Образы болезней в заговорах

загрузка...

А.В. Логинова

Для анализа выбраны наиболее распространенные и самые «персонифицированные» в медицинских заговорах заболевания (это детская бессонница, грыжа и рожа). В работе умышленно не разбираются образы лихорадок в связи с тем, что этот мифологический персонаж, пожалуй, единственный из группы нами разбираемых, подвергался наиболее полному анализу в исследованиях ХIХ и ХХ веков.

В конце каждого разбора персонажей приводится несколько характерных примеров текстов заговоров, наглядно подтверждающих анализ.

1.    Образ детской бессонницы

1.Названия

Круг названий данной группы мифологических персонажей в заговорах достаточно широк. Детская бессонница в основном именуется по времени проявления и методу выполнения своей функции — отнять сон у младенца, помешать ему спать: ноченка-полуноченка, полуношница, полуношница-щекотанинка, полуношница-щекотунья, полуношница-бессоница; ночница, ночнуха, полуденница, бессоница, бессонна сонница, бессоница-беспокойница; бессоница-переполошница, бессонье, беспокоица, беспокойство, щекотка, шутуха-бутуха щекотуха, щекотуха-рокотуха, щекотуха-лепетуха, колюха, егозуха, неугомонница и т.п.([1]) Иногда болезнь просто обозначается таким характерным для большинства разбираемых мифологических персонажей выражением, как нечистый дух. Встречаются имена собственные: Анна Ивановна, Марья, Дарья и т.п., а также общие названия: девушка, девица, баба и т.п. Часто в заговорах образ болезни сближается с образом зари, которую просят избавить от недуга или обменять бессоницу на сон. Отсюда возникают названия бессоницы идентичные названиям зари: заря-заряница, заря красная девица, заря Марья, заря Дарья, заря Катерина и т.п. Недуг награждается отрицательными эпитетами: распроклятая, поганая, вредная,—  и  эпитетами, связанными со временем,— денная, полуденная, ночная, полуночная т.п.

2.   Ипостаси, характеристика внешнего облика

Бессонница представляется в заговорах в образе девушки или женщины, которая приходит к младенцу и стоит либо у изголовья его кроватки, либо в ногах. Иногда в текстах появляются указания на то, что это молодая красивая женщина, без уточнений роста, размера, характерных запахов или поз.

3.   Взаимоотношения персонажей

В заговорах чаще всего данный персонаж фигурирует как одиночный. В основном бессонница контактирует с зарей, а иногда даже отождествляется с ней. Человек просит зарю взять бессонницу, унести ее в чистое поле, за синее море, снять, вынуть, отозвать. Иногда из текста можно понять, что болезнь подчиняется заре, может быть ею наслана и, соответственно, отозвана. Также может предлагаться обмен, когда у зари просят сна, покоя, угомона, а заре за это отдают бессонницу.

4.   Генезис

Происхождение болезни из заговоров не совсем ясно: она может быть послана зарей либо произойти от сглаза, одума и т.п. (например, дума материна, отцова, бабкина).

5.   Локусы

Место постоянного пребывания не прояснено отчетливо. В текстах дается указание, что младенца носят к заре, чтобы вернуть ей болезнь обратно. Когда бессонница приходит, она стоит около детской люльки или кроватки. Интересны и значимы места, куда отсылается болезнь: в лес, на елку («там тебе дело, там тебе работка — считать иголки»), на дно речное (считать камешки, перебирать песчинки), в поле (считать травинки), в теплую баню, над белым паром, в темный лес, в синее море, над серым камнем («тут тебе и спокой, где собаки не лают, петухи не певают»), в чистое поле на дерево, на печь за дорогой,  на пустое место, на высокие горы. Формула поди днем по солнцу, ночью по месяцу доказывает, что болезнь должна обойти стороной ребенка.

6.   Время

Время функционирования, появления и активизации легко восстанавливается по эпитетам и отрицательным формулам, которые показывают, когда не нужно ей появляться. Это день, ночь, полдень, полночь и вообще никогда: денная, полуденная, ночная, полуночная; ни в какой час, ни в какие минуты; ни по дням, ни по ночам, ни по вечерним по зорям и т.п.

