринку, песокъ ли, — лис(т)вянной сeрой".

Споръ (запоръ). Когда „сопрётъ брюхо у скотины, надо давать чистякъ. Безъ всякихъ наговоровъ напарь да и пои. Чистякъ — такъ онъ и есть чистякъ: все очиститъ" (Е. А. В—ва).

Тeла скотъ не держитъ. Причину этого въ высшей степени непріятнаго для всякаго хозяина явленія видятъ въ томъ, что кто-нибудь изъ недобрыхъ людей возьметъ изъ сосeдскаго двора кормъ и унесетъ своему скоту. Съ тeхъ поръ у него скотъ „какъ на опарe киснетъ", а у сосeда, какъ онъ теперь ни корми свой скотъ, все будутъ „выдры". Это — очень распространенное повeрье. Зная его, нетрудно понять ту подозрительность, съ которой хозяинъ встрeчаетъ пріeзжаго покупателя скотины. Интересный случай разсказала мнe А. І. Т—ва.

Пріeзжаютъ на заимку мужъ съ женой покупать корову, поглядeть, прицeниться. Хозяйка насторожe. Видитъ она, что покупательница отлучилась во дворъ, стала присматривать за нею. И не напрасно: когда хозяева и покупатели, прощаясь, собрались у кошевки, въ ней оказалось нeсколько горстей „собраннаго во дворe корма". Хозяйка, незамeтно для разговаривавшихъ, выбросала его. Однако покупательница смeтила это. Воспользовавшись затянувшимся разговоромъ мужиковъ, она улучила минуту и опять сдeлала попытку принести изъ двора горстку-другую корма. Но опять неудачно: „хозяйскій глазъ все видeлъ"...

Укусы змeи лeчатся заговорами. Л. И. Т—нъ читаетъ наговоръ 1a.

Черви въ горлe у скотины. Ротъ и горло мажутъ дегтемъ, вводя помазокъ возможно глубже (Алюй).

Ящуръ. Болeзнь эта бываетъ у лошадей и рогатаго скота; болятъ языкъ, десны, копыта. Животныя перестаютъ eсть, особенно жесткую пищу, и большею частью лежатъ. Болeзнь считается „переходчивой", т. е. заразной. Лeченіе: десны, языкъ и копыта смазываютъ чистымъ дегтемъ, натираютъ квасцами, солью; кормятъ чеснокомъ, лукомъ и черемшой. Пойло налаживаютъ съ уксусомъ.

389

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

Народно-медицинскія средства.

———

I. Наговоры, молитвы, заговоры.

„Не надо знать два наговора отъ одной болeзни: не будетъ дeйствовать ни одинъ, потеряшь силу". А. Ф. Травкина.

„Нельзя учить, кто старше тебя". О. П. Ферулева.

„Волхижицы помогаютъ только, когда (у знахаря) въ ротe зубы цeлы". ФФ. Долгихъ.

1. Отъ гада (укуса змeи):

a) „Очерчаю я и ограждаю рабъ (имя лeкаря) скотину мою (называется масть скотины или имя укушеннаго человeка) отъ землянова червя. Петру и Павлу на кадило, на ихъ святое имя".

Слова эти произносятся трижды, и каждый разъ укушенное мeсто „очерчивается" безымяннымъ перстомъ, на который „передъ этимъ надо поплювать". Леонтій Измайловичъ Травкинъ.

b) „Стану бласловясь, пойду бласловясь изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты, въ чистое поле, въ широкое раздолье, на сине море. Надъ синимъ моремъ стоитъ дубъ, на дубу сидитъ воронъ — чорнай, безъязышнай. Я, раба Божія, дубу помолюсь, у чорнаго ворона спрошусь, отъ земляннова червя заговорюсь. У тебя, змeя-шипея, вода въ морe, а у меня — въ ротe". Афимья Васильевна Непомнящихъ.

Заговоръ читается на воду, которою смачивается укушенное мeсто. Время — „безъ разбору".

c) Укушенное мeсто обводится трижды крестомъ или „серебрушкой", а если нeтъ подъ рукой ни того ни другой, можно и „перстамъ — безымяннымъ и большимъ, сложенными щепотью". Обводя крестомъ, серебряной монетой или пальцами, Сиклитинія Никитишна Васильева читаетъ:

Змeя-шкурапія, вынимай дeтей яду. На морe, на океянe сидитъ

390

Михайло Арханделъ на большимъ камню, доржитъ ключи золотые и мечъ. Ежли не выймешь дeтей яду, онъ тебя изрубитъ и исказнитъ".

2. Отъ болeзни горла:

a) „Пойду благословясь, пойду перекрестясь, изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты, на море — на кіянъ. На морe, на кіянe, на островe Буянe стоитъ престолъ, на престолe стоитъ Матушка Запрестольна Богородица, доржитъ крес(т)ъ — капарисъ. Прошу, Матушка Запрестольна Богородица, рабу (такому-то) горловую болeзнь излeчить, искорбить. Какъ дымъ идетъ изъ цeла, такъ, скорби и болeзни, проходите изъ (такого-то) раба, горловая болeзнь — исходи".

При чтеніи наговора горло „причерчиваютъ на цeло": безымяннымъ пальцемъ причерчивается цeло „по верху"; затeмъ, по прочтеніи, плюютъ на „спинку" правой руки и обводятъ горло, какъ „голодной слюнёй". О. П. Ферулева.

b) „Матушко-цолушко, ты не болишь и не скорбишь отъ пылу, отъ жару. Чтобы не болeло, не скорбeло горлышко у раба (али рабы) божьяго (имя) отнынe и до вeку. Аминь".

Заговоръ сопровождается такими манипуляціями: „сложеніемъ" большого и безымяннаго пальцевъ правой руки трижды „окрещиваетца" цeло печи, трижды обводится больное мeсто и трижды „перечерчиваетца" больное мeсто этимъ „сложеніемъ" крестъ-накрестъ. А. П. Пушмина.

3. Отъ грудницы:

a) Олья Петровна Ферулева причерчиваетъ больныя груди серебрянымъ „кольцомъ" (можно „серебрушкой") и читаетъ:

„Пойду благословясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты на море, на кянъ. На морe, на кіянe, на островe Буянe стоитъ престолъ, на престолe стоитъ Матушка Запрестольна Богородица. Прошу Матушку Запрестольну Богородицу помогчи такой-то рабe отъ грудницы. Грудная боль грудница, какъ кольцо исходитъ, серебро изнашивается, такъ и ты, болeзнь, сходи. Сходите, болeзни, съ бeлаго лица, изъ ретивого сердца, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ 77 жилъ и 77 суставовъ на пень, на колоду, на бeлую березу, во имя Отца и Сына и Святого Духу и ниприсно1 во вeки вeковъ". Дотрое.

b) Отъ грудницы у коровъ:

„Пойду благословясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты на море, на кіянъ. На морe, на кіянe, на островe Буянe стоитъ престолъ, на престолe стоитъ Матушка Запрестольна Богородица. Прошу, Матушка Запрестольна Богородица, помогчи моей троешёрс(т)ной коровушкe (чернухe ли, пеструхe ли) отъ грудницы.

391

Грудная боль — грудница! Какъ брусъ (можно кирпичъ) исходитъ, камень изнашиватца, — такъ и болeзни сходите съ моей троешёрстной коровушки". О. П. Ф—ва.

4. „Грыжу загрызать":

Лeкарка беретъ на руки ребенка и „дeлатъ видъ, быдто грызетъ ребенка". Мать спрашиваетъ:

— Кого грызешь?

— Грыжу.

— Загрызай, штобъ вeкъ-повeки не было, а ты не до вeку1. Какъ у меня въ головe волосъ крeпокъ, такъ бы и у рабы божьей (имя) была грыжа крeпка. Осподи Исусе, Сынъ Божій, помилуй меня!

„Говорится до трехъ разъ — утромъ на зарe и вечеромъ на зарe, всего шес(т)ь зорь". Ф. М. Г—на.

5. Отъ думы:

„Чуръ моя дума, чуръ мой умъ, чуръ мой разумъ, чуръ мои мысли, чуръ мои крови! Эту я думу за море брошу. Иломъ замоетъ, пескомъ занесетъ".

Три раза. Затeмъ надо „разъ проговорeть":

„Заключаю, замыкаю всe слова сполна. Ключъ мой — языкъ, уста мои — замокъ". А. С. Долгихъ.

6. Отъ запоя:

— Оспода тутъ не надо называть, — оговаривается Ф. М. Г—на.

„Какъ покойникъ лежитъ — ни рукой, ни ногой, ни буйной головой, не растворяютца у него уста, не раскрываютца его очи ясныя, и руки не отходятъ отъ ретиваго сердца, отъ покойника пахнетъ и несетъ духомъ, — такъ бы этого человeка отворачивало отъ вина не на годъ годущій, а на вeкъ вeкущій".

7. Отъ зубной боли:

Наговоръ произносится съ того мeста, откуда будетъ замeченъ „молодикъ" (молодой мeсяцъ). Самъ лeкарь читаетъ его въ томъ случаe, когда больной — въ дeтскомъ возрастe; взрослые же повторяютъ слова наговора за лeкаремъ:

— Батюшка младой мeсяцъ, ты на тeмъ свeтe былъ?

— Былъ.

— Покойниковъ видeлъ?

Видeлъ.

— У покойниковъ зубы не болятъ?

Нeтъ, не болятъ.

— Также и у меня нeтъ (т. е. не болятъ), у рабы божьей (имя) отнынe и довeку. Аминь... аминь... аминь2.

392

По прочтеніи наговора плюютъ трижды „на лeвый бокъ". А. П. Пушмина.

8. Отъ испугу:

Ребенка выносятъ или выводятъ на зорю — утромъ и вечеромъ, встаютъ лицомъ къ утренней или вечерней звeздe, крестятся и читаютъ:

„Вечёрная зарица Марея, утренна Маремьяна-Пустыня, сыми съ раба Божія младенца (имя) кашель и удушье, родимецъ и младенческа; уроки и призоры и вeтрены переломы съ ясныхъ очей, съчерныхъ бровей, съ ретиваго сердца, съ красной лехки, съ горячей крови".

Читаютъ трижды. „Послe перваго разу дунуть въ темя ребенка, послe второго — въ правое ухо, послe третьяго — въ лeвое ухо, а потомъ въ лeвую сторону плюнуть одинъ, а то и три раза". Послe третьяго раза читается:

„Заключаю, замыкаю всe слова сполна, ключъ мой — языкъ, слова мои — замокъ". А. С. Долгихъ.

9. Заговоръ красокъ (обильныя менструаціи) читается на „разстаняхъ" дорогъ.

„Мать жильная, мать тeлесная, возьми и поди на разстаняхъ. Это — твое [выливаетъ изъ сосуда пригоршнями воду налeво], это — мое [выливаетъ направо]".

Это продeлывается трижды. Остатки воды выливаютъ „черезъ край" налeво1. А. П. Пушмина.

10. Заговоръ крови:

a) „Стану я, раба (имя), благословясь, пойду перекрестясь изъ избы дверьми, изъ воротъ въ вороты, въ чистое поле подъ востошну сторону. Подъ востошной стороной сидитъ дeвица, прядетъ куделичку и тянетъ шелковую ниточку. Щелковая ниточка порвалася, кровь у рабы Божьей (имя) унялася. Отнынe и до вeку. Аминь... аминь... аминь". А. П. Пушмина (заимка Сахтуй).

b) „На островe Буянe, на рeчкe Кіянe, на бeлымъ камню сидитъ красна дeвица, шьетъ ниткой шелковой. Нитка шелкова порвалася, горяча кровь у раба Божьяго (имя) унялася". Агафья Гладкихъ.

11. Отъ лихорадки:

a) „Двeнадцать кохтей, 12 нохтей, 12 тётокъ! Пособляюся, помогаюся. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня (имя больного). Скатитеся съ меня, пособите меня, помогите меня, откатите отъ меня, отвалите отъ меня, — съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бeлаго лица, съ ретиваго сердца, съ лёхкихъ, съ печенки, съ селезенки, со всей нутреной, пособите меня, помогите не на годъ годущій, а на вeкъ вeкущій. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня. Аминь".

393

Вслeдъ за этой „молитвой" Ф. М. Г—на читаетъ вторую:

b) „Стану бласловясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ сeней въ сeни, изъ воротъ въ вороты, подъ востошну сторону. Съ подвостошной стороны стоитъ матушка соборна церква. Въ соборной церкви стоитъ златъ камень. На златe камени стоитъ Матушка Пресвята Богородица. Пойду я къ ней близёшенько, поклонюся ей низешенько, попрошу ее съ усердіемъ: пособи меня, помоги меня, Матушка Пресвята Богородица, избавляюся я ото всякихъ болeзневъ на сонъ, на угомонъ, на добро здоровье, на долгій вeкъ".

И тотчасъ же читается третья „молитва":

c) „Стану бласловлясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ сeней въ сeни, изъ воротъ въ вороты. Стоитъ матушка апостольска церква. Въ апостольской церкви стоитъ престолъ. На престолe стоитъ Исусъ Христосъ и при ёмъ андели всe и архандели всe. Помогите меня, раба-человeка, ни на годъ меня, ни на два меня, а на вeкъ вeкущій. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня".

— Ладишь, когды придется (не по зорямъ) и сколько разъ придется. Ладишь на воду. Надо соль, угли, ножъ... Лучше, чтобы самъ больной говорeлъ молитвы. Ф. М. Г—на.

d) Отъ двeнадцати тетокъ (утромъ читается):

„Утрення заря-зарница"..., а вечеромъ:

„Вечорна заря-зарница, красна дeвица, пришла раба Олья покоряться, пришла я къ тебe поклоняться, отречи ичи отъ 12 лихоратокъ, отъ 12 лихоманокъ, отъ 12 тетокъ; выдите, скорби и болeзни, изъ раба (имя больного), дутая тетка, нутряная — другая, вeтрена — третья, трясуча — четверта, головна — пята, хребтова — шестая, реброва — семая, жильна — восьмая, суставна — девята, поднокотна — десятая, пальцевая — одинадцата, костяная — двeнадцатая1. Выдите, скорби и болeзни, изъ бeлаго лица, ретиваго сердца, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ черной печени, изъ 77 жилъ, изъ 77 суставовъ — на пень, на колоду, на бeлую березу, во имя Отца и Сына и Святого Духу и ниприсно во вeки вeковъ". О. П. Ферулева.

e) Маленькому „ладятъ" отъ лихорадки „на зори — три утрешныхъ и три вечорныхъ:

„Выхожу я на улицу, на матушку на зорю. Утренна Марья, полуденна Марея, вечорная Дарья, пособите моему младенцу (имя), скатите съ него, свалите съ него, съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бeлаго лица, съ ретиваго сердца, съ лёхкихъ, съ печонки, съ селезенки, со всей нутреной, пособите, помогите не на годъ годущій, а на вeкъ вeкущій". Ф. М. Г—на.

394

12. Отъ младенчецкаго родимцу:

a) „Благослови меня, Господи, сонъ Пресвятой Богородицы переговорeть! — Дeва Марея, гдe спала и ночевала? — Спала я, ночевала, много сна во снe видeла. Привидeлся сонъ: пришли святы ризы, взяли Христа за святыя русы, повели Христа на злобный дворъ, ни хъ тeмя судьямъ неправеднымъ. Напоили жолучью, надeли дерновъ вeнецъ, стали Христа распинати на три-девяти паристы, ногируки гвоздямъ прибивавши, святу кровь проливавши... Сынъ ты мой возлюбезнeйшій, невозможно ли на мой трудъ зрeти. — Не сотмяяно мой трудъ стояти, котора матница мается, душа съ тeломъ прощается, тому я тeлу дамъ очищеніе душe на прощеніе"1.

Читается этотъ „сонъ Богородицы" на росной ладанъ, на „младенчецкой сандалъ" (порошокъ изъ аптеки) и на свeчку отъ „христовской заутрени". Кусочекъ свeчки — на крестъ больному, а другой кусочекъ — въ посудинку. Посудинку надо деревянную (туясокъ или чашка), стеклянную нельзя. Вода идетъ отварная. Ею поятъ и умываютъ, утромъ и вечеромъ. „Сонъ" читается одинъ разъ. П. Кичигинъ.

b) — Выходи на зорю вечеромъ и утромъ и говори:

„Матушка заря-зарница, красная дeвица, утрешна Дарья, вечорна Марья, пособи и помоги младенцу ото всeхъ болeстей, ото всeхъ хворостей, отъ полуношника, отъ полуношницы, отъ полудённика, отъ полудённицы. Я тебя прошу и молю: дай сну я угомону (имя), добраго здоровья. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь". А. В. Н—хъ.

13. Отъ муки родильной:

— Родильница, а то баушка молится:

„Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня, рабу (имя). Осподь Богъ спускается съ небесъ, и для Оспода Бога растворяютца неба и земли, — такъ и у меня растворитеся роды. Осподи Исусе, Сынъ Божій, помилуй меня. Аминь".

Наговоръ читается до трехъ разъ.

14. Отъ ногтю:

a) „Лягу бласловясь, стану перекрестясь, пойду подъ востошну сторону, на океянъ-море. Тамъ лежитъ колода-рыба. Подойду поближе, поклонюсь пониже: вынь изъ моихъ лошадей2 двeнадцать нохтей, двeнадцать скорбей, отъ дыхальнава, отъ пыхальнава, отъ норошнова, отъ глазнова, отъ ушнова, отъ челошнова, отъ копытнава, отъ щёточнава,

395

отъ хвостовова, отъ хребтовова, отъ болоннова, отъ заболоннова, отъ стрeшнова, отъ поперешнова, отъ щипоты, отъ ломоты, отъ западнава вeтру. Бросаю всe наговоры черезъ плечо наотмачъ. Матушка колода-рыба, закрeпи мои слова бeлояровымъ хрящомъ, бeлояровымъ пескомъ на доброе здоровье".

Читаютъ три раза на соль или на табакъ, стоя „на солносходъ". Макаръ АФанасьичъ Долгихъ.

b) „Стану благословясь, пойду перекрестясь въ чисто поле. Въ чистымъ полe стоитъ ракитовъ дубъ. На дубу сидитъ младъ исёлъ1 соколъ. Подойду я (имя) близёшенько, поклонюсь низёшенько: батюшка исёлъ соколъ, не скреби сырый дубъ, полетай во конюшнай дворъ, выскреби (масть коня) скорбище и ногтище, двeнадцать нохтей, двeнадцать скорбей, съ ретиваго сердца, съ лёхки, съ печёнки, съ горячаго сердца, хребтовой, мозговой, проходной, изъ-подъ щетки, изъ-подъ копыта, изъ 77 жилъ, съ поджилкой. Будьте крeпки и лeпки мои слова, крeпче камня, крeпче булату. Плюну слюну я въ воду. Словъ моихъ не поднять, комару носа не подточать, тетерe словъ моихъ не перенять". Агафья Гладкихъ.

c) „Пойду я бласловесь, пойду перекрестесь, въ чистое поле, въ широкое раздолье, на синее море. На синемъ морe сидитъ абка-звeрь. Выгоняй изъ коня (такого-то) двeнадцать нохтей — стрeшнаго и поперешнаго, щёточнаго и подщёточнаго, хребтового и сапового, изъ сапу въ голову, изъ головы въ гриву, изъ гривы въ спину, изъ спины въ задъ, изъ зада въ землю. Батюшка абка-звeрь, прошу я тебя выгнать изъ моего коня (такого-то) боль". П. Кичигинъ.