7.   Характерные занятия, привычки

Бессонница как мифологический персонаж приходит к ребенку и мешает ему спать. Она может щекотать его за пятки, тешиться, играть с ним, мучает его, заглядывая в глаза и не давая уснуть. Поэтому ей предлагаются различные варианты интересно провести время и без младенца: играть прялочкой, веретеночком, ножичком, палочкой, угольком за печинкой, камешком, щекотать над каменкой, над кудрявым дымом, над дымным окном, тешиться жаром, паром, дымом кудрявым, челом и каменкой, угольком; ночью играть под матицей, днем — под потолочиной.

8.   Способы взаимодействия с человеком

Мешая спать ребенку, болезнь может задевать его за руки, за ноги, за буйную головушку. Кроме перечисленных в п. 7 характерных занятий, бессоница может смеяться над дитем или просто отнимать у него сон.

Человек просит болезнь уйти, дать покой, предлагает обмен. Встречаются и заговоры, в которых присутствуют запугивающие формы, угрозы, приказания (не тронь, не шевели, не глумись, не тешься, не нежься, не играй, за волосьица не тереби, за бока не щипли, за подошвицы не щекоти, не май, не мотай, не позорь, не беспокой; отвяжися, отступися, смейся над помелом; полуночницу царапают, чтобы не было).

9.   Объекты и адресаты

Этот класс болезней направлен на ребенка, чаще на младенца, который должен заснуть. В заговорах иногда предлагается замена ребенку, например: «Плакал <ребенок>. Такой был неспокойный, водливой, как у нас говорят. Водливой— водиться надо с ним. Отец сделал ему топорик. Деревянный. Деревянный сделал топорик, вот ложет под подушку. Ложили. А че говорили-то? А: «Вот тебе топорик, руби, но нас не беспокой, не шевели». А девке, как девке, так делали прялку. Из лучины топриком он делал <…>: «Вот ты пряди, а не беспокой, не шевели»»[2].

10.Модусы

Бессонницы приходят и уходят, улетают; есть указания на такие способы появления и исчезновения: «через глаза не сходи, лица белого не касайся, очи ясны не мути» и «выходи с дымом, как дым вьется — вейся, извивайся, с черным дымом убирайся».

Примеры заговоров:

«Полуночница полуночи,

Полуночная матка,

Не тронь, не задевай

Александрова сына

За черные брови,

За ясные очи,

За подколенные жилы,

За пятовые жилы.

Вот тебе веничек

Листовотичек.

На каждом листочке все по листочку.

Считай, перебирай всю темную ночку.

Вот тебе дело делишко,

А не тронь моего детишка.

Будьте мои слова крепче булат и камень»[3]

«Госпожа полуночница, в изголовье не стой, через головье не гляди, белого лица не цапай, у раба Божья Ивана ни на ветху, ни на новцу, ни на перекрой месяцу, ни на утрени зари, ни на вецерни»[4].

«Не ходи, баба, не колоти под окнами, а иди на болота и там грызи коренья, кокорья и пенья, и дай рабу Божьему сон и спокой»[5].

2. Образ грыжи

1.   Названия

Названия грыжи очень обширны. В основном они состоят из эпитетов, которые даются по признакам болезни, по месту «расположения» болезни в организме человека, иногда по обстоятельствам, при которых она произошла: щипотливая, ломотливая, сухая, сырая, опашная, рассыпная, нарывная, нутряная, жильная кровяная, головная, мозговая, глазная, подглазная, носовая, ротовая, язычная, подъязычная, ухову, ручная, локотная, подлокотная, заплечная, подмышовая, ногтевая, костяную, кожная, лобовая, сердцевая, сердечная, пуповая, подпуповая, пахову,мошенковая, яичная, поясничная, пятная, подпятная, хребтовая, ребровая подколенная, жировая, родильная, становая, дождевая грыжа, ветренная грыжа, вечерняя, дневная и полуночная и т.п.  Много цветовых эпитетов: белая, черная, красная, зеленая, желтая, алая и т.п. Есть положительные эпитеты (грыжа родима). Сами названия заболевания — грыжа, грызь, грязь, двиг, кила — даются, в основном, по способу действия в организме. Есть общее название — поганая болезнь. Имена собственные встречаются крайне редко (например, грыжа-Идвига), так как образ множественный (в текстах встречается название сестры).  Обычно упоминается количество — двенадцать, тридцать и т.п.

2.   Ипостаси, характеристика вешнего облика

В некоторых текстах грыжи описываются как девушки, лохматые и беспоясные, идущие губить людей. В основном же корпусе заговоров облик не ясен, возможно, это даже предмет, который «закусывает» заговаривающий или какой-нибудь мифологический персонаж. Пол ясно восстанавливается по эпитетам — все они стоят в женском роде. Размер не указывается, зато богато представлена цветовая гамма: черная, алая, бурая, зеленая, синяя.

3.   Взаимоотношения персонажей

Болезнь представляется как группа персонажей, внутри которой нет иерархического деления. Из названия заболевания возникают образы излечивающих от него персонажей. Это могут быть, например, рыба Съедуга, которая съедает грыжу;мать больного (иногда имеющая медные губы, железные зубы), загрызающая ее; кошка с железными зубами, железными когтями, которая ее переедает, перекусывает; птица огненная, вычищающая и выбирающая грыж; щука с железными зубами, птица с железным клювом, которые ее схватывают, сглатывают, выгрызают, выклевывают.

4.   Генезис

В заговорах не определяется, откуда взялась грыжа.

5.   Локусы

Место пребывания болезни в организме человека очень полно восстанавливается по эпитетам. Такое подробное перечисление объясняется тем, что условно создается универсальная модель, в которой не должно быть места болезни. Также встречается упоминания, как болезнь сама «ходит» в организме человека. Например, испускается грыжа вниз по кровям, по долгим пальцам, по острым ногтям. Часто используется формула отсылки. Болезнь посылается в окиан-море грызть сер камень, на угол грызть бревно, грызти в болоте осину, с корней— до вершины, грызти голубиный порог да банный потолок, за поля, за земли, в чистое поле, синее море, из каждого местечка, отовсюду из тела туда, где ей будет хорошо (там тебе  место, там тебе гнездо).

6.   Время

Время существования и действия акцентируется в таких формах, как: ни в день, ни в полдень и ни в ночь, ни на утренней зари, ни на вечерней зари и через эпитеты вечерняя, дневная и т.п. Время может универсализироваться общими формулами от рожденья до венченья, от венченья до конченья и отныне и до веку веков, что подтверждает еще раз, что ни в какое время болезнь люди не ждут.

7.   Характерные занятия, привычки

Грыжа — мифологический персонаж, который любит грызть, есть. Персонаж  имеет пристрастие к некоторым предметам (например, колода, двери, деревянные предметы: «ешьте от двери пято кладно бревно девято»[6]).

8.   Способы взаимодействия с человеком

Грыжа или двиг поселяется в человеке и мучает его изнутри, ломит, мутит грызет и гложет больного. Способы лечения вытекают из названия заболевания и его симптомов — болезнь тоже грызут, загрызают, кусают, заговаривают, поперек рассекают, топчут, унимают, уговаривают.  Часто встречаются формулы «как что-то происходит, так бы и с грыжей происходило», например, «как сучек сохнет, так бы и грыжа сохла»[7].

9.   Объекты и адресаты

Чаще всего двиг — это заболевание маленьких детей, тогда как грыжа больше характерна для уже подросших детей и взрослых. Непосредственными объектами, на которые направлена болезнь, можно считать отдельные части тела, место нахождения болезни в которых подробно дается в заговорах.

10.Модусы

В заговорах ни модусы передвижения, ни появления, ни исчезновения не проявляются. Возможно, это связано с тем, что каждый отдельный образ прикреплен к  определенному месту обитания, а генезис в заговорах не отражен.

Примеры заговоров:

«Сама мати носила,

Сама мати родила,

Сама грыжу заговаривала.

Костяную, жиляную, родимую.

Мимоход растопчу,

Поперек рассеку.

Я сестра из семи больша.

Ты сестра из семи меньша.

Аминь. Аминь»[8].

«Закусаю, загрызаю, заговариваю пяточну грыжу, подпяточну грыжу, коленную грыжу, подколенную грыжу, побочную, подлобочную, мошоночну, подмошоночну грыжу, пудовую грыжу, сердечную грыжу, ушную грыжу, глазную грыжу. Семьдесят семь жил, семьдесят семь суставов закусаю, загрызаю, заговариваю. Ты (имя), грыжа, не грызи, я тебя грызу и совсем за­грызу»[9].

«Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле есть синий камень, на синем камне окиян черный кот зубы железны, глаза оловянны. Он заедает, загрызат, унимат и заговариват пуповую грыжу, ротовую, рыковую, грудовую, подколотную синю грыжу, белу грыжу и таланную грыжу, заедаю и загрызаю, унимаю и заговариваю дождевую грыжу, ветренную грыжу, вечернюю грыжу, дневную и полуночную. Чтобы не болело и не щемело ни в какой час ни в каку минуту. Сорок единая грыжа, сорок единый сустав»[10].

«Выстану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле. В чистом поле — океан-море, в океан-море — стара рыба щука плава, железны зубы. Вот я и покорюси и помолюси, чтобы загрызла у раба Божья младеня (имя} белую грыжу, красную грыжу, пуповую, ломовую и пояснищную, и яичну. Чтобы гры­жа не грызла ни в день, ни в полдень и ни в ночь, ни на утренней зари, ни на вечерней зари. От родни — до байны, от байны — до креста, от креста — до смертного конца. Аминь»[11].

«Зачерчиваю, заговариваю, останавливаю двиг и грыжу, скомоту и ломоту, спиновую, крестовую, под пятку, поджильну, внутреннюю, от рожденья до венчанья, от роду жизни до окончанья»[12].

«Заедаю, загрызаю все двенацать грыж: головная, ушная, носовая брюшная, пуповая, коленыная — до двенацати так заговаривают, чтоб вовек не повторилося и не отрыгнулось двенацать грыж, дак вот <…> головная, ушная, глазная, носовая, желудочная, пуповая, у мужчин так мошоночная»[13].

«Сама дитя носила, сама я приносила, сама я хрыжи загрызаю, сама я заедаю. Грыжу белую, грыжу желтую, грыжу зеленую, грыжу черную, грыжу красную, грыжу синюю, грыжу бурую, грыжу коричневую, грыжу зеленую, грыжу алую. Заедаю, загрызаю грыжу подшеечную, грыжу подпазуховую, грыжу подхребтовую, грыжу маховую, грыжу подколенную, грыжу подноготную, грыжу грудную, грыжу брюшную, грыжу спинную. Загрызаю, заедаю у младенца Марии. Во веки веков. Аминь»[14].

3. Рожа

1.   Названия

Имена даются в соответствии с представлениями о внешнем облике и взаимоотношениях внутри группы: красная девица, прекрасная девица, 12 девушек, красавица рожа-дорогавица, сестры. Личных имен нет. Данная болезнь приобретает эпитеты по признакам заболевания, месту, времени и обстоятельствам  проявления в организме: асудная, ссудная, простудная, переговорная, ночная, полуночная, денная, полуденная, замоченная, застуденная, сивая, синяя, белая, черная, багровая, красная, луговая, полевая, томучая, ломучая, скранучая, пересудная, переговорная, костевая, ломовая, чудная, смешная, головная, глазная, глотовая, ветреная, огненная, водяная, ганная, спотыканная, думная, поддумная, подглядная, урочная, подгладная, колючая, болючая, ясная, ветровая, жульбивая, заступная, зашкурная, нарывная, рассыпная, пухлая, старая, пропалая. В некоторых заговорах специально подчеркивается отсутствие имени (нет роже имени, нет званья). Это происходит, потому что имя отождествляется с сущностью персонажа, и если нет имени, следовательно, нет и самого персонажа.

2.   Ипостаси, характеристика вешнего облика

Чаще всего рожи представляются в виде молодых красивых девушек. Это может быть как коллективный образ, так и одиночный. Иногда болезнь представляется в виде цветов, чаще всего — роз (возможно, по звуковой ассоциации).

3.   Взаимоотношения персонажей

Если в заговоре встречается коллективный образ, то болезней обычно 12, обычно это сестры. Старшего персонажа внутри группы нет. Для излечения от данного заболевания часто привлекаются святые (например, Михаил Архангел) и Божья Матерь, которыми запугивается болезнь (если не выйдите, побьет и пожгет, ваши пупы разнесет).

4.   Генезис

Рожи могут произойти от сглаза или порчи (от женского глаза, от мужского глаза, от детского глаза, от черного, белого, голубого, желтого глаза, от девки-самоходки, от мужика-клеветника). Ее могут наслать, послать на конкретного человека или оставить на дороге, где она может «встретить» любого (например, шла девица по дороге, садила рожу).