15. Отъ обжогу:

a) — Обдувай обжогъ, плюй и заговаривай:

„Середа и пятница, уйми пламя, огонь, обжогъ рабы (али раба) на доброе здоровье". Палагея Арсентьевна Татаринова.

b) — Когда па?ромъ обольешься, надо водить безымяннымъ перстомъ и три раза проговорeть:

„Середа, пятница, между имъ четверигъ, жога и вара на воду упала". Федосья Федоровна Долгихъ.

16. Отъ озeву и отъ уроковъ:

a) „Пойду благословясь, пойду перекрестясь, изо дверей во двери, изъ воротъ въ вороты, на море, на кіянъ. На морe, на кіянe стоитъ престолъ, на престолe стоитъ Матушка Запрестольная Богородица, доржитъ крес(т)ъ — капарисъ. Прошу, Матушка Запрестольна Богородица, тебя — помогчи отъ вeтренаго перелому, отъ глазу, отъ уроку, отъ испугу, отъ всeхъ думовъ крeпкихъ; выдите, скорби и болeзни, отъ такого-то изъ бeлаго лица, изъ ретиваго сердца, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ черной печени, изъ 77 жилъ,

396

изъ 77 суставовъ, на пень, на колоду, на бeлую березу, во имя Отца и Сына и Святого Духу ниприсно во вeки вeковъ".

— До трехъ. Всяко дeло надобно до трехъ. Ладится на зарю. О. П. Ферулева.

b) „Стану я, раба Божья (имя), благословясь, пойду перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ воротъ въ вороты, въ чистое поле. Въ чистомъ полe стоитъ престолъ, на престолe — Мать Пресвята Богородица стоитъ. Мать Пресвята Богородица, сыми всe уроки-призоры съ раба (али съ рабы) такого-то (имя сказать надо) — встрeшны, поперешны; дневны, полуденны; ношны, полуношны. Опусти, Мать Пресвята Богородица, по чистому полю, по матушкe быстрой рeкe. Наговоръ мой крeпкій: крeпче камню, быстрe воды, вострe булату. Аминь... аминь... аминь". А. П. Пушмина.

Ладитъ она на отварную водичку; въ посуду съ водой бросаетъ щепотку соли и говоритъ: „Вeтренному, встрeшному и поперешному соль-сулемы въ глаза!" Затeмъ читаетъ приведенный наговоръ.

c) Ладятъ утромъ и вечеромъ, наговаривая на воду:

„Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня! Скати съ меня, свали съ меня, съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бeлаго лица, съ ретивого сердца, съ горячей крови, на сонъ меня, на угомонъ, на доброе здоровье, на долгай вeкъ. Аминь".

Три раза. „Водой спрыскиваютъ и поятъ больного, моютъ ему грудь противъ сердца"; при этомъ „вытирать нельзя, пусть сама вода изсохнетъ". Ф. М. Горошкина.

17. Отъ полуношника:

„Вечорна заря-зарница, утренная, полуношная, пришла я къ тебe благословляться, покоряться, младенцу отъ вечорной зари, отъ полуношной, отъ утренной. Выдите, скорби-болeзни, изъ младенца (имя его) къ матушкe-вереюшкe. Матушка-вереюшка, возьми моего младенца болeсь — полуношную, ношную, утренную изъ младенца (имя его). Дай мнe спокойнаго, здороваго, угомоннаго; выдите, скорби и болeзни, изъ младенца, изъ бeлаго лица, изъ ретиваго сердца, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ 77 жилъ, изъ 77 суставовъ, и подите, эти скорби-болeзни, по вeтру-воздуху". О. П. Ферулева.

18. Отъ поясницы:

a) „Матушка заря-зарница, красная дeвица, мать сыра земля, сними съ меня, съ рабы Божьей, прытку — стрeшну, поперешну; денну, полудённу; ношну, полуношну. Аминь... аминь... аминь".

Этотъ наговоръ стараются читать „на мeстe, гдe боль поясницe приключилась". Читаютъ утромъ на зарe. А. П. Пушмина.

b) Палагея Арсентьевна Татаринова плюетъ три раза на полъ и „сeкётъ" спину больному (который лежитъ на порогe избы), слегка дотрагиваясь до нея топоромъ; при этомъ она произноситъ шепотомъ такой діалогъ:

397

— Чо сeкешь?

Сeкунъ.

Сeки сeкунъ, сeки его вдоль и поперекъ, штобы не было его во вeки вeковъ.

— У тебя не боли и у меня не боли. Аминь.

19. Отъ притки, банной погани.

— Читаешь на вeникъ въ банe, чтобы не прилипла какая боль. Плеснешь на вeникъ воды надъ каменкой и говоришь:

„Избавляю тебя, каменка, отъ жара, отъ пламя, а меня избавляй раба (имя) отъ уроковъ, отъ призоровъ, отъ вeтреныхъ переломовъ, отъ банной погани, отъ вeчной муки, откель пришла, туды и пойди: съ воды — на воду, съ рeки — на рeку, съ вeтру — на вeтеръ". Дотрое.

„Заключаю, замыкаю всe слова сполна; ключъ мой — языкъ, уста мои — замокъ". А. С. Долгихъ.

20. Отъ рожи.

a) „Не сердися, проклятая рожа! У раба (такого-то) ни на кости ни жили (жилы), ни на рабe бeлаго тeла. Нeтъ тебe, проклятая, мeста! Выдите, скорби-болeзни, изъ ретиваго сердца, — пылучая рожа, деручая рожа, вeтреная рожа, прихожая рожа, выди изъ бeлаго лица, изъ ретиваго сердца, изъ ясныхъ очей, изъ чорныхъ бровей, изъ алой крови, изъ чорной печени, изъ 77 жилъ, изъ 77 суставовъ на пустой лeсъ, на пень, на колоду, на бeлую березу. Гдe ты была, туды и поди съ этого раба".

— Больное мeсто очерчивашь безымяннымъ пальцемъ. О. П. Ферулева.

b) А. П. П—на наговоръ читаетъ (три раза) на сучокъ: „Какъ ты, сучёкъ-батюшка, сохнешь, такъ и ты, рожа, сохни отнынe и довeку. Аминь".

21. Отъ сглазу:

a) „Отъ уроковъ, отъ призору, отъ думы, отъ озeвищевъ, отъ жаднаго, отъ алашнаго, отъ завидущаго, отъ черноглазаго, отъ бeлоглазаго, отъ красноглазаго, отъ двоежильнаго, отъ двоезубаго, отъ колдуна и отъ колдовки, отъ стрeшнаго и поперешнаго, отъ дeвки-долговолоски, отъ бабы-простоволоски, отъ попа и дьякона, дьячицы и пономарицы, изъ окна глядящаго, по пути проходящаго". Агафья Гладкихъ.

b) „Осподи Исусе Христежи Небоже, пособляюся, помогаюся отъ вeтренаго перелому, отъ уроку, отъ озeвищу. Скатитеся, свалитеся съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бeлаго лица. Матушка-печка стоитъ каменна; какъ съ печкой ничего не приключается, такъ и ко мнe, къ рабe, ничо бы не приключалося: ни вeтренаго перелому, ни уроку, ни озeвищу. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня. Аминь".

— Можно ладить на воду, а можно и на чай, только, чтобы былъ

398

ни густой ни жидкій. Можно ладить на сердешну траву, только тожно молоко нельзя пить. Ф. М. Г—на.

c) Афимья Васильевна Непомнящихъ (д. Никитаева) кладетъ въ теплую воду три уголька и щепоточку сольцы, креститъ ножомъ по стакану и читаетъ:

„Отъ сeраго глазу, отъ чернаго глазу, отъ каряго глазу, отъ рыжаго глазу, отъ бeлаго глазу, отъ бусаго глазу, отъ русаго глазу".

22. Отъ сглазу коровьяго вымени.

a) „Скатитесь, свалитесь, скорби-болeзни, у этой коровы съ твоёва вымя. Съ горъ пришли, — на гору пойдите; съ лeсу пришли, — на лeсы пойдите; съ грязи пришли, — на грязь пойдите; съ рeкъ пришли, — на рeки пойдите; съ людей пришли, — на людей пойдите. Скатитесь, свалитесь, болeзни, у этой коровы съ твоёва вымя".

Читаютъ, когда взойдетъ зарница. При чтеніи вымя трижды обводятъ безымяннымъ пальцемъ. ФФ. Долгихъ.

b) „Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня! Стану я бласловясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ сeней въ сeни, изъ воротъ въ вороты подъ востошну сторону. Подъ востошной стороной стоитъ матушка-соборна церква. Въ соборной церкви — златъ камень. На златe камени — Матушка Пресвята Богородица. Пойду я близёшенько, поклонюсь я низёшенько, попрошу съ усердіемъ: скатите съ неё. Пособлятца она отъ стeсненья-заушенья, спасите съ неё, свалите съ неё, съ ясныхъ очей, съ темныхъ бровей, съ бeлаго лица, съ ретиваго сердца, съ горячей крови, съ лехкихъ, съ печени, съ селезёнки, со всей нутреной, пособите её, спасите ее не на годъ годущій, а на вeкъ вeкущій. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй её. Аминь".

Этотъ наговоръ-„молитву" Ф. М. Горошкина читаетъ не только при лeченіи „коровьяго вымя али вымя кобылы: пособляетъ онъ и отъ заушеницы у свиней", Больное мeсто очерчивается безымяннымъ пальцемъ или крестомъ. „Ладятъ шес(т)ь дёнъ, а то три дня — утромъ и вечеромъ. До обeда не надо допускать, а чтобы утромъ поладить".

23. Молитва отъ уроковъ.

„Стану благословясь, пойду перекрестясь, раба (имя), въ чистое поле, широкое раздолье, подъ западную сторону, къ океянъ-морю. Въ океяннымъ морe стоитъ соборъ-церква. Въ соборe-церкви престолъ стоитъ, за престоломъ Батюшка Исусъ Христосъ сидитъ, Пресвятая Матушка Богородица съ двумя и надесять апостоловъ. Подойду, раба Божія, близёшенько и поклонюсь низёшенько: Пресвятая Матушка Богородица, Запрестольная царица небесная, помоги мнe и пособи своимъ Святымъ Духомъ. Смойтеся, скатитеся и свалитеся! Помоги своимъ Святымъ Духомъ, младенчецкой родимецъ, скорби и болeзни, уроки и призоры, думы и озeвища, испугъ и переполохъ — съ рукъ и съ ногъ, съ буйной головы, съ бeлаго лица, съ ретивого сердца, съ лёхки и

399

печёнки, съ горячаго сердца. Будьте, мои слова, всeмя словамъ слова, крeпки и лeпки, крeпче камня, крeпче булату. Голова моя на плечахъ, слюня въ роту. Плюну слюну въ океянъ-море. Океянъ-море не выпить, слюну мою не поднять, комару носу не подточать. Во имя Отца и Сына и Святого Духу. Аминь".

Бабушка-Мартыниха (Агафья Гладкихъ), при чтеніи этой молитвы обращается лицомъ къ „солновосходу". Читаетъ надъ водой, которую „окрещиваетъ ножомъ". Въ воду спускаетъ угольки или „щепётку" соли, которую, какъ и угли, беретъ двумя перстами — безымяннымъ и большимъ.

Эта же „молитва" читается отъ „младенчецкава родимчику, отъ испугу и призоровъ".

24. Отъ чирея:

a) Обводя безымяннымъ пальцемъ правой руки больное мeсто, трижды читаютъ:

„Въ мёртвымъ ни реды (?), въ камнe ни воды, въ чирьe ни ядра".

Послe трехъ разъ плюютъ — тоже три раза. Другіе сначала вырываютъ ядро, потомъ „шепчутъ". ФФ. Д—хъ.

b) А. В. Н—хъ „захватыватъ чирій", не даетъ ему „силу забрать" чтеніемъ слeдующихъ словъ:

„Какъ сукъ сохнетъ, такъ чирей сохни!" Три, девять, а то и 12 разъ.

Кромe ложныхъ, нецерковныхъ молитвъ, нeкоторые псалмы и церковныя молитвы, въ томъ видe, въ какомъ ихъ сохраняетъ память простолюдина, считаются особенно „хорошими" и имeютъ большое примeненіе въ различныхъ случаяхъ жизни и съ цeлью врачеванія недуговъ.

На первомъ мeстe надо поставить: такъ называемую „воскрёсну молитву" („Да воскреснетъ Богъ"...), которая „помогатъ отъ всего: отъ болeзни, въ лeсъ пойдешь — чтобы не заблудиться, чтобы не испужаться"1. А. В. Н—хъ читаетъ ее отъ укуса бeшеной собаки.

Такое же значеніе имeетъ и псаломъ „Живый въ помощи Вышняго" и „Вeрую" (символъ вeры). Послeднюю „молитву" О. П. Ф—ва читаетъ „отъ дуру", т. е. отъ собачьяго бeшенства, хотя и сознается, что всю ее не знаетъ. „Нарошно въ церкву ходила, чтобы заучить, да тамъ шибко часто (быстро) читаютъ: не кажно слово разберешь... Вотъ что успeла понять, то и читаю".

Баушка Паладьевна „Вeрую", какъ и „Отчу" („Отче нашъ"), читаетъ на воду отъ „озeву".

400

II. Растенія (мeстнаго происхожденія).

„Ходимъ мы, топчемъ траву, пото(му), что толку въ ней не знаемъ, а всe травы пользительны, кажна травка али корень, али цвeтокъ отъ чего-нибыдь идетъ, отъ какой-нибыдь боли". Е. А. В—ва.

„Травы надо пить на ущербъ-мeсяцъ, а къ исполняку нельзя: боль не будетъ исходить". Ф. М. Г—на.

„Безъ толку молиться — безъ числа согрeшишь, безъ толку траву пить — хуже боль раздразнишь". Ф. М. Г—на.

    1. Алой, Aloe sp., комнатное растеніе, употребляется, „какъ и столeтникъ, только кому лучше идетъ одинъ, а кому — другой лис(т)ъ, по человeку глядя; надо примeниться. Раны затягиватъ" при порeзахъ (Е. А. В—ва).

    2. Анисъ полевой, Carum Carvi L., идетъ отъ кашля. Рвутъ въ цвeту. Парятъ съ дудкой (со стеблемъ) въ горшкe, одну горсть стакана на три воды. Остывшій отваръ принимаютъ раза четыре въ день, по стакану на пріемъ; даютъ и дeтямъ (Е. А. В—ва). „Отъ рeзи, когды утробу рeжетъ" (Ф. М. Г—на).

    3. Андреевская трава — „гля крeпости нутра" (Сахтуй).

    4. Арженишникъ, Phleum pratense L., входитъ въ составъ съ другими травами („три травы", „шесть травъ").

    5. Багульникъ, Ledum palustre L., употребляется женщинами въ первую половину беременности для предупрежденія появленія грыжи. Употребляется также при кровавомъ поносe; идетъ при ломотныхъ боляхъ: пьютъ по чайной чашкe нeсколько разъ въ день1. Свиней поятъ во время валежа2. — Собираютъ безъ цвeтовъ, кладутъ въ ведро (для свиней) или горшокъ (для людей) и обливаютъ кипяткомъ, затeмъ остужаютъ.

    6. Баданъ, Saxifraga crassifolia L., „дeйствуетъ какъ столeтникъ: вытягиваетъ жаръ; помогаетъ отъ чирія": намыленный листъ этого растенія привязываютъ къ больному мeсту. „Сухіе лис(т)ья, какъ почернeютъ,

401

карагазы1 пьютъ замeсто чаю; и русскіе переняли"2 (С. Н. В—ва). Растетъ въ горахъ, по скаламъ.

    7. Байзенская трава „выгоняетъ простуду" (с. Тулунъ). Употребляютъ отъ „лихоманки" и отъ „красной грыжи" (Сахтуй). Настаивается на винe. Первые пріемы очень незначительны — отъ 1/3 рюмки постепенно доходятъ до полной рюмки.

    8. Барашки. См. Кукушкины слезки.

    9. Бархатникъ, Pulmonaria mollis Ldb., „трава съ широкимъ лис(т)ьямъ, идетъ отъ порeзу: лис(т)ъ прикладываютъ брюшкомъ (нижней стороной); идетъ отъ нутра": завариваютъ кипяткомъ, отваръ3 пьютъ4; натираются листьями, вмeсто дегтя, отъ „мошки" (насeкомыя).

  10. Безсмертникъ. См. Горлянка.

  11. Белена — отъ змeевику5.

  12. Березовая вeтренка. См. Вeтренка.

  13. Березова губка, Polyporus sp., „тоже въ дeло у лeкарокъ идетъ, а куда она идетъ — ужъ и не скажу" (Е. А. В—ва).

  14. Березовая мочка, gemma Betulae, — отъ „посeка", отъ порeза. Настаиваютъ на водкe; настойкой мочатъ раны6, послe чего прикладываютъ вeтренку, а поверхъ перевязываютъ тряпицей.

  15. Березовые листья, намыленные, употребляются при лeченіи чирея; вообще — какъ нарывное средство.

  16. Березовый пепелъ идетъ при лeченіи золотухи.

  17. Богородская трава, Thymus serpyllum L.; ея „много по берегу рeки (Іи), на каменистомъ мeстe, гдe сверху песокъ. Растетъ много въ Сахтуe, Порогe, Кукучеe. Цвeтетъ около Богородицына дня, который живетъ за пять дёнъ до Петрова дня, собираютъ въ Богородицынъ день" (Н. С. П—на). Употребляется отъ кашля, отъ „давленья сердца", отъ „давленья въ грудe"7. Идетъ „когда голову кашлемъ разобьешь"8. Говорятъ, помогаетъ отъ запоя9. Очень обширно примeненіе въ домашнемъ обиходe10.

  18. Боярка. Ранней осенью собираются ягоды и „скатываютца въ колобки съ кулакъ величиной, а то и больше", и въ такомъ видe сохраняются зимой. Даютъ eсть угорeвшимъ: „выживаетъ угаръ" (Шабарта).

402

  19. Братцкой трутъ, Saussurea discolor D. C., идетъ отъ золотухи. Парятъ въ горшкe; наваромъ поятъ, моютъ больного; листья прикладываютъ на коросты1. „Помогаетъ только бeлымъ ребятамъ (блондинамъ), чернымъ не идетъ". — Листья употребляются какъ кровоостанавливающее (ихъ прикладываютъ къ ранамъ); высушенные листья, какъ показываетъ и народное названіе растенія, употребляются при „высeканіи" огня2.

  20. Брусника, Vaccinium vitis idaea L.; изъ ягодъ приготовляютъ питье (морсъ) больнымъ3, когда ихъ „жаръ долитъ": на три стакана кипяченой воды одинъ стаканъ ягодъ.

  21. Бруснишникъ, ягодникъ, выгоняетъ простуду4; пьютъ настой, рeдко — отваръ. Собранный ягодникъ сначала морятъ: кладутъ въ наглухо закрытый горшокъ, безъ воды, и ставятъ на сутки въ печъ. Потомъ кладутъ въ вино (рeдко — въ воду) и настаиваютъ трое сутокъ на печи. Принимаютъ раза четыре въ день передъ вытью. Употребляется отъ золотухи, отъ поноса — обыкновеннаго и кроваваго.

  22. Бруснишной корень. Отъ простуды помогаетъ. Настаиваютъ для этого на водкe трое сутокъ.

  23. Бeлоголовникъ, Filipendula Ulmaria Maxim., „отъ головной боли, кажись, старухи даютъ, да хорошо-то не знаю" (Е. А. В—ва).

  24. Бeлыя шишки, Trifolium repens L., отъ бeлой грыжи.

  25. Василисникъ горькій. Если онъ растетъ по березнику, это — „человeчій" василисникъ, а который растетъ на лугу — называется „конскимъ". Отъ поноса, вообще — „отъ живота" (Аршанъ).

  26. Вербастарая" (прошлогодняя) входитъ въ составъ 12 травъ отъ лихорадки5.

  27. Верба трехгодовалая идетъ вмeстe съ трехгодовалымъ вeникомъ6 и трехгодовалымъ овсомъ. Пучокъ вербы, вeникъ и, примeрно, фунта 2 или 3 овса парятъ въ печи, чтобы „все разопрeло и было мягко". Отваръ употребляется, какъ внутреннее, при „желуницe". „Ванны изъ (н)его же дeлаютъ" больному „желуницей" (Тулунъ).

  28. Вонючій корень, Cimicifuga foetida L., — отъ лихорадки7.

  29. Вымна трава. Помогаетъ отъ грудницы у женщинъ и у коровъ.

  30. Вeникъ трехгодовалый. См. выше („верба трехгодовалая").

  31. Вeтренка березовая — „въ родe какъ живучій пластырь: живитъ; вяжутъ къ ранe"8.

403

  32. Гвоздика, Dianthus superbus L. Отваромъ ея поятъ и моютъ отъ родимца1.

  33. Глухой ладанъ, Geum strictum Ait., — пьютъ, вмeсто чаю, при горловыхъ боляхъ2.

  34. Гнилушки сосновыя употребляются какъ дeтская присыпка3.

  35. Горлянка, безсмертникъ, Antennaria dioica Gertn., растетъ на залежахъ, однобыльная, цвeтокъ маленькій, бeленькій, жесткій, встрeчается часто; собираютъ послe Петрова дня. Употребляется при болeзняхъ горла4: завариваютъ въ кипяткe и прикладываютъ къ горлу. Идетъ и отъ поноса и отъ женскихъ бeлей.

  36. Грыбъ подвальной или подпольной примeняютъ при лeченіи „сучьей титьки". Если „грыбъ" сырой, имъ натираютъ нeсколько разъ „титьку", иной разъ — съ „молоснымъ" масломъ. Если „грыбъ" запасенъ впрокъ и уже высохъ, его размачиваютъ, смазываютъ „молоснымъ" масломъ и трутъ больное мeсто (Е. А. В—ва).

  37. Гусиныя лапки. См. Лапостникъ.

  38. Двоелистникъ. См. Копытникъ.

  39. Двeнадцать травъ. Ими пользуются въ отсутствіе знающихъ людей при общемъ недомоганіи, при легкой лихорадкe. „Собираютъ 12 какихъ угодно (только чтобы чертополохъ, девятильникъ и вонючій корень безпремeнно были5) травъ; ихъ надо положить въ горшокъ, попарить и обкачиваться. Не одна, такъ другая поможетъ, нападешь на средство" (К. Т. Р—на).

  40. Девятильникъ, Tanacetum vulgare L. Различаютъ „мужской, который опупочкомъ, и женской — ямочкой". Растетъ онъ на пустошахъ, при дорогe; „въ нуждe и зимой его рвутъ", разгребая снeгъ. Разбиваетъ кровь. Завариваютъ и пьютъ отъ лихорадки и при общемъ недомоганіи6. Употребляется въ ветеринаріи (см. Нырокъ).

  41. Девять травъимeютъ то же примeненіе, что и 12 травъ.

  42. Деревянная гумага, мицеліи грибка (какого?). Растетъ на гнилой лиственницe. Считается очень хорошимъ кровоостанавливающимъ и заживляющимъ средствомъ: прикладываютъ къ ранe при порeзахъ и небольшихъ „посeкахъ"7.

  43. Душной корень, Cimicifuga foetida L., — идетъ и отъ опухоли, идетъ и отъ безсонницы (Сахтуй).

404

  44. Егорьево копье, Geranium pratense L., — отъ колотья и кашля1.

  45. Жабрей, Galeopsis tetrahit L., — употребляется при желудочныхъ боляхъ.

  46. Жарки свeты, Trollius asiaticus L. Отваръ пьютъ отъ живота2; чай въ это время пить нельзя (Ф. М. Г—на). Дeлаютъ припарки при „затвердeніи грудей у женчины или вымя у скотины".

  47. Жеребой, звeробой, Gentiana macrophylla Pall. Различаютъ два вида: мужской и женскій. Первый достигаетъ „до двухъ четвертей въ высоту, стволъ дудкой, цвeтъ синій"; второй „стелется по полу". Много по берегу р. Іи около заимокъ Порогъ, Сахтуй, Кукучей и въ другихъ мeстахъ. Настой на водкe пьютъ отъ горла, отъ колотья тоже3; употребляютъ, какъ наружное, для заживленія ранъ4 и опухолей, образовавшихся отъ ушибовъ5. Какъ внутреннее — при трясеніи членовъ.

  48. Залежна трава, Nepeta lavandulacea L. fil. Настой пьютъ при головныхъ боляхъ6.

  49. Золотарникъ — идетъ отъ золотухи7. „На пріискахъ растетъ, на Бирюсe. Оттуда привозятъ. Шишки — какъ у чертополоха; колючій, говорятъ, какъ боярышникъ" (Е. А. В—ва).

  50. Зубровка, Hierochloo odorata Wahl., „отбиваетъ горчину у водки; дeлаютъ настойку, пьютъ передъ вытью для аппетиту" (Шабарта, Худоелань)"

  51. Изгонъ-трава. Растетъ на залежахъ, по березнякамъ. Ростомъ съ полъ-аршина, по одной былиночкe, листочки съ копейку и поменьше. Отъ запора (Сахтуй).

  52. Каменка. См. Полынь каменная.

  53. Кашкара, Rhododendron chrysanthum Pall. Растетъ по камнямъ на горахъ, есть по кедровнику — въ лощинахъ, южнeе участка Аршанъ. „Идетъ отъ простуды ногъ, когда онe ноютъ8. Кажный день по три рюмочки съ виномъ (настойка на водкe). Съ водой — вредно" (С. Н. В—ва).

  54. Картовна батва, Solanum tuberosum L. Имeетъ примeненіе въ народной ветеринаріи: наваромъ поятъ лошадей, когда ихъ „весна беретъ".

405

  55. Кипрейникъ, Epilobium angustifolium L., — отъ головной боли1.

  56. Кислица. См. Смородина красная.

  57. Козьи свeтки, Anemone narcissiflora L. „Старухи прежде собирали: идетъ отъ чего-то, только невпримeть" (Е. А. В—ва).

  58. Колокольчики, Aquilegia sibirica Lam., — „отъ живота, когда нутро рeжетъ" (Ф. М. Г—на).

  59. Конёвникъ, Artemisia vulgaris L., — „склоняетъ человeка, когда разстроится" (она же).

  60. Конопляное сeмя. Примeняется въ народной ветеринаріи: дается лошади при „задержаніи мочи".

  61. Копеечникъ, Pyrola rotundifolia L., incarnata D. C. Отваромъ лeчатся отъ лихорадки. Пьютъ какъ чай.

  62. Копытникъ. Настой изъ свeжей или сухой травы идетъ отъ кашля, отъ одышки. Сокъ, выжимаемый изъ листьевъ и корней, — отъ золотухи. Листья примeняются въ ветеринаріи: „ихъ мнутъ и пихаютъ въ норки лошадямъ, чeмъ чаще, тeмъ лучше, — отъ ногтю".

  63. Крапива глухая, Leonurus tataricus L., — отъ лихорадки. Кипяткомъ завариваютъ, наваромъ поятъ больного, моютъ лицо и голову. Употребляется при колотьe2 и при застарeломъ кашлe и удушьe.

  64. Крапива жалюча (большая), Urtica cannabina L., — отъ нутра, надсады и поясницы3. Срывается молодая. Стакана три воды вливаютъ въ полуведерную чугунку, кладутъ въ нее крапиву и парятъ; затeмъ даютъ простоять сутки въ вольной печи. Принимаютъ два раза въ день: утромъ натощакъ и на ночь, начиная первые пріемы съ полурюмки и кончая („втягиваясь" постепенно) полной рюмкой. — Корень употребляется отъ лихорадки и отъ простуды. — Крапивную дудку (стебель) курятъ при кашлe4. Молодую крапиву кладутъ подъ индюшекъ, чтобы крeпче были (Тулунъ).

  65. Крапива копеечна (мелкая), Urtica urens L. Она разбиваетъ кровь; ею растираютъ тeло въ банe передъ тeмъ, какъ париться5. Отваръ ея идетъ отъ простуды, отъ кашля6.

  66. Красны шишки, Trifolium pratense L., — пьютъ отъ „красной грыжи".

  67. Куколь — отъ „куклюша". Отваръ дается взрослому до стакана, ребенку — до рюмки.

  68. Кукушкины башмачки, чирочки (разные, съ неудобными для печати названіями) „тоже пользительны; собираютъ ихъ осенью изъ-подъ

406

снeга, когды лис(т)ья у (н)ихъ почернeютъ". Помогаютъ при затяжныхъ головныхъ боляхъ. Хорошій суррогатъ чая; запасаютъ по мeшку и болeе (А. Ф. Т—на, С. А. Жуковъ).

  69. Кукушкины слёзки, барашки, Iris ruthenica Ait. Корень парятъ въ молокe, пьютъ отъ грыжи1.

  70. Купена, Polygonatum officinale All., — отъ золотухи2, отъ грыжи3.

  71. Ладанъ глухой, — отъ лихорадки и родимца.

  72. Ладанъ земляной, Valeriana officinalis L., — отъ живота пьютъ4.

  73. Ландышъ. См. Копеечникъ.

  74. Лапостникъ, гусиныя лапки. Растетъ въ сырыхъ мeстахъ, въ ельникахъ. Отъ „порeзу"; прикладывается къ ранe (Алюй).

  75. Лебеда. Помогаетъ при опухоляхъ: „нарвешь, засушишь, а ковды замретъ, ее распаришь и тепленькой окладывашь опухшее мeсто... А то въ горяченькій наваръ ставятъ ноги, какъ ноги болятъ" (Ф. М. Г—на).

  76. Лис(т)венишна губа, Polyporus sp. Наваромъ моютъ обовшивeвшихъ домашнихъ животныхъ.

  77. Лопушникъ, Campanula glomerata L., — отъ рожи; прикладываютъ листья, — „жаръ выводитъ".

  78. Лукъ, Allium sp., разводятъ въ огородахъ. Употребляется, главнымъ образомъ, какъ вытягивающее, нарывное5. Кормятъ больныхъ лошадей и коровъ при ящурe.

  79. Макъ, Papaver somniferum L. „Гля спокою ребятъ поятъ; на молокe напариваютъ"6.

  80. Марьины ягодки, Paeonia anomala L. „Настоемъ корней скота, людей поятъ; кормятъ скотину травой"7 (Сахтуй).

  81. Медунка, Pulmonaria mollis Ledeb. Медунникъ идетъ отъ „нутра" и отъ ломоты.

  82. Межупёрс(т)ница, Trifolium Lupinaster L. „Трава высоконька, красеньки шишки, растетъ по березнику, да и вездe ес(т)ь. Идетъ отъ давленья сер(д)ца. Пьютъ натощакъ. Чай (во время лeченія) нельзя пить денёкъ или два: чай ее поeдатъ. Можно только водичку пить" (Г—на). Этой же травой „натираютъ больное мeсто, какъ привяжется межупёрс(т)ница, потомъ привязываютъ ее, а засохнетъ — перемeняютъ" (Е. А. В—ва).

407

  83. Молочко, Taraxacum officinale Wigg., — пьютъ отъ давленія сердца.

  84. Морковникъ каменный, Artemisia scoparia Waldst. et Kit., — „идетъ тоже съ пользой, а ужъ не знаю, отъ чего" (Н. С. П—на).

  85. Мохъ березовый. „Растетъ на березe, зеленый, мелкій; идетъ отъ ушибу: въ чашечкe запаришь и поишь" (Е. А. В—ва).

  86. Мышьи рeпки, Phlomis tuberosa L. Клубневидное утолщеніе („рeпку") кладутъ въ горшокъ съ молокомъ и ставятъ въ печъ. Молокомъ поятъ дeтей (пьютъ и „большіе") отъ грыжи1. По мeрe израсходованія молока, оно подливается въ горшокъ и опять „варится". „Раза четыре попоишь — и хорошо" (А. Ф. Т—на). Листья этого растенія размачиваютъ и привязываютъ къ больному мeсту — отъ опухолей и прыщей.

  87. Мята дикая, Mentha; густой отваръ ея употребляется какъ суррогатъ чая; помогаетъ отъ глухоты, а также отъ желудочныхъ болей2.

  88. Назёмница, Dracocephalum nutans L., — отъ „давленія сердца". Завариваютъ смолотую и просeянную, не болeе одной чайной ложки на стаканъ. Принимаютъ четыре раза въ день по стакану.

  89. Незабудка, Myosotis silvatica Hoffm. — Входитъ въ составъ шести, девяти или двeнадцати травъ.

  90. Овесъ трехгодовалый, — употребляется съ трехгодовалой вербой отъ жалуницы.

  91. Огурешна батва, Cucumis sativus L., — „вмeстe съ цвeтомъ идетъ въ дeло, однако отъ жалуницы, — не помню ужъ" (Е. А. В—ва).

  92. Огурешникъ, Potentilla anserina L.; „женскій полкъ лeчится" (Сахтуй), — пьютъ наваръ3.

  93. Ольха. „Лис(т)ья и мелкія вeтки кладутъ въ горшокъ и напариваютъ въ печкe цeлый день. Моются наваромъ отъ золотухи и пьютъ"4.

  94. Осина, Populus tremula L.; черезъ нее „пронимаютъ" ребенка при лeченіи собачьей старости. — Осиновая кора („какъ хина горькая!") напаривается и пьется передъ вытью отъ надсады, не болeе рюмки на пріемъ (Тулунъ). Пьютъ отъ кашля5 и отъ лихорадки6 (Сахтуй)

  95. Папортникъ, Pteridium aquilinum (L.) Kuhn., — „все равно, что столeтникъ: тоже отъ порeзовъ". Собираютъ траву подъ Иванову ночь (на 24 іюня), когда она цвeтетъ.

408

  96. Перелойка, перелоичка, Parnassia palustris L. Отъ поносу1: ребенку рюмку отвара на пріемъ, взрослому — до чайной чашки. Поятъ и „отъ грызи"2 (П—на).

  97. Пихта. Пихтовникъ (хвою) напариваютъ и пьютъ отъ золотухи и „ковды голова съ простуды (продуетъ ее на холоду) болитъ3 (Ф. М. Г—на).

  98. Подберезнишна трава, Thalictrum simplex L., — отъ горла.

  99. Подорожникъ, Plantago major L.; P. media L., — отъ рeзи и колотья въ животe. Пользуются остуженнымъ отваромъ. — Прикладываютъ къ ранамъ при порeзахъ4.

100. Полынка каменна, Artemisia sp. „Растетъ на камню, много на пескe по берегу, четверть ростикомъ, цвeту нeту; рвутъ послe Петрова дня, ко(г)да въ соку. Отъ кашля5 и отъ удушья" (Порогъ) и отъ „давленія сердца"6 (Тулунъ).

101. Порeзная, Achillea millefolium L. Трава съ короткимъ стеблемъ — „растётъ у самой земли, листочки мелконьки, сиреневый цвeтокъ" Настой пьютъ отъ рeзи въ животe7.

102. Пострeлъ, пострeльникъ, Pulsatilla patens Mill. „Вредная трава, а только тоже по малости отъ чего-то идетъ" (Е. А. В—ва). „Оборони Богъ, какое страшное лeкарс(т)во! Идетъ отъ опухолей; принимать надо малюсенькую-малюсенькую капельку съ водой" (Ф. М. Г—на).

103. Ромашка каменная, Ghrysanthemum sibiricum Fisch. (Leucanthemum sibiricum Ledeb.). „Растетъ на камню, цвeтъ розоватый"; отъ „нутра", отъ „сер(д)ца"8.

104. Ромашка полевая, Leucanthemum ircutianum D. C. (Chrysanthemum ircutianum Turcz.). Отваръ пьютъ вмeсто чаю — отъ кашля. „Идетъ и отъ красной грыжи" (А. С. Д—хъ).

105. Рeдька, Raphanus sativus L. Сокъ пьютъ отъ надсады. Натираются въ банe „гля здоровья"9.

106. Рeшная трава, Equisetum hyemale L.; „пьютъ отъ головы10, отъ грыжи идетъ"11.

409

107. Рябина. „Ягоды запариваютъ конямъ отъ сухотки" (Сахтуй).

108. Саранка волчья, желтая саранка, Hemerocallis flava L., — отъ „жалуницы"1.

109. Свёкла (огородная), — тертая употребляется какъ жаропонижающее средство.

110. Свинярникъ, Polygonum aviculare L. Завариваютъ и пьютъ отъ поноса2; даютъ пить роженицe.

111. Скрипунъ-трава, Sedum purpureum Link. „Дeлаютъ припарку, а то просто привязываютъ, когда рука скрипитъ; больше въ жнитво бываетъ"3 (Е. А. В—ва).

112. Смолянка, Veronica longifolia L. „Растетъ въ одну дудку въ аршинъ ростомъ, синій, мелкій цвeтокъ, много по берегу рeки (Іи)". Отъ поноса4.

113. Смородина красная, кислица. Настой на листьяхъ и смородинникe примeняется какъ противозолотушное средство. Поятъ и моютъ больного. Полезенъ „бeлымъ ребятамъ".

114. Смородина черная, Ribes nigrum L. Употребляется такъ же, какъ и красная смородина5, только „пользительна чернымъ ребятамъ".

115. Стародубъ, Adonis apennina L. Помогаетъ при „давленіи сердца"6. Растирается и просeивается черезъ сито; заваривается не болeе одной чайной ложки на стаканъ; принимаютъ раза два въ день. Въ народной ветеринаріи употребляется при поносe у скота: трава мнется въ ведро съ пойломъ, горсти двe-три на ведро; дается и съ кускомъ хлeба. „Производитъ очищеніе живота и придаетъ человeку и скотинe аппетитъ"7 (Ф. М. Г—на).

116. Столeтникъ, Aloo sp. Комнатное растеніе; „цвeтетъ черезъ 100 лeтъ", отсюда и названіе его. Привязываютъ къ порeзамъ, какъ и алой8.

117. Талина, различные виды Salix. Талиновый настой употребляется отъ „желуницы". Для настоя хороша талина въ видe лыка или въ видe „шишечекъ", растущихъ на мелкихъ кустахъ талины (А. Г—хъ).

118. Тополь. „Тополова" кора „идетъ гля настою", употребляемаго при одышкe, при „лихоманкe", при желтухe.

119. Три травы: девятильникъ, Егорьево копье и чертополохъ.

410

Наваромъ ихъ окачиваются при общихъ недомоганіяхъ и при лихорадкe.

120. Троелис(т)ка, троелис(т)никъ. „По болоту живетъ. Ее сушатъ, мелютъ, потомъ напариваютъ: кладутъ половину чайной ложки на стаканъ или чайну чашку. Принимаютъ раза три въ день — отъ давленья подъ ложечкой. Кто побогаче, настаиваютъ на винe: еще пользительнeе".

121. Хмель дикій. Имъ кормятъ „низовыхъ" коровъ, когда онe, съ наступленіемъ весны, „скудаться зачнутъ, весна беретъ ихъ" (Е. А. В—ва).

122. Чага (наросты на березe). „Желтая березовая губка; ее сушатъ, потомъ крошатъ, какъ (кирпичный) чай". Наваръ считается полезнымъ при головныхъ боляхъ1.

123. Черемишникъ, Veratrum nigrum L., считается очень ядовитымъ растеніемъ: „страшное зелье"2. „Дeлаютъ припарку отъ змeевику" (Ф. М. Г—на). Имeетъ большое примeненіе въ домашнемъ обиходe: крeпкимъ наваромъ поливаютъ овощи3.

124. Черемуха, Prunus padus L. „Цвeтъ пьютъ отъ поносу" (А. П. П—на). Припарка изъ молотой черемухи разгоняетъ золотуху. „Черёмухова мука" идетъ при разстройствe живота4.

125. Черемша. eдятъ свeжую и засоленную отъ цынги5. Кормятъ ею коровъ и лошадей при ящурe.

126. Черноголовникъ, Sanguisorba officinalis L. „Пьютъ корешокъ отъ брюха, отъ нутра"6 (Сахтуй).

127. Чертополохъ, Cirsium arvense Scop. „Растетъ больше по берегу рeки; на (н)ёмъ родятся шишки съ колючкамъ; розоватый-ссиня" (Н. С. П—на). Отъ „испугу" и отъ лихорадки. Завариваютъ кипяткомъ, наваромъ поятъ испуганнаго и умываютъ ему лицо или окачиваютъ все тeло. Примeняется при опухоляхъ.

128. Чеснокъ, Allium sativum L. Разводится въ огородахъ; при цынгe eдятъ7. Кормятъ домашній скотъ при ящурe; лeчатъ при дифтеритe.

129. Чистякъ, Chelidonium majus L. Отъ золотухи: наваромъ моютъ золотушныхъ8; пьютъ его: полируетъ кровь. Желтымъ „сокомъ" растенія выводятъ „шипицы" и бородавки. Въ ветеринаріи: наваромъ поятъ животныхъ при „спорe".

411

130. Шес(т)ь травъ: назёмница, перелойка, подберезнишна, подорожникъ и ромашка1. Имeютъ то же примeненіе, что и 12 травъ.

131. Шипишникъ, шиповникъ, Rosa acicularis Lindl. Шипишный цвeтъ — въ чай „гля запаху". Корень парятъ въ горшкe, — корня два стакана на три воды; парятъ докрасна. Пьютъ отъ „нутра", при поносe2, стаканъ на пріемъ, раза два или три въ день, лучше натощакъ.

132. Шумиха, Thlaspi arvense L. Наваръ пьютъ при шумe въ головe и стрeльбe въ ушахъ3.

133. Ячмень находитъ примeненіе въ ветеринаріи: даютъ въ небольшомъ количествe (1 или 2 фунта) коровe для ускоренія „выхода мeста" (при „тёлe").

134. Aegopodium alpestre Ldb. — „отъ круженья головы" (Ф. М. Г—на).

135. Dianthus Sequieri Vill. — „женскій полкъ пьетъ отъ нутра" (Н. С. П—на).

III. Средства животнаго происхожденія.

Выползокъ — шкура змeи, сброшенная ею во время линьки. Зашивается въ воротникъ, запястья или рукава рубашки; помогаетъ отъ лихорадки4 (А. Г—хъ).

„Привязываютъ къ глазамъ5 — отъ куричьей слeпоты" (П. К—нъ).

Вши. Ихъ, одну или нeсколько, закатываютъ въ хлeбъ, который дается больному „желуницей"6, „чтобы только тотъ не зналъ" (А. Г—хъ). — Даютъ съ хлeбомъ для ускоренія „выхода послeда" у коровъ (при „тёлe").

Гусиный жиръ, — считается хорошимъ средствомъ при отмороженіяхъ; смазываютъ „ознобленныя" части7.

Желчь щуки. Ею натираютъ глаза при куричьей слeпотe (П. К—нъ).

Женская коса. Ею „щекочутъ въ ротe у родильницы" съ цeлью вызвать рвоту8.

412

Женскій волосъ (съ половыхъ частей). Сжигается на угляхъ вмeстe съ ладаномъ; дымомъ окуриваютъ скотъ во время повальной болeзни.

Женское молоко. Употребляется при излeченіи у дeтей щетины.

Жуки майскіе. Идутъ на приготовленіе настойки (на водкe), которою пользуютъ укушеннаго бeшеной собакой1.

Змeя. Ее „надо живьёмъ посадить въ логушокъ съ дегтемъ; этимъ дегтемъ мажутъ лошадей, когда ихъ весна беретъ". Этимъ же дегтемъ предпочтительнeе мазаться отъ мошки; помогаетъ отъ всeхъ болeзней.

Зубы человeка. Ими кусаютъ пальцы при первомъ громe въ предупрежденіе заболeванія рукъ; въ ветеринарии: загрызаютъ „мышаки" у лошадей2.

Калъ. См. Помётъ.

Коровье молоко. Парное молоко считается пользительнымъ для чахоточныхъ3; отъ чахотки же пьютъ горячее молоко съ саломъ († Бочанская, с. Тулунъ). Кипяченое горячее молоко пьютъ при грудной боли, при кашлe4. Въ случаяхъ отравленія „отпаиваютъ" молокомъ5.

Кости животныхъ. Кость отъ „пропастины" помогаетъ отъ лихорадки: завернувъ въ тряпку, ее кладутъ больному „въ голова", чтобы больной этого не зналъ6. — Кости курицы, съeденной больнымъ лихорадкой, пока онe остаются нетронутыми (гдe-нибудь въ укромномъ уголкe), избавляютъ отъ лихорадки. — Челюсть животнаго примeняется, когда „санки болятъ": ею слегка трутъ подъ „санками" при чтеніи какой-нибудь молитвы — по утрамъ и вечерамъ.

Кровь дурной собаки. Ею смачиваютъ кусокъ хлeба, скармливаемый укушенной собакe въ предупрежденіе развитія болeзни.

Кровь курицы или пeтуха, — употребляется для обкуриванія лихорадочныхъ.

Молосно масло. Пьютъ, какъ противоглистное7; „у кого душа не принимаетъ жидкое масло, eдятъ кусками" (Е. А. В—ва). Поятъ дeтей при упорныхъ запорахъ8. Мажутъ ребенка, когда у него тeльце или въ ротикe „цвeтетъ". Входитъ въ составъ различныхъ мазей. Въ ветеринаріи: у лошадей смазываютъ коросты отъ надава, у коровъ — вымя при грудницe.

Моча. Ею примачиваютъ больные глаза въ нeкоторыхъ случаяхъ9;

413

идетъ для приготовленія противолихорадочной смeси (моча, рeдька, черемша). — Въ ветеринаріи: промываютъ больнымъ коровамъ глаза; входитъ, какъ часть, въ „составъ", употребляемый въ качествe потогоннаго при надсадe.

Мурашиное масло. Оно помогаетъ отъ всeхъ „болeстей". „Только рeдко кто его имeетъ: только на счастливаго дается. Гдe-нибудь въ глухомъ мeстe на большомъ муравищe стоитъ въ пленочкe, какъ въ блюдцe, чистое-чистое желтое масло. Ни въ чумашкe, ни въ туязкe, ни въ горшкe его не унесешь: надо фарфоровую посуду или стеклянную, а то уйдетъ. Вотъ если подошелъ къ мурашиной кучe, увидалъ въ пленкe это масло да побeжишь за посудой (съ собой-то можетъ и не случиться!), то ужъ не всякій застанетъ это масло. Говаривали прежде старики-то: „если ты фартовый, — придешь, масло все тутъ, а не фартовый — придешь, а масло ужъ ушло, значитъ, не твое"1... (Изъ разсказовъ Е. А. В—вой).

Мурашиный спиртъ. Употребляется отъ ломоты и отъ опухолей; „легонько" можно мазать больные глаза. Добываютъ этотъ „спиртъ", по разсказамъ, такъ: въ муравище стоймя ставятъ бутылку, горлышко которой внутри смазываютъ „молоснымъ" масломъ. Когда мураши туда нападаютъ „сколь надо", бутылку затыкаютъ, уносятъ и ставятъ въ теплое мeсто. Когда мураши „разойдутца", на днe бутылки остается немножко въ родe „мякинки", а сверху, какъ вода, — „спиртъ". Держать (хранить) его можно гдe угодно. Хорошее средство (Тулунъ, Шабарта).

Мышь летучая („летучій мышъ"). Убивъ, подвeшиваютъ ее на ниточкe къ потолку и сушатъ продолжительное время; послe того толкутъ въ порошокъ, который примeшиваютъ къ корму лошадямъ. Предупреждаетъ порчу (Алюй, Заусаева).

Мышьи заeдки. Помогаютъ отъ зубной боли: eдятъ то мeсто калача или булки, гдe грызли мыши2.

Осье гнeздо. Предохраняетъ отъ лихорадки. Въ ветеринаріи: „хорошо для овецъ; гнeздо приносятъ изъ лeсу, гдe найдутъ, и помeщаютъ во дворe, гдe живутъ овцы: „Водитесь, мои овцы, какъ эти осы" (А. Г—хъ).

Помётъ, калъ. Калъ человeка считается самой дeйствительной мeрой, чтобы „не дать раздурeться" змeевику; рекомендуется какъ хорошее нарывное средство3. Почти такими же качествами отличается свиной калъ4. Пережженнымъ овечьимъ пометомъ (пепломъ) присыпаютъ ожоги5. Въ ветеринаріи: „человeчье кало" употребляется при

414

лeченіи такъ называемыхъ сухихъ коростъ. „Куричій пометъ" входитъ, какъ часть, въ „составъ", употребляемый при надсадe лошадей.

Потъ. Нюхаютъ при насморкe.

Пeнка съ молока. Примeняется, какъ вытяжное средство, при гнойныхъ струпьяхъ, причиной появленія которыхъ считаютъ золотуху.

Раковина копыта (обрeзокъ). Смазавъ смолой, употребляютъ для окуриванія постели больного лихорадкой.

Рыбій (тресковый) жиръ. Поятъ золотушныхъ ребятъ.

Свиное сало. При кашлe разогрeтымъ саломъ натираютъ грудь, подошвы1, при насморкe — переносье, норки и подошвы2; при чахоткe поятъ топленымъ саломъ съ молокомъ. Въ ветеринаріи: въ смeси со смолой для заливанія трещинъ на копытахъ.

Свeчное сало. Разогрeтымъ свeчнымъ саломъ натираютъ подошвы при кашлe; мажутъ губы, когда онe обвeтрeютъ3.

Слюна, слюня. Нeкоторыя матери „смываютъ" ею соски грудей передъ тeмъ, какъ „сосить" ребенка. „Голодная слюня" употребляется при болeзняхъ горла и при заушеницe, когда „глотать больно, желёзы распухаютъ". Утромъ, „до eды", больной становится лицомъ къ топящейся печкe, плюетъ на „затылокъ" правой руки, три раза обводитъ ею горло и шею со словами: „Какъ голодная слюня моя въ ротe сохнетъ, такъ и боль бы у меня (имя) сохла". Послe этого больной „отмахиваетъ" рукой по направленію къ печкe, „быдто бросатъ", и говоритъ: „Съ вeтромъ пришла, — на вeтеръ ступай; съ огня пришла, — на огонь ступай". До трехъ разъ. Въ заключеніе трижды плюютъ на полъ.

Сметана. Примeняется при лeченіи „собачьей старости"4 (у ребенка) и „сучьей титьки". — Ею смазываютъ у ребенка въ ротикe, когда послeдній „цвeтетъ". „Обыдённая" сметана, съ прибавленіемъ купороса, употребляется для уничтоженія „цыпокъ"; этимъ же средствомъ Ф. М. Г—на сводитъ „шипицы" и бородавки.

Собака. Ее заставляютъ слязывать сметану съ больного при лeченіи „собачьей старости"5 и „сучьей титьки"6.

Сопли (носовая слизь). Ими мажутъ ожоги7 и тe мeста на тeлe, гдe крапива „ожалитъ".

Сыворотка изъ-подъ простокиши. Употребляется для мытья рукъ, когда онe обвeтрeютъ; ею моютъ голову „отъ плоти" (перхоти); пьютъ при запорахъ.

415

Тараканы. Въ сушеномъ видe употребляются для изготовленія порошка, скармливаемаго съ хлeбомъ укушенному бeшеной собакой.

Творогъ. Вытягиваетъ жаръ; употребляется какъ нарывное средство.

Ушканина. Съ мыломъ „дурь тянетъ": нарывное средство1.

Червиное масло. При глазныхъ болeзняхъ имъ мажутъ рeсницы. Имъ же лeчатъ параличныхъ. Получается это „масло" такимъ образомъ: „копаютъ красныхъ земляныхъ червей (дождевыхъ), моютъ, чтобы земли на (н)ихъ не осталось, кладутъ въ бутылку и ставятъ на печку. Въ теплe черви черезъ сутки разойдутца, быдто растаютъ, — это вотъ масло и ес(т)ь. Держать надо въ холодномъ мeстe, а то оно — душно" (М. Аникина, Худоелань).

Шерсть животныхъ. Шерсть на кончикe хвоста живой кошки зажигается, и „гарь" нюхаютъ при насморкe2. Шерсть дурной собаки (укусившей) зажигается, и „дымомъ ладятъ больному".

Языкъ. Имъ „ищутъ" песчинку или соринку (вообще постороннее тeло) въ глазу3.

Яйца. Сырыя пьютъ, когда „горло перехватитъ", — натощакъ. Бeлокъ яйца идетъ на изготовленіе пластыря отъ ожоговъ. Яйца-болтуны примeняются при лeченіи отъ „желуницы".

IV. Различныя покупныя средства.

Александрійскій лис(т)ъ. Принимаютъ какъ слабительное4.

Артимонія (антимоній). Отъ дeтской грыжи: на ложку отварной воды наскребаютъ небольшое количество — „какъ орeху раздавить"; поятъ два-три раза въ день5.

Бобковое масло. Имъ мажутъ больное мeсто при появленіи грыжи6.

Варъ. Какъ наружное, при чумe у собакъ: „прикладываютъ на норку".

Вино простое. См. Водка.

Виноградное вино. См. Гагоръ.

Водка. Поятъ ребятъ, когда они „въ корe лежатъ"7; смeсь водки съ сахаромъ считается хорошимъ средствомъ отъ кашля; водку вливаютъ въ ухо, когда заползетъ въ него какое-либо насeкомое; пьютъ

416

съ морозу, съ устатку; употребляется для различныхъ настоекъ; мочатъ водкой больного оспой1. Въ ветеринаріи: входитъ, какъ часть, въ „составъ", употребляемый при надсадe у лошадей.

Гагоръ (Cahor) (церковное вино). Поятъ имъ больныхъ корью и страдающихъ безсонницей; въ послeднемъ случаe не только поятъ, но и темя смачиваютъ.

Даба (бумажная ткань синяго цвeта). Дымъ отъ тлeющаго лоскута дабы заставляютъ вдыхать лошадь при опоe.

Деревянное, иначе „ланпатное" (лампадное), масло. Употребляется для натиранія въ банe при ломотe2, для смазыванія воспаленнаго мeста при рожe; пьютъ по ложкe на ночь, когда „горло перехватитъ" и въ другихъ случаяхъ.

Дорогая трава. „Выгонятъ простуду".

Извес(т)ка. По разсказамъ, подсыпаютъ ее цыгане „конямъ къ мeшанинe"; дeлаютъ это и русскіе, чтобы „справнeе кони казались" (Тулунъ).

Калганъ. Настаивается на водкe и употребляется внутрь отъ удушья.

Канфора, камфора. Настой ея на водкe считается однимъ изъ лучшихъ средствъ при глазныхъ болeзняхъ.

Картовна мука — какъ дeтская присыпка при опрeлостяхъ3.

Квасцы. „Поятъ ребенка, когда брюхо разстроится"; употребляются при лeченіи лишаевъ, для изготовленія мази отъ чесотки. Въ ветеринаріи: натираютъ десны, языкъ и копыта у лошадей и рогатаго скота при ящурe. Пережженными и размельченными квасцами засыпаютъ раны у скота.

Керосинъ. Прибавляютъ къ теплой водe, которою моютъ голову „отъ вшей". Въ ветеринаріи: при лeченіи надавовъ покрываютъ рану, чтобы отогнать насeкомыхъ.

Киноварь. „Поятъ отъ родимцу".

Конопляное масло. Примeняется въ качествe глистогоннаго; употребляется и при ожогахъ.

Красное сукно. Употребляется при рожистыхъ воспаленіяхъ4.

Крымза. Примeняется при лeченіи бeльма „у человeка и у скотины — все одно"5: растолченная въ порошокъ, бросается горстью или вдувается посредствомъ бумажной трубочки въ больной глазъ.

417

Крeпкая, или вострая, водка. Употребляется для натиранія отъ ломоты; примeняется при „змeевикe" и „выжиганіи" шипицъ1.

Купоросъ. Въ соединеніи со сметаной, употребляется при лeченіи „цыпокъ" на рукахъ и ногахъ; примeняется при болeзни глазъ, когда „слеза долитъ".

Ладанъ. „Кладутъ на зубы, когда они донимать зачнутъ"2. Росной ладанъ (съ чеснокомъ и киноварью) носится въ тряпочкe на гайташкe креста, какъ амулетъ3, предохраняющій отъ заболeванія лихорадкой. Росной ладанъ идетъ и при лeченіи „отъ родимцу". Употребляется для окуриванія дворовъ и домашняго скота во время повальныхъ болeзней.

Лакъ спиртовый. Имъ заливаютъ раны.

Масло оленьяго рога (или просто — оленій рогъ). Имeетъ то же примeненіе, что спиртовый лакъ.

Медъ. Употребляется для смазыванія тeльца ребенка, когда оно „цвeтетъ". Въ ветеринаріи: „отъ молоснику хорошо помогаетъ, особенно коровамъ; даютъ съ хлeбомъ".

Мыло. Служитъ для изготовленія нарывныхъ средствъ (ушканина, вeнишный листъ и др.), мази отъ чесотки; въ ветеринаріи: небольшими кусочками и стружками вводится въ задній проходъ животнымъ при вздутіи живота (когда „пучитъ скотину").

Мeлъ. eдятъ отъ изжоги4; употребляютъ для присыпки при лeченіи рожи5.

Неф(т)ь. Пьютъ небольшими дозами („капель съ пять на хлёбальну ложку") при грыжe.

Олифа. Примeняется при изготовленіи пластыря для лeченія ожоговъ.

Олово. „На (н)его отъ испугу ладятъ".

Перецъ. Отъ кашля: въ видe настойки на водкe; съ чаемъ; кладутъ во шти (щи).

Порохъ. Разведенный въ водe, даютъ роженицe для возбужденія „потуговъ"6.

Пунцовая тряпка. Прикладывается къ тeлу больного оспой, „чтобы оспа подымалась".

Сабуръ, самбуръ. „Кровь разбиваетъ, унистожаетъ и разрываетъ золотникъ".

Сахарный леденецъ. Измельченный, пускается въ глазъ въ видe порошка, когда „настрогаетъ на глазу бeльмо".

418

Сахаръ. Какъ кровоостанавливающее — при порeзахъ1; въ соединеніи съ водкой считается хорошимъ средствомъ отъ кашля; мелко истолченный и просeянный черезъ „частое сито", употребляется, какъ и сахарный леденецъ, при излeченіи бeльма.

Свeча восковая. Употребляется для вытягиванія „дряни" изъ ушей золотушныхъ. Пяташна (тонкая) свeча примeняется, когда у курицы „въ горлышкe поетъ".

Синька, разведенная въ водe, дается больнымъ курамъ при повeтріи.

Соль (поваренная), въ соединеніи съ хлeбомъ, примeняется какъ нарывное. Въ ветеринаріи: на соль „ладятъ отъ нохтю"; нeкоторые коновалы примeшиваютъ ее къ сахару при лeченіи бeльма; ею натираютъ языки телятамъ и коровамъ при появленіи на языкe вшей.

Стерлинъ, стеаринъ. Примeняютъ при потeніи ногъ.

Сулема, въ соединеніи съ масломъ, употребляется, какъ мазь, при дeтской грыжe2.

Сeра горюча. Ею „сгоняютъ" (выжигаютъ) бородавки и щипицы. Истолченная въ порошокъ, дается съ печенымъ хлeбомъ коровамъ и лошадямъ при молосникe, собакамъ — при чумe; входитъ въ „составъ", которымъ поятъ надсаженную лошадь.

Табакъ. Балаганскій листовой табакъ3 кладутъ на больной зубъ; отваромъ его моютъ домашнихъ животныхъ съ появленіемъ на нихъ (обычно весной) вшей; моютъ въ этомъ случаe животныхъ и отваромъ „крупки", т. е. махорки, обсыпаютъ нюхательнымъ табакомъ; на табакъ „ладятъ отъ нохтю" лошадямъ. „Мыкынъ" (табачный осадокъ изъ чубука трубки) кладутъ на зубы4.

Тресковой жиръ пьютъ золотушные.

Уксусъ. Имъ смачиваютъ платокъ или полотенце, которые вяжутъ къ больной головe5. Его наливаютъ въ пойло лошадямъ и рогатому скоту при ящурe.

Хина — отъ простуды.

Чай густой, какъ скрeпляющее при поносe; выварки его вяжутъ къ горлу при горловыхъ болeзняхъ; мелко искрошенный — какъ дeтская присыпка.

Чилибуха. Настой чилибухи на водe даютъ дeтямъ, у которыхъ грыжа; настой на водкe пьютъ взрослые, страдающіе этой же болeзнью.

419

V. Минералы.

Глина. Бeлая (перфильская) глина примeняется какъ жаропонижающее средство: ею, напр., обкладываютъ обожженныя или опаренныя мeста; ее eдятъ отъ изжоги; всякая глина, въ соединеніи съ олифой, тоже признается полезной при ожогахъ.

Громова стрeла „водится у кажной хорошей лeкарки" для откалыванія при колотьe.

Земля. Считается кровоостанавливающимъ средствомъ: ею засыпаютъ раны. Сырой землей обкладываютъ пораженнаго „громовымъ ударомъ". Землею „отъ трехъ коловъ" натираютъ больныя мeста при „межуперстицe".

Кремень съ огнивомъ. Употребляются для „причикиванья" летучаго огня.

Кровавикъ, аморфная красная руда. „Покойный мой дeдушкаСергeй Григорьичъ Лeнивцевъ (с. Шабарта) говаривалъ: — Я травами, говоритъ, не займуюсь, а какъ захвораю, что у меня заболитъ, — кровавикъ пью... — Кровавикъ — это у него два красныхъ камня (плиточки), — красныхъ, какъ мeдь. Держалъ онъ ихъ на божничкe, въ ящичкe, гдe онъ хранилъ божьи свeчи, ладанъ и другое ч(т)о. А потомъ, какъ занадобятца (прискудатца къ погодью), доставалъ и клалъ ихъ въ воду, немножко потиралъ ихъ одинъ объ другой, — вода покраснeтъ. Эту воду онъ и пилъ"1 (Е. А. В—ва).

Мeдь. Помогаетъ при переломахъ костей: стружки отъ старинныхъ мeдныхъ монетъ съeдаются съ хлeбомъ; примeняется и въ ветеринаріи.

Печина — откодовшійся кусокъ перегорeлаго кирпича изъ печи, превращенный затeмъ въ порошокъ — употребляется, какъ дeтская присыпка, при опрeлостяхъ.

VI. Деготь, смола и сeра.

Деготь обыкновенный (березовый). Пьютъ отъ „надсады", отъ грыжи: „которы бабы пьютъ, когда брюхо поносятъ"; употребляютъ для смазыванія десенъ, языка и копытъ у животныхъ, когда „ящуръ одолeватъ скотину".

Деготь съ колесныхъ ступицъ. „Завертываютъ въ тряпочку и кладутъ на зубы, когда они донимать зачнутъ. Со старинки ведется: еще моя баушка, какъ, бывало, ее зубы доймутъ, зачнутъ маять, — пользовалась этимъ" (Е. А. В—ва).

Деготь съ топора. Имъ мажутъ лишаи. Способъ полученія его

420

таковъ: на щёку топора кладутъ березовую лучину и сжигаютъ золу; сдуваютъ, а получившуюся въ небольшомъ количествe желтую или темную „отпоть" (это и есть „деготь") употребляютъ какъ лeкарство1.

Елова сeра. Служитъ для приготовленія тягучаго пластыря.

Лис(т)вянна сeра, „котору (сибирячки) жамкаютъ" (жуютъ), примeняется для „выискиванья" посторонняго тeла изъ глаза и какъ тягучій пластырь.

Пихтова сeра. Ею натираютъ вeки глазъ2, когда „слеза долитъ и въ головe стоитъ боль".

Смола. Употребляется для смазыванія пятокъ ребенку, больному „чикотуномъ"; — для окуриванія больныхъ лихорадкой. Въ ветеринаріи: мажутъ въ стайкахъ кресты, предохраняющіе домашнихъ животныхъ отъ всeхъ болeзней; смазываютъ при повeтріи на куръ клювъ и ноги.

VII. Мази, пластыри и составы.

Отъ банной притки. Пережигаютъ банный мусоръ („отъ трехъ бань"); пепелъ его смeшиваютъ съ коровьимъ масломъ; полученной мазью натираютъ тeло, „гдe серебитца" и гдe „ужъ попритчилось".

Отъ золотухи употребляется мазь, получаемая изъ смeшенія сулемы съ масломъ.

Отъ лихорадки — составъ изъ мочи, рeдечнаго соку и черемши. „Сокъ", т. е. жидкую часть этого состава, больные пьютъ, а „гущей" натираются.

Отъ ломоты. Приготовляютъ натиранье: въ 10 золотникахъ крeпкой водки „распускаютъ" 10 „синеушекъ" и прибавляютъ 10 золотниковъ деревяннаго масла. Объ употребленіи см. стр. 339.

Отъ надсады у лошадей. Составъ изъ человeческой мочи, водки (шкаликъ на бутылку), куринаго помета (ложка на бутылку) и горючей сeры (тоже ложка на бутылку), — для внутренняго употребленія.

Отъ цыпокъ на рукахъ и ногахъ употребляютъ мазь изъ смeшенія „обыдённой сметаны" съ купоросомъ.

Отъ чесотки: а) мазь изъ смeшенія пепла, полученнаго отъ пережиганія „баннова сору", съ масломъ и квасцами; б) мазь, получаемая путемъ кипяченія смeси изъ дегтя, коровьяго масла, лука и мыла.

421

Отъ чирьевъ — тягучій пластырь; получается онъ такъ: „желтой воскъ (половина свeчки), елова сeра (съ голубячье яичко), молосное масло (съ ложку) и пережженные квасцы (чайную ложку), — все это распустить на огнe и дать остынуть" (Е. А. В—ва).

VIII. Настойки на водкe и на водe.

Желeзо — „гвоз(д)ь, скажемъ, бросишь въ маленькую посуду съ водой и пьешь по зорямъ" — отъ зобу.

Жеребой — отъ грыжи.

Зубровка — для аппетиту.

Калганъ — отъ удушья; „другія пьютъ, какъ брюхо поносятъ"; пьютъ при болeзняхъ живота послe родовъ.

Камфора — примачиваютъ голову, если она болитъ постоянно; натираютъ ноги при ломотe; „пущаютъ въ глаза".

Мочка — отъ порeзовъ и посeковъ.

Чеснокъ — при дифтеритe, вообще при кашлe.

Чилибуха — отъ золотухи.

IX. Средства религіозныя.

Вата отъ святителя иркутскаго Иннокентія помогаетъ отъ многихъ болeзней; ею „затыкаютъ уши" при стрeльбe и шумe въ головe и пр.

Земля или песочекъ отъ „батюшки Синесія-угодника" (изъ Иркутскаго монастыря) — „ото всего помогаетъ"1.

Икона сообщаетъ цeлебную силу водe, которою ее (икону) обмоютъ; этой водой лeчатъ главнымъ образомъ дeтей („ночной рёвъ" и др.). Подлeзаніе подъ икону во время крестныхъ ходовъ избавляетъ отъ порчи, отъ припадковъ.

Скоба церковной двери. Объ нее, при входe въ церковь, трутъ руку, если на ней разрастается „могильная кос(т)ь"2.

Свята водица. Поятъ ею ребятъ отъ испугу. Имeетъ большое примeненіе въ домашнемъ обиходe.

Четверожная соль является наиболeе желательной при лeченіи ногтя у лошадей; вообще имeетъ большое примeненіе въ народной ветеринаріи3.

Щепки отъ гробницы, „батюшки Софронія-угодника" помогаютъ отъ всeхъ болeзней, въ особенности-отъ сильной зубной боли4.

422

X. Средства домашняго обихода
(подспорныя).

Баня. Ее топятъ съ гигіенической цeлью, обычно наканунe праздниковъ. Въ ней прогрeваются, дeлаютъ различныя натиранія; „правятъ члены" роженицe и новорожденному и т. д.

Блюдечко. Въ немъ приготовляютъ лeкарства.

Бутылки. Въ нихъ приготовляютъ и сохраняютъ нeкоторые „составы" и др. лeкарства.

Вода обыкновенная употребляется для приготовленія отваровъ, наваровъ, настоекъ; ею окачиваютъ больныхъ, „прыскаютъ" и пр.

Вeникъ. На него „ладятъ" отъ „банной притки". Положенный подъ зыбку, онъ предохраняетъ ребенка отъ испуга и т. д.

Вeнчальное мыло, т. е. подаренное женихомъ невeстe передъ вeнцомъ. Имъ умываются отъ призоровъ.

Голикъ употребляется при лeченіи поясницы: съ нимъ въ рукахъ „поясницу рубятъ".

Горшокъ. Въ немъ парятъ травы.

Дождевая вода. Дождевыя капли во время первой грозы, если ими умывать глаза, избавляютъ отъ глазныхъ болeзней.

Заслонка. На нее кладутъ „жаръ" для окуриванія больныхъ; на ней бьютъ помеломъ ребятъ, страдающихъ недержаніемъ мочи, съ цeлью излeченія.

Зола нагрeтая прикладывается къ больному горлу; золою изъ каменки натираются при чесоткe.

Иголки. При помощи ихъ вынимаютъ занозы. Иголки-синеушки употребляются для приготовленія „натиранія", примeняемаго при сильныхъ ломотныхъ боляхъ.

Калачъ. Черезъ калачъ „пронимаютъ" ребенка, больного „собачьей старостью".

Кирпичъ — для согрeванія вымени при грудницe у коровъ.

Колокольчикъ. Изъ него поятъ водой или молокомъ ребенка, который долго не говоритъ (колокольчикъ долженъ быть съ язычкомъ).

Кольцо, нагрeтое треніемъ о ремень, примeняется для прижиганія мокраго лишая.

Корка ржаного хлeба, пережженная, употребляется при поносe, „скрeплятъ".

Куделя, смоченная мочою, прикладывается къ ушибленнымъ мeстамъ.

Ложка (деревянная, столовая, чайная) — мeра для пріема нeкоторыхъ лeкарствъ.

Лопатка (весёлка), которою берутъ тeсто изъ квашни, употребляется

423

при лeченіи больного лихорадкой, когда его окачиваютъ водою подъ курицей.

Лучины. Черезъ нихъ „прыскаютъ" водой при лeченіи летучаго огня.

Нитка суровая. При ея помощи сводятъ бородавки. Ею перевязываютъ два пальца одной руки „крестъ-накрестъ" при появленіи ячменя.

Ножницы. Ими „перехватываютъ" слюну у ребенка, у котораго „шибко слюня изъ роту текетъ". Перехватываніе избавляетъ ребенка отъ слюнявости.

Ножъ. Имъ дeлаютъ „очерчиванья" при излeченіи нeкоторыхъ болeзней; срeзаютъ распаренныя сухія мозоли; два ножа употребляются при лeченіи отъ лихорадки (обкачиваніе водой подъ курицей).

Обмылокъ, которымъ мыли покойника, считается надежнымъ средствомъ при лeченіи отъ запоя.

Опояска. Служитъ для измeренія головы съ цeлью узнать, на мeстe ли мозгъ.

Ось отъ телeги, положенная подъ порогъ или передній уголъ, предохраняетъ отъ заноса въ домъ болeзней.

Отруби, нагрeтыя, привязываются при горловыхъ боляхъ.

Отымалка. Ею прижигаютъ прыщики на губахъ и ранки послe извлеченія занозъ.

Парга, наскребенная съ посконины, — какъ средство противъ обопрeлостей у дeтей.

Подкова. Вбивается въ корыто, изъ котораго кормятъ свиней; помогаетъ отъ худобы у свиней.

Полотенце. Употребляется при „накидываніи" сита на пупъ — для „стягиванія".

Помело. Имъ бьютъ на заслонкe дeтей, страдающихъ недержаніемъ мочи, съ цeлью излeченія.

Пробка. Пепломъ отъ пережженной пробки прижигаютъ ожоги.

Ремень (кушакъ, поясъ ременный). Треніемъ о ремень нагрeваютъ кольцо, которымъ прижигаютъ мокрый лишай.

Рюмка. Мeра для пріема лeкарствъ.

Сахарная синяя бумага. Завернутую въ трубочку курятъ отъ кашля.

Сережки. Продeваются въ ухо мальчикамъ для излeченія грыжи.

Синеушки (обыкновенныя иголки съ синими ушками). Распускаются въ крeпкой водкe и такимъ образомъ входятъ, какъ часть, въ натираніе отъ ломоты.

Сито. Его держатъ въ зубахъ, когда „правятъ голову"; при помощи его „ставятъ пупъ на мeсто".

Скалка. Ею ставятъ пупъ на мeсто.

Стаканъ. Одна изъ мeръ для пріема лeкарствъ.

424

Стелька. Воруется для лeченія насморка.

Тарелка. Въ ней готовятъ нeкоторыя лeкарства.

Топоръ. При боляхъ въ поясницe имъ „рубятъ спину".

Хлeбъ. „Все хлeбное полезно". Сорокъ кусочковъ, собранныхъ Христа ради, предохраняютъ человeка отъ развитія бeшенства въ случаe укуса бeшеной собакой. Заплeсневeлый хлeбъ eдятъ, чтобы не бояться грозы1 (Тулунъ, Шабарта). Крошками хлeба, падающими въ подолъ во время eды, сводятъ бородавки. Мякишемъ хлeба лeчатъ щетину у ребенка. Хлeбъ съ солью употребляется какъ нарывное. „Хлeбной духъ" (изъ квашни) возвращаетъ потерянную выть. Имeетъ примeненіе въ ветеринаріи.

Чашка чайная. Мeра для пріема лeкарствъ.

Черепокъ. Въ немъ разводятъ „курево", примeняемое при лeченіи лихорадочныхъ.

Шило шлейное. Имъ „закалываютъ мышаки".

—————

425

Литература1.

Абрамовъ, И. Повeрья, примeты и заговоры жителей Новоградъ-Волынскаго и Заславскаго уeздовъ. Ж. С. 1913, в. III—IV.

Гуляевъ, С. И. Этнографическіе очерки южной Сибири. Библ. для чтенія, т. XC, 1848.

Гундобинъ. Домашній лeчебникъ. Спб. 1905 г.

Демичъ, В. Ф. О змee въ русской народной медицинe. Ж. С., 1912, в. I, стр. 39—60.

Зеленинъ, Д. „Обыденныя" полотенца и обыденные храмы. Ж. С., 1911, в. I, стр. 1—7.

Клеменцъ, Д. А. Наговоры и примeты у крестьянъ Минусинскаго округа. Извeстія Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., т. XIX, № 3, 1888.

Конъ, Ф. Беременность, роды и уходъ за ребенкомъ у качинокъ. Русск. Антроп. Журналъ, 1900, кн. 4.

Кн. Костровъ. Колдовство и порча у крестьянъ Томской губерніи. Записки Зап.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., кн. I, 1879.

Красноженова, М. В. Матеріалы по народной медицинe Енисейской губ. Извeстія Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., т. XXXIX, 1908 г., стр. 10—23; т. XLII, 1911, стр. 65—86.

Кытмановъ, А. И. Матеріалы къ народной медицинe Енисейскаго округа. Лeкарственныя травы. Красноярскъ, 1899.

Логиновскій, К. Д. Матеріалы къ этнографіи Забайкальскихъ казаковъ. Записки О-ва изученія Амурскаго края, т. IX, в. I. Владивостокъ, 1903.

Макаренко, А. А. Матеріалы по народной медицинe Ужурской вол., Ачинскаго у., Енисейской губ. Ж. С. 1897, в. I, стр. 57—100; в. II, стр. 230—246; в. III—IV, стр. 381—439.

— Сибирскій народный календарь въ этнографическомъ отношеніи (Енисейская губ.). Записки И. Р. Г. О. по Отд. Этнографіи, т. XXXVI, 1913 г.

— „Инструкція для собиранія матеріаловъ по народной медицинe" и „Литература по вопросу о народной медицинe" (Сборникъ инструкцій и программъ для участниковъ экскурсій въ Сибирь. Изд. О-ва изученія Сибири и улучшенія ея быта. Спб. 1914 г.).

Мартьяновъ, Н. М. Каталогъ народно-медицинскихъ средствъ, находящихся въ Минусинскомъ музеe. Красноярскъ, 1893.

Неклепаевъ, И. Я. Народная медицина въ Сургутскомъ краe. Спб. 1900.

Овчинниковъ, М. П. Народныя средства при собачьемъ бeшенствe. Сибирскій Архивъ, 1913, кн. 2.

Пилсудскій, Б. Роды, беременность, выкидыши, близнецы, уроды, безплодіе и плодовитость у туземцевъ о. Сахалина. Ж. С., 1910, в. I—II.

426

Поповъ, Г. Русская народно-бытовая медицина. Спб. 1903.

Прейнъ, Я. П. Матеріалы для флоры народно-медицинскихъ растеній Вост. Сибири. Извeстія Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., т. XXIX, 1898, № 1.

Рудинскій, Н. Знахарство въ Скопинскомъ и Данковскомъ уeздахъ Рязанской губ. Ж. С., 1896, в. II.

Скалозубовъ, Н. Л. Народная медицина въ Тобольской губ. Ежегодникъ Тобольскаго губернскаго музея, т. XIV, 1904.

— „Программа для собиранія матеріала по народной медицинe" и „Собираніе матеріаловъ для словаря народныхъ названій растеній". (Сборникъ инструкцій и программъ для участниковъ экскурсій въ Сибирь. Изд. О-ва изученія Сибири и улучшенія ея быта. Спб. 1914 г.).

Стуковъ, Г. А. Народныя лeкарственныя травы Забайкалья. Записки Читинскаго Отд. И. Р. Г. О., в. VI, 1905.

Чеканинскій, И. Матеріалы по народной медицинe Енисейской губ. Сибирскій Архивъ, 1914, кн. 6.

—————

Словарь къ Матеріаламъ"1.

Акромя — кромe.

Анбаръ — амбаръ.

Апосли

Апосля

 — послe.

Арженой — ржаной (хлeбъ).

Бабничать — повивать.

Бабочка (ласкательное отъ сл. баба) — молодая женщина.

Байкать — убаюкивать, усыплять.

Баско — красиво; баской — красивый; башше — красивeе.

Богова свeча — восковая.

Божница — полка (въ переднемъ углу избы), на которой ставятся иконы, хранятъ свeчи, ладанъ.

Большой — взрослый.

Болeтокъ — короста.

Братской — бурятъ.

Бродиться — пачкаться.

Брюхатая (о женщинe) — беременная.

Булькаться — то же, что бродиться.

Быдто — будто.

Валёкъ — деревянный цилиндръ, около аршина въ длину, употребляемый при катаніи бeлья, тeста.

Весёлка — узенькая лопатка, которою вымeшиваютъ тeсто въ квашнe.

Взадпятки, взапятки — идти задомъ.

Взясти, взясь — взять.

Волосья — волосы.

Волхижицы — заговоры, наговоры.

Впрогорячъ (о водe) — настолько горячо, чтобы можно было терпeть.

Ворожка — ворожея; колдунья.

Вскоростeвскорe.

Втапоры, втупори — въ ту пору; тогда.

Вшивикъ — тупой ножъ, употребляемый для выскабливанія перхоти и вшей изъ волосъ.

Въ-голова — въ изголовье, подъ голову.

Въ кучeженщинe) — еще не родила.

Выть — eда (передъ вытью — передъ eдой); аппетитъ (выти нeту — аппетита нeтъ).

Гадина — змeя.

Гайтанъ, гайташекъ — шнурокъ для ношенія на шеe креста.

Гаркать — кричать, звать.

Гля — для.

Голикъ — вeникъ безъ листьевъ.

Голоручьемъ — голыми руками, безъ рукавицъ.

Гумага — бумага.

Доводиться — приходиться, случаться (не доводилось слышать — не приходилось слышать).

Доспeтьсдeлать.

427

Дошлый — хитрый.

Другорить, другорять — въ другой разъ.

Дурная (о собакe) — бeшеная.

Духъ — запахъ.

Жамкать — жевать.

Жаровое (о деревe) — высокое, поджарое, безъ сучьевъ.

Живётъ — бываетъ („Паска живетъ весной").

Жнитво — время жатвы.

Жолочь — желчь.

Жувать — жевать.

Жувачка — жвачка.

Загнетка — четырехугольное углубленіе въ печи, позади цeла, куда загребаются угли съ золою.

Задeлье — поводъ, предлогъ.

Заимка — то же, что хуторъ.

Займоваться — заниматься.

Замeстовмeсто.

Запарникъ — чайникъ.

Заслонка — полукругъ (неправильный) изъ листового желeза, которымъ закрываютъ печь.

Застарeныйзастарeлыйболeзни).

Затеси — зарубки на деревьяхъ для узнанія дороги въ тайгe.

Зачать — начать.

Зачичеревeть — остановиться въ ростe.

Знатки люди — лeкари, знахари.

Зыбка — колыбель.

Зыбошный ребенокъ — который еще не обходится безъ зыбки.

Ипеть — опять.

Ись — eсть.

Ить — вeдь.

Ишь — вишь, видишь.

Кабыть — кстати; хорошо что.

Каменка — печь въ такъ называемой черной банe.

Квашенникъ — тряпица, которою накрываютъ („завязываютъ") квашню.

Клeвъхлeвъ.

Козлы — облучокъ (у экипажа).

Кошма — войлокъ.

Куделя — вычесанный пучокъ пеньки (конопли).

Кожура, кужура — кожица, шелуха.

Кутишка — кукишъ.

Куть — мeсто противъ печи, отдeляемое перегородкой (заборкой); въ кути готовятъ eду, на полкахъ хранятъ посуду и пр.

Кeстотeсто.

Лавка — скамейка.

Лагунъ — кадка безъ ушковъ, съ неподвижной верхней крышкой, въ которой подлe края продeлывается отверстіе для наливанія квасу, дегтю.

Лагушокъ — маленькій лагунъ.

Ладить — дeлать (приладить — придeлать); лeчить наговоромъ (ладить отъ ногтю).

Ланпата — лампада.

Липка боль — заразная.

Лихотить — тошнить.

Лопоть — верхняя одежда (вообще).

Мараковать — понимать, знать толкъ въ чемъ-либо.

Молодикъ — молодой мeсяцъ.

Молодка — молодая курица.

Молосный — скоромный.

Мохнатый — волосатый.

Муравище — муравейникъ.

Мурашъ — муравей.

Муслить — мочить слюной.

Мeтина — знакъ, мeтка.

Мякишъ — мягкая часть печенаго хлeба.

Назе?мъ — навозъ.

На корню — не срубая.

Нарошно — намeренно, съ цeлью.

Настовать — заботиться, слeдить.

Натакать — указать.

Натакаться — натолкнуться, напасть, найти.

Невeйка — измолоченный, но еще не вeянный хлeбъ.

Незнамо — неизвeстно.

Низовый (о скотe) — изъ Западной Сибири.

Нимо — мимо.

Норки — ноздри.

Нeта-нeта — наконецъ-то.

Обичайка — обручъ у сита.

Обыденный — приготовленный въ одинъ день.

Обeгатьизбeгать.

Ограда — дворъ.

Однако — пожалуй („однако не поможетъ" — пожалуй, не поможетъ).

428

Однорядка (выговариваютъ и ондорядка) — верхняя широкая одежда изъ своедeльскаго, такъ называемаго крестьянскаго сукна; носятъ мужчины и женщины.

О’мморокъ — обморокъ, припадокъ.

Опеть — опять.

Опнуться — остановиться ненадолго.

Орeхаорeхъ.

Осерчать — осердиться.

Отпечаловать — отводиться съ опасно больнымъ, помочь выздоровленію.

Отымалка — тряпица, которою прихватываютъ горячіе горшки и пр.

Очёски — остающіеся на гребнe волосы (при расчесываніи).

О’чипъ — гибкій шестъ, однимъ концомъ прикрeпляемый при помощи желeзнаго кольца къ потолку; на свободномъ длинномъ концe привeшивается зыбка.

Парнишка — мальчишка.

Пекётъ — печетъ.

Перевити — прутья, которыми перевязываютъ колья огородной изгороди.

Перфильская глина — бeлая глина, привозимая изъ окрестностей с. Перфиловскаго; обычно употребляется какъ известь — для побeлки стeнъ въ избахъ.

Плоть — перхоть.

Поди — пойди; пожалуй („онъ, поди, не придетъ").

Подполье — мeсто подъ поломъ избы, гдe ставятся разные запасы (картофель, сметана и т. п.); ходъ въ подполье, закрываемый западней, бываетъ всегда въ кути.

Подфигуривать — вышучивать, насмeхаться.

Покуль — до тeхъ поръ, пока.

Полдёнки — обeденная eда въ полдень (лeтомъ, во время полевыхъ работъ) и отдыхъ.

Полдневать — отдыхать послe обeда въ рабочее время.

Полкъ — полъ (мужской или женскій).

Полокъ (въ банe) — представляетъ изъ себя возвышенную (примeрно 1? или 2 арш. отъ пола) площадку изъ досокъ; длина полка равна росту человeка, ширина — около 1? арш. На немъ парятся и моются.

Помазокъ, помазъ — кисть изъ конскаго волоса съ деревяннымъ черешкомъ.

Помогчи — помочь.

Понетуга — натуга, чрезмeрное напряженіе.

Поносить брюхо — забеременeть.

Попритчилось — случилось; понездоровилось.

Портяной — сдeланный или сшитый изъ своедeльскаго, такъ называемаго крестьянскаго холста.

По-сер(д)цамъ — по злобe, изъ мести.

Поскотина — изгородь кругомъ села или деревни, устраиваемая для того, чтобы пасущійся въ ней скотъ не могъ заходить на пашни и сeнокосные луга, которые часто бываютъ вдали отъ деревень.

Поскребокъ — тупой ножъ, употребляемый для выскребанія тeста со стeнокъ квашни.

Потникъ — подсeдельникъ; небольшой войлокъ.

Почтарь — почтовый ящикъ.

Продрать (въ горлe) — прочистить.

Пропастина — падаль.

Прудиться — непроизвольно мочиться.

Пупникъ — горшокъ съ загнутыми наружу краями, употребляемый съ лeчебной цeлью („ставятъ пупъ на мeсто").

Пупырь — пузырь на кожe отъ ожоговъ и другихъ причинъ.

Путо — веревка или цeпь, приспособленная для „спутыванья" переднихъ ногъ лошадямъ, чтобы онe не могли уйти далеко съ пастбища.

Пятка — нижняя часть двери въ притворe, опирающаяся на порогъ.

Рази — развe.

Разстань — мeсто, гдe расходятся двe или нeсколько дорогъ.

Растрястись — родить.

Расхожій — распутный.

Ровно — будто, словно.

Рукотерникъ — тряпка для вытиранія рукъ; полотенце.

Санки — нижняя челюсть.

429

Сбросить — сдeлатъ выкидышъ (непроизвольно).

Серебится — чешется (о тeлe).

Скалка — деревянная колотушка съ поперечными выступами, употребляемая для прокатки выстираннаго бeлья („рубахъ").

Скинуть — то же, что сбросить.

Скрозь — сквозь.

Скудаться — хворать.

Слeдьяслeды.

Солносходъ — востокъ.

Сорище — мeсто за деревней, куда вывозятъ навозъ, соръ.

Сосить — кормить грудью.

Справна — полная (о женщинe).

Ставать дыбки — попытки ребенка (зыбошнаго) вставать на ноги.

Сурeпица — основаніе хвоста у лошади.

Сырой (ребенокъ) — вялый, полный, тяжелый.

Сeдало — куриный насeстъ.

Сeкётъсeчетъ.

Текётъ — течетъ.

Тожно — тогда.

Трафлялось — случалось.

Трудники — пeшіе паломники (богомольцы).

Туязокъ, туязъ — буракъ изъ бересты, цилиндрической формы.

Утробистая (женщина) — дородная.

Ушканъ — заяцъ.

Фартовый (от слова фартъ — счастье, удача) — счастливый.

Фартукъ — передникъ.

Харчи — питаніе, пища.

Хіузъ — холодный вeтеръ.

Хлeбъ — коврига чернаго хлeба (въ отличіе отъ булки — бeлаго хлeба);

Хлeбной ножъ — кухонный, столовый.

Ходить въ тягости, ходить чижолой — быть беременной.

Хозяинъ — домовой.

Цeломeсто надъ топливомъ печи.

Четверожная соль — четверговая, приготовленная въ великій четвергъ.

Чижолый — тяжелый.

Чуманъ — родъ ковша изъ бересты.

Чумашекъ — небольшой чуманъ.

Шабуръ — короткая (до колeнъ) одежда изъ домотканнаго матеріала (изъ шерсти и кудели); носятъ мужчины и женщины.

Шаманить — колдовать.

Шитво — шитье.

Шлейное шило — шило, употребляемое при шорной работe.

Што-нешто — чуть-чуть.

—————

Азбучный указатель латинскихъ названій мeстныхъ народно-
медицинскихъ растеній1.

Achillea millefolium L. 101.

Adonis apennina L. 115.

Aegopodium alpestre Ldb. 134.

Allium sativum L. 128.

Allium sp. 78.

Aloe sp. 1, 116.

Anemone narcissiflora L. 57.

Antennaria dioica Gertn. 35.

Aquilegia sibirica Lam. 58.

Artemisia scoparia Waldst. et Kit. 84.

Artemisia sp. 100.

Artemisia vulgaris L. 59.

Betula alba L. 14.

Campanula glomerata L. 77.

Carum Carvi L. 2.

Chelidonium majus L. 129.

Chrysanthemum sibiricum Fisch. (= Leucanthemum sibiricum Ledeb.) 103.

430

Cimicifuga foetida L. 28, 43.

Cirsium arvense Scop. 127.

Cucumis sativus L. 91.

Dianthus Sequieri Vill. 135.

Dianthus superbus L. 32.

Dracocephalum nutans L. 88.

Epilobium angustifolium L. 55.

Equisetum hyemale L. 106.

Filipendula Ulmaria Maxim. 23.

Galeopsis tetrahit L. 45.

Gentiana macrophylla Pall. 47.

Geranium pratense L. 44.

Geum strictum Ait. 33.

Hemerocallis flava L. 108.

Hierochloo odorata Wahl. 50.

Iris ruthenica Ait. 69.

Ledum palustre L. 5.

Leonurus tataricus L. 63.

Leucanthemum ircutianum D. C. (= Chrysanthemum ircutianum Turcz.) 104.

Mentha 87.

Myosotis silvatica Hoffm. 89.

Nepeta lavandulacea L. fil. 48.

Paeonia anomala L. 80.

Papaver somniferum L. 79.

Parnassia palustris L. 96.

Phleum pratense L. 4.

Phlomis tuberosa L. 86.

Plantago major L.; P. media L. 99.

Polygonatum officinale All. 70.

Polygonum aviculare L. 110.

Polyporus sp. 13, 76.

Populus tremula L. 94.

Potentilla anserina L. 92.

Prunus padus L. 124.

Pteridium aquilinum (L.) Kuhn. 95.

Pulmonaria mollis Ldb. 9, 81.

Pulsatilla patens Mill. 102.

Pyrola rotundifolia L., var. incarnata D. C. 61.

Raphanus sativus L. 105.

Rhododendron chrysanthum Pall. 53.

Ribes nigrum L. 114.

Rosa acicularis Lindl. 131.

Salix 117.

Sanguisorba officinalis L. 126.

Saussurea discolor D. C. 19.

Saxifraga crassifolia L. 6.

Solanum tuberosum L. 54.

Tanacetum vulgare L. 40.

Taraxacum officinale Wigg. 83.

Thalictrum simplex L. 98.

Thlaspi arvense L. 132.

Thymus serpyllum L. 17.

Trfiolium Lupinaster L. 82.

Trifolium pratense L. 66.

Trifolium repens L. 24.

Trollius asiaticus L. 46.

Urtica cannabina L. 64.

Urtica urens L. 65.

Vaccinium vitis idaea L. 20.

Valeriana officinalis L. 72.

Veratrum nigrum L. 123.

Veronica longifolia L. 112.

—————

431

ОГЛАВЛЕНІЕ.

Вступленіе

325—328

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Болeзни и ихъ лeченіе.

I. Общія болeзни

1. Острыя заразныя болeзни. Дихтеритъ. — Корь. — Лихорадка. — Оспа. — Скарлатинъ. — Тетка. — Тифъ (329—333).

2. Внутреннія болeзни. Боль въ грудe. — Водянка. — Дурная кровища. — Желтуха. — Золотуха. — Камчугъ (333—335).

Нутро и его болeзни. Блисты. — Выти нeту. — Давленье сер(д)ца. — Животъ болитъ. — Жжога. — Икота. — Куюнъ. — Надсада. — Поносъ. — Пупъ сорванъ. — Поясница болитъ (335—338).

Простуда въ разныхъ видахъ. Вeтреный переломъ. — Жаръ стоитъ. — Заушеница. — Кашель. — Колотье. — Ломота. — Насморка. — Простуда вообще. — Руки терпнутъ. — Рожа. — Удушье. — Цынга. — Чахотка (338—340).

3. Нервныя болeзни. Головная боль. — Мозги не на мeстe. — Запой. — Озeвище, озeвъ. — Паларичъ. — Порча. — Потеря памяти. — Разстроитца человeкъ. — Сглазъ. — Уроки. — Чемёръ (340—343).

4. Хирургическія болeзни. Глазныя болeзни. Бeльмо. — Засоренье глазъ. — Куричья слeпота. — Слеза долитъ. — Соринка въ глазу. — Ячмень. — Глухота. — Горловыя болeзни. Горло перехватитъ. Глотать больно. — Санки болятъ. — Грыжа. — Заноза. — Зобъ. — Кровотеченія. — Нарывы. — Ожоги. — Опухоли. — Посeки и порeзы. — Сучья титька. — Ушибы (343—348).

Болeзни костей. Волосъ. — Змeевикъ. — Зубная боль. — Изломы костей. — Ломота въ костяхъ. — Могильна кос(т)ь. — Ногтоeдка. — Скрипъ въ рукe (348—350).

5. Накожныя болeзни. Бородавки. — Вередъ. — Веснушки. — Восса. — Вшивость. — Заусеница. — Коросты на рылe. — Летучій огонь. — Лишаи. — Межупёрс(т)ница. — Мозоли. — Обвeтрeютъ губы. — Обвeтрeютъ руки. — Плоть. — Потeніе ногъ. — Призоры. — Притка. — Прыщи. — Прeлость. — Цыпки. — Чесотка. — Чирій. — Шипицы (350—354).

6. Болeзни мочеполовыхъ органовъ. Грыжа. — Недержаніе мочи. — Рeзь. — Хомутъ (354).

7. Помощь въ несчастныхъ случаяхъ. Отъ дуру. — Змeиной укусъ. — Оглушенные громомъ. — Угаръ. — Укусъ дурной собаки. — Отравленіе. — Утопленники (355—356).

329—356

II. Народное акушерство

Періодъ беременности. Начало беременности. — Когда надо ждаться? — Полъ будущаго ребенка (примeты). — Бабка-повитуха (356—359).

Родины. Отношеніе окружающихъ. — Обстановка. — Первая помощь роженицe. — Нормальные роды. — Трудные роды (359—363).

Уходъ за роженицей. Обращеніе съ мeстомъ. — Пища роженицы послe родовъ. — Баня. — Размываніе рукъ. — Взглядъ на роженицу (363—365).

Уходъ за новорожденнымъ. Отрeзаніе пупка. — Обращеніе съ ребенкомъ, если онъ не подаетъ признаковъ жизни. — Выправленіе ребенку членовъ. — Объясненіе дeтямъ появленія въ домe новорожденнаго. — Ребенокъ „проситъ зыбку". — Разрeзаніе „пута". — Гороскопическія примeты (366—368).

Кормленіе грудныхъ дeтей. Первая соска. — Рожокъ (369—370).

Способы отнятія отъ груди (370).

356—370

432

III. Дeтскія болeзни

Безсонница. — Грыжа. — Дифтеритъ. — Душноротость. — Запоръ. — Зачичеревeетъ ребенокъ. — Испугъ. — Корь. — Младенческая. — Не говоритъ долго ребенокъ. — Не марается ребенокъ. — Ночное недержаніе мочи. — Ночной рёвъ. — Подопрeлость. — Полуношникъ. — Поносъ. — Родимецъ. — Родимо пятно. — Скарлатина. — Слюнявость. — Собачья старость. — Сохнетъ ребенокъ. — Стень. — Цвeтетъ ребенокъ. — Цвeтетъ въ ротикe. — Чикотунъ. — Щетина. — Фиктивная продажа ребенка. — Обмываніе колокола. — „Обвeщанья" и паломничества.

370—376

IV. Женскія болeзни

Взглядъ на дeторожденіе и безплодіе. — Безплодіе. — „Чтобы носить ребятъ". — Абортивныя средства. — Боль въ животe. — Брюхо поносить. — Грудница — Животъ скудаться. — Заносища. — Золотникъ не исходитъ. — Краски. — Маточныя кровотеченія. — Молока мало у матери. — Молоко присыхаетъ. — Нарывы на грудяхъ. — Пусто брюхо. — Смёртны ключи красокъ.

376—379

V. Народная ветеринарія

1. Болeзни лошадей. Весна берётъ. — Задержаніе мочи. — Заковка. — Запалёный (зажжёный) конь. — Исплечился конь. — Мокрецъ. — Мышаки. — Надавы. — Надсада. — Наросты поверхъ копытъ. — „Не стоятъ кони". — Нокоть. — Нырокъ. — Окормъ. — Опой. — Спину ломаетъ. — Трешина на копытe (379—383).

2. Болeзни коровъ. „Взяться не можетъ". — Вши на языкe. — Глаза слезятся. — Грудница. — Железы раздулись. — Мокрецъ. — Мышаки. — Очиститься не можетъ. — Поносъ. — Потеря жвачки. — Сухія коросты. — Тeла не держитъ. — Хворь на коровъ (383—384).

3. Болeзни собакъ и свиней. Собачье бeшенство. — Укусы здоровой собаки. — Укусы змeи. — Чума у собакъ. — Худоба у свиней (385).

4. Болeзни домашнихъ птицъ. Повeтрія на куръ. — Поетъ въ горлышкe. — Слабыя ноги у „цыплятъ-индeятъ" (385—386).

5. Общія болeзни домашнихъ животныхъ. Бeльма на глазахъ. — Вши. — Грыжа. — Молосникъ. — Падёжъ скота. — Переломы костей. — Пучитъ скотину. — Соринка въ глазу. — Споръ (запоръ). — Тeла скотъ не держитъ. — Укусы змeи. — Черви въ горлe. — Ящуръ (386—388).

379—388

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Народно-медицинскія средства.

  I. Наговоры, молитвы, заговоры

1. Отъ гада. — 2. Отъ болeзни горла. — 3. Отъ грудницы. — 4. „Грыжу загрызать". — 5. Отъ думы. — 6. Отъ запоя. — 7. Отъ зубной боли. — 8. Отъ испугу. — 9. Заговоръ красокъ. — 10. Заговоръ крови. — 11. Отъ лихорадки. — 12. Отъ младенч. родимцу. — 13. Отъмуки родильной. — 14. Отъ ногтю. — 15. Отъ обжогу. — 16. Отъ озeву и отъ уроковъ. — 17. Отъ нолуношника — 18. Отъ поясницы. — 19. Отъ притки, банной погани. — 20. Отъ рожи. — 21. Отъ сглазу. — 22. Отъ сглазу вымени. — 23. Молитва отъ уроковъ. — 24. Отъ чирея. — 25. Молитвы церковныя (389—399).

389—399

    II. Растенія мeстнаго происхожденія

400—411

   III. Средства животнаго происхожденія

411—415

   IV. Различныя покупныя средства

415—418

    V. Минералы

419

   VI. Деготь, смола и сeра

419—420

 VII. Мази, пластыри и составы

420—421

VIII. Настойки на водкe и на водe

421

   IX. Средства религіозныя

     X. Средства домашняго обихода (подспорныя)

422—424

Приложенія.

1. Литература

425—426

2. Словарь къ „Матеріаламъ"

426—429

3. Азбучный указатель латинскихъ названій мeстныхъ народно-медицинскихъ растеній

429—430

—————

Сноски

Сноски к стр. 325

1 Настоящая статья была любезно просмотрeна въ рукописи и въ корректурe А. А. Макаренко, которому редакція обязана многими цeнными указаніями и дополненіями. Ред.

2 О „знаткихъ людяхъ" см. у А. Макаренко: Матеріалы по народной медицинe Ужурской волости, Ачинскаго у., Енис. губ. Ж. С. 1897, в. I, стр. 59, 75; в. III—IV, стр. 382.

Сноски к стр. 326

1 Для объясненія значенія нeкоторыхъ встрeчающихся въ настоящихъ „Матеріалахъ" словъ я прилагаю въ концe этой работы словарь.

2 Заговоры, наговоры, волхижицы, молитвы, — всe эти названія знакомыя мнe лeкарки употребляютъ, какъ синонимы.

3 Нeкоторыя изъ нихъ мною помeщены въ „Сибирск. Архивe", 1914 года, № 7—8, стр. 357—367.

Сноски к стр. 327

1 Свeдeнія эти помeчены иниціалами „С. Ф. В—въ".

Сноски к стр. 328

1 Программа эта пока еще не опубликована. На правахъ рукописи она была передана мною въ 1912 г. Г. С. Виноградову для руководства въ его занятіяхъ народной медициной въ Сибири. Отъ составленной мною „Инструкціи для собиранія матеріаловъ по народной медицинe" (см. „Сборникъ инструкцій и программъ для участниковъ экскурсій въ Сибирь", С.-Пб. 1912 г., изд. Общества изученія Сибири и улучщенія ея быта) упомянутая программа отличается тeмъ, что: 1) въ ней схема „Инструкціи" развита до полнаго объема прежней моей работы (Матеріалы по народной медицинe, Ужурской вол., Ачинскаго у., Енисейской губ. Ж. С. 1897) со всeми ея отдeлами и подзаголовками и 2) примeненъ, кромe того, принципъ научной медицины въ дeленіи по категоріямъ болeзней, получившихъ народныя наименованія. На эту мысль натолкнулъ меня совeтъ д-ра М. Л. Хейсина въ 1900 г. Въ этомъ направленіи, между прочимъ, мною почти закончена переработка указанной монографіи по народной медицинe для новаго изданія. Старый планъ ея и нeкоторыя нововведенія, сдeланныя въ отмeченной выше программe, легли въ основаніе печатаемаго сочиненія Г. С. Виноградова.

Примeч. А. А. Макаренко.

Сноски к стр. 330

1 Какъ извeстно, болeзнь эта поражаетъ не только дeтей, но и взрослыхъ (Гундобинъ, Домашній лeчебникъ, Спб. 1905. стр. 110). Это знаютъ и народные лeкари. Поэтому свeдeнія о дифтеритe помeщаю въ отдeлъ общихъ, а не дeтскихъ, болeзней. На томъ же основаніи (Гундобинъ. стр. 196 и 404) въ отдeлъ общихъ болeзней я помeстилъ свeдeнія о кори и скарлатинe.

2 Шкура змeи, сброшенная ею во время линьки: „межу камней больше сбрасывать" (А. Г—хъ).

3 „Крышу у избы доржитъ котора" (К. Т. Р—на).

Сноски к стр. 331

1 Неклепаевъ, И. Я. Народная медицина въ Сургутскомъ краe, стр. 13.

2 Поповъ, Г. Русская народно-бытовая медицина, стр. 281.

3 Это требованіе относится ко многимъ случаямъ народнаго врачеванія. Даже при лeченіи травами „лучше, чтобы больной не зналъ, что это за травы. Настоящая лeкарка даетъ пить и говоритъ: пей да не гляди!" (Е. А. В—ва).

Сноски к стр. 332

1 Скалозубовъ, Н. Л. Народная медицина въ Тобольской губ., стр. 8.

Сноски к стр. 333

1 Поповъ, 294.

Сноски к стр. 334

1 Демичъ, В. Ф. О змee въ русской народной медицинe, стр. 44, 57; Макаренко, А. А. Матеріалы по народной медицинe, стр. 89.

Сноски к стр. 336

1 Абрамовъ, И. Повeрья, примeты и заговоры etc., стр. 379.

2 Красноженова, М. В. Матеріалы по народной медицинe, стр. 67.

Сноски к стр. 337

1 Красноженова, 72; Неклепаевъ, 23.

2 Скалозубовъ, 21.

3 Красноженова, 68; Скалозубовъ, 21; Макаренко, 83.

Сноски к стр. 339

1 Поповъ, 278, 304.

2 Скалозубовъ, 24; Макаренко, 421.

Сноски к стр. 340

1 Логиновскій, К. Д. Матеріалы къ этнографіи забайкальскихъ казаковъ, стр. 56; Скалозубовъ, 8.

2 Поповъ, 278.

Сноски к стр. 341

1 Макаренко, 73.

2 Ф. М. Г—на особенно настойчиво подчеркиваетъ это правило; о немъ сообщаетъ Кытмановъ. А. И.: Матеріалы къ народной медицинe, стр. 11.

3 Чеканинскій, И. Матеріалы по народной медицинe, стр. 269; Неклопаевъ, 21—22; Красноженова, 19.

4 Макаренко, 80—81.

Сноски к стр. 342

1 Поповъ, 285.

2 Кн. Костровъ. Колдовство и порча у крестьянъ Томской губ., стр. 2, 9—10.

Сноски к стр. 343

1 Поповъ, 261.

2 Поповъ, 278.

Сноски к стр. 345

1 Позволю себe сказать здeсь нeсколько словъ о другомъ источникe здоровой воды, который пользуется большой извeстностью не только въ Тулунe и окрестныхъ деревняхъ, но и въ Шарагулe, Манутe, Бадарe, Перфиловой, Икеe, Одонe, Шанаe, Кукшинe (послeдніе три — бурятскіе улусы на р. Іe). Это — Аршанъ.

Много разсказовъ приходилось слышать объ этомъ источникe. Онъ пользуется почетомъ не только у бурятъ, но и у русскихъ, — у однихъ не менeе, чeмъ у другихъ. Лeтомъ 1913 г. мнe удалось побывать въ верхнемъ теченіи рeки Іи на лeвомъ берегу которой и находится этотъ „аршанъ" (источникъ). Названіе источника перешло и на нарeзанный здeсь переселенческій участокъ, самый отдаленный (отъ Тулуна болeе сотни верстъ) и еще никeмъ не заселенный. Только на берегу стоитъ третій годъ рыбачья избушка „дяди Митрія" (мужъ С. Н. В—вой). Отъ избушки „затеси" на деревьяхъ ведутъ до торной извилистой тропинки, по которой поднимаются на гору. „На этой тропкe шаманятъ братскіе", — объясняетъ хозяинъ избушки. По ту и другую сторону тропинки на сучьяхъ деревьевъ и вeткахъ кустарниковъ развeваются цвeтныя тряпочки, ленточки. „Это братскіе навeсили своёму богу, въ родe какъ свeчки; здоровья вымаливаютъ", — продолжаетъ охотникъ и рыбакъ. Тропинка приводитъ къ небольшому (сажень въ длину и полсажени въ ширину, на глазъ) углубленію, наполненному водой. Теченія незамeтно. Вода оказалась холодною, пріятною на вкусъ, несмотря на присутствіе плавающихъ кусочковъ мха, въ которомъ копошились личинки насeкомыхъ. На днe лежатъ мeдныя и мелкія серебряныя монеты, набросанныя, по объясненію проводника, бурятами и русскими, которые пользуются цeлебной водой аршана. (То же мнe сообщали и о Шарагульскомъ ключe). „Вотъ замeтьте: кому легче будетъ отъ здоровой воды — яма, какъ чаша, стоитъ полная, а кому не поможетъ — вода въ одинъ секундъ сбудетъ, какъ только тотъ придетъ къ ключу: вся въ гору уйдетъ"... „Помогаетъ отъ всего, какъ есть отъ всего, если ужъ помочь. Больше пріeзжаютъ животомъ кто мается: чиститъ аршанская вода, всего человeка полируетъ" (С. Н. В—ва). — На двухъ покосившихся деревянныхъ крестахъ вырeзаны имена и фамиліи лeчившихся здоровой водой („древнeйшая" запись помeчена 1895 годомъ) и красуются такія же цвeтныя тряпочки и ленточки, что и на вeткахъ: языческое мирно уживается съ христіанскимъ... При спускe съ горы во многихъ мeстахъ попадались мнe на глаза небольшія каменныя плиты (необдeланныя), лежащія попарно, одна на другой. Приподнялъ верхнюю въ одномъ мeстe — тамъ тряпочка; приподнялъ въ другомъ — тоже и т. д. „Братскій шаманилъ тутъ", — коротко отвeтилъ охотникъ.

Сноски к стр. 346

1 Макаренко, 74.

2 Красноженова, 66.

3 Макаренко, 76.

3 Макаренко, 76.

4 Поповъ, 213.

5 Скалозубовъ 21.

Сноски к стр. 347

1 „Дума хуже порчи". Поговорка.

Сноски к стр. 349

1 Красноженова, 14.

2 Поповъ, 261.

3 Нeсколько иныя варіаціи сообщаютъ Абрамовъ, стр. 379 и Макаренко, стр. 79.

4 Поповъ, 292.

5 Поповъ, 210—211.

Сноски к стр. 350

1 Неклепаевъ, 17.

2 Макаренко, 80.

3 Скалозубовъ, 20; Поповъ, 217.

Сноски к стр. 351

1 Въ подпольe, на томъ мeстe, куда ставятъ помело, вырывается ямка; въ эту ямку и зарываютъ нитку съ узлами.

2 Макаренко, 69.

3 Макаренко, 69.

4 Макаренко, 76 и 390.

Сноски к стр. 352

1 Поповъ, 193; Макаренко, 87.

2 Логиновскій, 54; Скалозубовъ, 19.

3 Логиновскій, 54.

4 Ср. Макаренко, 77.

Сноски к стр. 353

1 Гуляевъ, С. И. Этнографическіе очерки южной Сибири, стр. 51.

Сноски к стр. 354

1 Гуляевъ, 58; Логиновскій, 53; Неклепаевъ, 18; Скалозубовъ, 20.

2 Скалозубовъ, 20.

3 Макаренко, 90.

Сноски к стр. 355

1 Демичъ, 43.

2 Макаренко, 78.

3 Въ дeтствe я много разъ слышалъ такой разсказъ. Споритъ однажды Богъ съ сатаной... Сатана говоритъ:

— Я отъ тебя въ дерево спрячусь.

— А я дерево расщеплю и въ деревe тебя найду, — отвeчаетъ Богъ.

— Тогда я спрячусь въ камень.

— И въ камнe я тебя найду.

— А я въ рабу твою спрячусь.

— Я рабу свою убью, тебя тамъ найду, а рабу грeхамъ прощу.

Съ тeхъ поръ во время грозы сатана прячется — то въ дерево, то въ скотину, то въ человeка. Если дерево разобьетъ грозой, говорятъ: „ишь, вeдь, куда спрятался — проклятый!.." А про убитыхъ грозой людей говорятъ: „Богу достойный..."

Очень похожій сюжетъ записанъ М. Синозерскимъ въ Витебской губерніи. „Живая Старина", 1896, в. III—IV, стр. 537.

4 Овчинниковъ, М. Народныя средства при собачьемъ бeшенствe.

5 Макаренко, 89; Скалозубовъ, 22. Этимъ широко распространеннымъ повeрьемъ пользуются при сборe милостыни попрошайки-цыганки: имъ вездe отказываютъ, — тогда онe просятъ „помочь несчастному укушенному" (Тулунъ).

Сноски к стр. 356

1 Макаренко, 78.

2 Неклепаевъ, 30.

Сноски к стр. 357

1 Поповъ, 330.

2 Примeты б, в и г существуютъ не только у русскихъ: Ф. Конъ отмeчаетъ ихъ у качинцевъ. Русскій Антропологическій Журналъ 1900, кн. 4, стр. 58.

Сноски к стр. 359

1 Это — обычная плата бeдняковъ баушкe за трудъ, если не считать „харчи"; зато баушка въ первые дни послe родовъ, когда роженица еще не встаетъ, смотритъ и за ребятами родившей и за ея хозяйствомъ. Кто посостоятельнeе, „благодарятъ" хлeбомъ, сахаромъ, покупаютъ „ситчику" на юбку; даютъ и деньгами.

2 Поповъ, 333.

Сноски к стр. 360

1 „У насъ со старинки водится обыкновеніе: съ какой-нибудь работой — шитвомъ, пряжей, дранкой — идутъ къ сусeдямъ; тамъ за разговоромъ работа идетъ незамeтно".

Сноски к стр. 361

1 Поповъ, 339.

2 Поповъ, 339. — У гиляковъ это дeлаетъ мужъ во время родовъ жены; онъ „развязываетъ на себe все: волосы, сплетенные въ косы, поясъ, ремешки обуви, нарукавники" и пр. Пилсудскій, стр. 26.

3 Горячія припарки къ животу роженицы — обычный пріемъ не только у русскихъ баушекъ. Ф. Конъ (стр. 60) отмeчаетъ его у качинокъ.

4 Поповъ, 341.

5 Поповъ, 349.

Сноски к стр. 362

1 Это т. наз. „мокры роды", которые считаются лучше сухихъ родовъ. „Сухи роды, когда воды прольютца задолго до (выхода) ребенка, другой разъ за день, а то и за два, а то ужъ послe ребенка идутъ воды" (К. И. Б—ая). „Сухи роды бываютъ больше у людей безъ тeла, у сухихъ людей" (Е. А. В—ва).

2 При трудныхъ родахъ считается необходимымъ присутствіе мужа и у качинцевъ. Ф. Конъ, стр. 60.

3 При трудныхъ родахъ качинки, по сообщенію Ф. Кона (стр. 60), „подъ юртой, неожиданно для роженицы, раздаются выстрeлы".

4 Въ 1870 г.

5 Поповъ, 262.

Сноски к стр. 363

1 Въ такомъ же случаe къ этому прибeгаютъ (при помощи различныхъ средствъ) и туземцы о. Сахалина. Пилсудскій, стр. 24, 32.

2 Поповъ, 350.

Сноски к стр. 364

1 Здeсь выясняется одна изъ многихъ причинъ неохотнаго обращенія къ „ученой" акушеркe, которая не видитъ надобности „обихаживать мeсто".

2 Скалозубовъ, 14.

3 Его указываетъ Н. Рудинскій для Рязанской губерніи, но въ своихъ подробностяхъ онъ значительно разнится отъ сообщаемаго мною. Ж. С. 1896, в. II, стр. 179.

Сноски к стр. 365

1 Гиляки въ этомъ случаe кладутъ у входа въ юрту топоръ. Пилсудскій, 27.

Сноски к стр. 366

1 Кривошапкинъ, Енисейскій округъ и его жизнь. Спб. 1865, т. II, гл. I, стр. 2.

Сноски к стр. 367

1 „Сибиряки при крещеніи новорожденныхъ дeтей это святое имя предпочитаютъ всeмъ прочимъ именамъ". С. В. Максимовъ, Сибирская святыня, стр. 192. Собр. соч., т. XVI, Спб. 1910. Если не это дeйствительно любимое и распространенное имя, то выбираютъ имя кого-нибудь изъ родныхъ — „побашше".

Сноски к стр. 368

1 Эту же примeту знаютъ и качинцы. Ф. Конъ, стр. 60.

2 Ф. Конъ, 60; Макаренко, 98; Пилсудскій, 24—25; Поповъ, 189, 361.

3 Ф. Конъ, 60; Поповъ, 189.

Сноски к стр. 370

1 Макаренко, 100.

1 Макаренко, 100.

1 Макаренко, 100.

2 Неклепаевъ 25; Поповъ, 189.

Сноски к стр. 372

1 Чеканинскій, 274.

2 Красноженова, 12.

Сноски к стр. 373

1 Объ обычаe „прониманія" черезъ дерево см. у Попова, стр. 204.

2 Похожій способъ описываетъ Неклепаевъ, стр. 25; Кривошапкинъ, т. II, стр. 3.

Сноски к стр. 374

1 Красноженова, 75; Макаренко, 238.

2 Макаренко, 238.

Сноски к стр. 375

1 Фиктивная передача ребенка въ чужую семью, какъ лeчебное средство, примeняется не только у русскихъ; къ ней прибeгаютъ, подобно якутамъ, и качинцы, какъ о томъ сообщаетъ Ф. Конъ, стр. 61.

2 Очень похожая процедура описывается у Неклепаева (стр. 24), только „колокольная вода", по его сообщенію, примeняется сургутянами въ другомъ случаe — отъ испугу.

Сноски к стр. 376

1 Образецъ этого „подфигуриванія" даетъ одна плясовая пeсенка, отрывокъ изъ которой записанъ мною на Иннокентьевскомъ заводe:

...Двe Алёнки
Въ пеленкахъ лежатъ,
Двe Наташки
У чашки сидятъ,

Двe Парашки
Кашку варятъ,
Двe Машки
Въ чумашкахъ eдятъ. И т. д.

Сноски к стр. 377

1 Макаренко, Сибирскій народный календарь, стр. 176.

2 Можетъ-быть, это — „ладошки или пять палъцевъ" (различные виды Orchis), о которыхъ сообщаетъ Макаренко (стр. 242, 399, 493).

3 Макаренко, стр. 242.

Сноски к стр. 378

1 Гилячка въ нeкоторыхъ случаяхъ называетъ регулы тоже описательно: „гость пришелъ". Пилсудскій, 27.

2 Близкій варіантъ приводитъ Красноженова, стр. 71.

Сноски к стр. 379

1 Семенъ Федоровичъ Виноградовъ (†), тулуновскій крестьянинъ; въ молодыхъ годахъ жилъ въ Нижнеудинскe, затeмъ — въ Худоелани, Шабартe, Курзанe; послeднія 35 лeтъ — въ Тулунe. Около сорока лeтъ былъ почтаремъ: „безъ малаго сорокъ годовъ съ козелъ не слeзалъ... Съ лошадямъ-то пожалуй что больше дeловъ имeлъ, чeмъ съ людямъ", — вотъ его собственное признаніе.

Сноски к стр. 380

1 Прилаживатьпридeлывать, отъ слова ладитъдeлать.

Сноски к стр. 381

1 Клеменцъ, Наговоры и примeты у крестьянъ Минусинскаго округа, стр. 39; Логиновскій, 74.

2 Логиновскій, 74.

Сноски к стр. 382

1 Способъ этотъ, видимо, очень старый, когда-то примeнявшійся въ научной медицинe. „Новый Энциклопедич. Словарь" Брокгауза-Ефрона, т. XVIII, стр. 62.

Сноски к стр. 384

1 Бываетъ и у овецъ.

Сноски к стр. 385

1 Овчинниковъ. Сибирскій Архивъ, 1913. № 2.

1 Овчинниковъ. Сибирскій Архивъ, 1913. № 2.

2 Н. Рудинскій сообщаетъ о существованіи этого повeрья у крестьянъ Рязанской губ. Ж. С. 1894, в. II, 187.

3 Красноженова, 15.

Сноски к стр. 386

1Завeчаютъ" не только „на курину голову". „Какъ у насъ ребяты померли, намъ и говорятъ: вы, должно быть, свой домъ на дeтскую голову завeтили, а въ это время у насъ была куплена своя избенка" (Е. А. В—ва).

Сноски к стр. 387

1 Скалозубовъ, 5; Макаренко, Почитаніе деревяннаго огня у крестьянъ-сибиряковъ Енисейской губ. Ж. С. 1897, в. II, стр. 248; Гуляевъ, 124.

2 Изъ Западной Сибири.

3 Абрамовъ, 378; Зеленинъ. „Обыденныя" полотенца и обыденные храмы. Ж. С. 1911, в. I, стр. 1—7.

4 Неклепаевъ, 21.

Сноски к стр. 390

1Нынe и присно".

Сноски к стр. 391

1Отнынe и до вeку".

2 Близкій варіантъ этого діалога приводятъ многіе авторы: Красноженова, 14; Поповъ, 235; Чеканинскій, 269.

Сноски к стр. 392

1 Близкій варіантъ приводитъ Красноженова, стр. 71.

Сноски к стр. 393

1 Перечисленіе всeхъ тетокъ вызывается тeмъ досаднымъ обстоятельствомъ, что сразу опредeлить, которая изъ тетокъ трясетъ, — нeтъ никакой возможности. Перечисляются всe 12 въ увeренности, что „на котору-нибыть нападешь"...

Сноски к стр. 394

1 Ср. похожій сюжетъ „Сна Богородицы" у Д. Клеменца — Наговоры и примeты у крестьянъ Минусинскаго округа, стр. 37.

2 Этотъ текстъ примeняется, когда болeзнь у нeсколькихъ лошадей; а когда наговоръ читается на одну лошадь, называютъ ея масть, напр.: „вынь изъ саврасой лошадп"...

Сноски к стр. 395

1 Ясёнъ.

Сноски к стр. 399

1 Молитва эта употребляется наряду съ наговорами въ Томской губерніи. Гуляевъ, 52.

Сноски к стр. 400

1 Неклепаевъ, 15.

2 Мартьяновъ, 3; Стуковъ, 21.

Сноски к стр. 401

1 Карагасы, турецкое племя.

2 Мартьяновъ, 3.

3 Въ этомъ же значеніи употребляется слово: наваръ.

4 Мартьяновъ, 22.

5 Макаренко, 394.

6 Макаренко, 393; Мартьяновъ, 3; Стуковъ, 13.

7 Кытмановъ, 14; Прейнъ, 5.

8 Стуковъ, 35; Чеканинскій, 269.

9 Кытмановъ, 5; Стуковъ, 35.

10 Макаренко, 394.

Сноски к стр. 402

1 Красноженова, 83; Макаренко, 401, 404; Мартьяновъ, 15.

2 Прейнъ, 3.

3 Макаренко, 407.

4 Стуковъ, 36.

5 Мартьяновъ, 18.

6 Макаренко, 395; Скалозубовъ, 12; Чеканинскій, 275.

7 Макаренко, 405.

8 Кытмановъ, 10; Макаренко, 395.

Сноски к стр. 403

1 Кытмановъ, 15.

2 Кытмановъ, 11.

3 Макаренко, 395; Мартьяновъ, 5; Поповъ, 279; Скалозубовъ, 19.

4 Кытмановъ, 13; Скалозубовъ, 10.

5 По другимъ: байзенская, полынь (предпочтительнeе — каменная) и др.

6 Кытмановъ, 17; Макаренко, 396; Мартьяновъ, 6.

7 Кривошапкинъ (Енисейскій округъ и его жизнь, Спб., 1865), т. I, 135; Мартьяновъ, 26.

Сноски к стр. 404

1 Кытмановъ, 9, 20; Макаренко, 396; Мартьяновъ, 7; Стуковъ, 19.

2 Кытмановъ, 21; Мартьяновъ, 7.

3 Прейнъ, 5.

4 Стуковъ, 19.

5 Мартьяновъ, 13.

6 Мартьяновъ, 7.

7 Макаренко, 397; Мартьяновъ, 9; Стуковъ, 14.

8 Мартьяновъ, 10; Стуковъ, 31.

Сноски к стр. 405

1 Стуковъ, 18.

2 Стуковъ, 22.

3 Мартьяновъ, 11.

4 Макаренко, 398 Скалозубовъ, 9.

5 Мартьяновъ, 11; Макаренко, 398.

6 Кытмановъ, 23.

Сноски к стр. 406

1 Стуковъ, 21.

2 Мартьяновъ, 9.

3 Стуковъ, 28.

4 Мартьяновъ, 8; Прейнъ, 41; Стуковъ, 36.

5 Макаренко, 399.

6 Кытмановъ, 15; Макаренко, 395; Мартьяновъ, 13.

7 Кытмановъ, 25.

Сноски к стр. 407

1 Кытмановъ, 13; Макаренко, 397; Стуковъ, 27.

2 Мартьяновъ, 14.

3 Кытмановъ, 8; Мартьяновъ, 19.

4 Кытмановъ, 16.

5 Кытмановъ, 10.

6 Макаренко, 401; Неклепаевъ, 14; Скалозубовъ, 6; Стуковъ, 28.

Сноски к стр. 408

1 Красноженова, 82; Кытмановъ, 8; Макаренко, 402; Стуковъ, 26.

2 Мартьяновъ, 18; Стуковъ, 26.

3 Неклепаевъ, 15.

4 Кытмановъ, 12; Мартьяновъ, 17; Неклепаевъ, 20; Скалозубовъ, 24; Стуковъ, 27; Красноженова, 85.

5 Макаренко, 402.

6 Мартьяновъ, 10; Прейнъ, 3.

7 Красноженова, 83; Кытмановъ, 18—19; Мартьяновъ, 18, 21; Стуковъ, 9.

8 Макаренко, 402; Стуковъ, 22.

9 Кытмановъ, 10; Стуковъ, 30.

10 Мартьяновъ, 7.

11 Мартьяновъ, 20.

Сноски к стр. 409

1 Чеканинскій, 267.

2 Мартьяновъ, 5, 20.

3 Макаренко, 404; Мартьяновъ, 8, 20; Стуковъ, 33.

4 Кытмановъ, 13; Стуковъ, 36.

5 Кытмановъ, 10; Макаренко, 405; Мартьяновъ, 20; Неклепаевъ, 20; Стуковъ, 31.

6 Кытмановъ, 7.

7 Стуковъ, 10.

8 Макаренко, 404.

Сноски к стр. 410

1 Кытмановъ, 16.

2 Объ этомъ читаемъ въ одномъ судебномъ дeлe 1731 года. Чубинскій, Матеріалы и изслeдованія, т. I, в. I, стр. 343.

3 Красноженова, 85; Стуковъ, 36.

4 Кытмановъ, 14; Макаренко, 405.

5 Красноженова, 72; Кытмановъ, 11; Макаренко, 409; Мартьяновъ, 24.

6 Макаренко, 405; Мартьяновъ, 25; Скалозубовъ, 11; Стуковъ, 32.

7 Кытмановъ, 25; Макаренко, 406.

8 Кытмановъ, 20.

Сноски к стр. 411

1 „Сборъ" травъ, впрочемъ, нельзя считать неизмeняемымъ: нeкоторыя изъ перечисленныхъ травъ могутъ быть замeнены другими.

2 Красноженова, 82; Кытмановъ, 20; Мартьяновъ, 25.

3 Макаренко, 406.

4 Демичъ, 45, 58; Костровъ, 4; Макаренко, 413; Мартьяновъ, 26; Логиновскій, 68; Неклепаевъ, 15; Поповъ, 189; Скалозубовъ, 6.

5 Демичъ, 57—58.

6 Скалозубовъ, 12.

7 Макаренко, 413; Мартьяновъ, 26; Поповъ, 304.

8 Скалозубовъ, 13.

Сноски к стр. 412

1 Мартьяновъ, 27; Овчинниковъ („Сиб. Арх." 1913, № 2).

2 Макаренко, 413.

3 Чеканинскій, 274; Макаренко, 413.

4 Красноженова, 20.

5 Кытмановъ, 12; Макаренко, 413.

6 Неклепаевъ, 15.

7 Скалозубовъ, 12.

8 Макаренко, 237; Скалозубовъ, 11.

9 Неклепаевъ, 21; Рудинскій, 179; Скалозубовъ, 18.

Сноски к стр. 413

1 Мартьяновъ, 27.

2 Неклепаевъ, 17.

3 Неклепаевъ, 19; Скалозубовъ, 24.

4 Скалозубовъ, 24.

5 Макаренко, 414; Скалозубовъ, 20; Чеканинскій, 277.

Сноски к стр. 414

1 Скалозубовъ, 9.

2 Поповъ, 278, 304.

3 Макаренко, 414; Мартьяновъ, 26.

4 Скалозубовъ, 23.

5 Скалозубовъ, 23; Макаренко, 414.

6 Скалозубовъ, 24.

7 Скалозубовъ, 20.

Сноски к стр. 415

1 Макаренко, 414; Неклепаевъ, 16, 18; Скалозубовъ, 20; Чеканинскій, 280.

2 Поповъ, 278; Скалозубовъ, 19.

3 Красноженова, 70; Макаренко, 414; Скалозубовъ, 19.

4 Мартьяновъ, 34.

5 Макаренко, 417.

6 Макаренко, 417; Скалозубовъ, 15.

7 Скалозубовъ, 7; Чеканинскій, 278.

Сноски к стр. 416

1 Чеканинскій, 278; Скалозубовъ, 7.

2 Мартьяновъ, 34.

3 Макаренко, 418; Скалозубовъ, 19.

4 Красноженова, 73; Логиновскій; 56; Макаренко, 418; Скалозубовъ, 8; Чеканинскій, 278.

5 Красноженова, 70; Макаренко. 418; Мартьяновъ, 35; Скалозубовъ, 19.

Сноски к стр. 417

1 Макаренко, 417; Мартьяновъ, 35.

2 Макаренко, 418; Скалозубовъ, 10.

3 А. Баловъ. Свeчи и ладанъ въ народныхъ повeрьяхъ. Ж. С. 1896, стр. 262.

4 Макаренко, 418; Мартьяновъ, 29; Скалозубовъ, 12.

5 Красноженова, 73; Логиновскій, 56; Мартьяновъ, 29; Скалозубовъ, 8; Чеканинскій, 278.

6 Скалозубовъ, 13.

Сноски к стр. 418

1 Макаренко, 418; Поповъ, 274; Чеканинскій, 277.

2 Макаренко, 419.

3 О разведеніи и обработкe балаганскаго табака см. въ „Иллюстрир. описаніи быта сельскаго населенія Иркутской губерніи" Кулакова и Молодыхъ, изд. Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., Спб., 1896, стр. 206—209.

4 Неклепаевъ, 17; Поповъ, 277; Скалозубовъ, 10; Чеканинскій, 269.

5 Макаренко, 419; Мартьяновъ, 37; Скалозубовъ, 18.

Сноски к стр. 419

1 Мартьяновъ, 29.

Сноски к стр. 420

1 Красноженова, 69; Макаренко, 416.

2 Пихтовая сeра, какъ средство лeченія при глазныхъ заболeваніяхъ, извeстна остякамъ на р. Юганe. Скалозубовъ, Хроника Тобольскаго музея за 1900 г., стр. 3.

Сноски к стр. 421

1 „Съ гробницы его больные берутъ землю", — пишетъ С. В. Максимовъ. — „Сибирская Святыня", стр. 249. Собр. соч., т. XVI, Спб. 1910.

2 Красноженова, 71; Макаренко, 79; Поповъ, 265.

3 Поповъ, 263—264; Макаренко, Сибирскій народный календарь, стр. 154.

4 Поповъ, 265.

Сноски к стр. 424

1 Поповъ, 280.

Сноски к стр. 425

1 Указанія на литературу важны ужъ по одному тому, что даютъ возможность судить о степени распространенности тeхъ или другихъ народно-медицинскихъ средствъ, тeхъ или иныхъ народныхъ повeрій.

Сноски к стр. 426

1 Въ этотъ словарь я не помeщаю тeхъ словъ, объясненіе которыхъ дано въ текстe.

Сноски к стр. 429

1 Азбучнаго указателя русскихъ названій растеній я не привожу, такъ какъ эти названія въ текстe „Матеріаловъ" (стр. 400—411) расположены въ удобномъ для справокъ азбучномъ порядкe, а здeсь обозначены цифрами, указывающими порядковый нумеръ того или другого растенія на соотвeтствующихъ страницахъ.



загрузка...


Молитвы и заговоры