5.   Локусы

Легко восстанавливаются места пребывания в теле человека (выйдите, выступите из костья, из жилья, из мощей, из буйной головы, из ретивого сердца, из легких печеней, из белых грудей, из белых мозгов, с черных бровей, с ясных очей, с горячей крови, из черной печени, с пальчиков, с суставчиков, с белых рук, с резвых ног, из всего тела крещеноготам вам не быть, тут гнезда не вить, рабу не сушить сердце не знобить). Как и предыдущие два персонажа, рожа часто отсылается  туда, где нет людей: идите-ка на мхи, на болота, на зеленые луга, на белую березу, там— смолы дубовые, скатерти шелковые, там вам попить, погулять, побеседовать, покрасоваться; по мхам, по болотам, по белым березам разбейтесь, раскатитесь; плывите по сыпучим пескам, по лесам, по лугам, по гнилым колодам; не садись на тело, а садись на темный лес, на зеленую дубраву, на черную рябину; выходи на быстрые волны, на гнилые мосты, на колючую грушу;жить тебе на синих морях, быть на зеленых лугах. тебе гоже в зеленых лугах, там пьют и гуляют; поди в чисто поле, грызи сухую кору, гнилую колоду.

6.   Время

Есть указания в эпитетах на время проявления — ночная, полуночная, денная, полуденная.

7.   Характерные занятия, привычки

В заговорах не акцентируется.

8.   Способы взаимодействия с человеком

Болезнь гуляет по телу, палит тело, ломает кости, палит красную кровь, ворошит человека. Персонажу угрожают, припугивают его, засекают, вымаливают, выговаривают, вычитывают, собирают и сносят далеко от человека.

9.   Объекты и адресаты

Болезнь может быть направлена и на мужчину, и на женщину. Редко проявляется у детей. Обычно направлена на нарушителей каких-либо запретов, как наказание.

10.Модусы

Болезнь может выходить, выступать из тела человеческого.

Примеры заговоров:

«Рожа ты рожа, красавица-рожа, дорогавица-рожа, я тебя изнуряю, я тебя изгоняю у рабы Божьей (имя) из ретивого сердца, из легких печеней, из белых грудей, из костья, из жилья, из ясных очей, из белых мозгов — от девки-самоходки, от мужика-клеветника. (Изгоняю) на пяту кори, да от ворот на старо место проезжим саням, прохожим пошев! там вам место в синем море, в чистом поле»[15].

«Шел Иисус Христос через золотой мост. Нашел Иисус Христос три рожи: первая — старая, другая — пропалая, третья — с гнилью. Иисус Христос, царь Давид, царь Константин, укротитя вы небо и землю, укротитя вы рабы рожу: ссудную, простудную — от натуры, от начесу, от сглазу, от удару, от занозу, от замочки, по этот час, по эту минуту, по мой переговор. Как синь камень крепок, будь мое слово рабы Веры. Дай, Бог, добрый час, худое — прочь»[16].

«Благослови меня, Владычица богородица, благослови меня читать, я буду рожу разгонять. Ты, рожа, репетив, на тебе цветы синие, на тебе цветы голубые. Я тебя огнем выковрию, дымом выпополю, молитвою разгоняю…»[17]

«Рожа, ты рожа, рожа не гожа, двенадцать рож, двенадцать сестер: асудная, переговорная, ночная, полуночная, денная, полуденная, замоченная, застуденная, синяя, белая, красная, черная, костевая, ломовая — выйдите, выступите с рабе (имя), из костей, из мощей, из буйной головы, из ретивого сердца, с го­рячей крови, с черных бровей, с ясных очей, с белых рук, с резвых ног. Тут вам не быть, тут гнезда не вить, рабу (имя) не сушить, сердце не знобить. Идите-ка, рожи, на мхи, на болота, на зеленые луга, на белую березу. Там — смолы дубовые, скатерти шелковые. Там вам попить-погулять, побеседовать, покрасоваться. А если вы не выйдите, Михаил Архангел и Василий Косарецкий побьет и пожгет, ваши пупы разне­сет. По етот час, по етот раз, по мой приговор, миловай рабу (имя)»[18].

«Кук у сердца сук сохнет, так бы у раба Ивана костова и мозгова, жилова и мясова, и сердцева, и лехково, и печенна, и кровяна, и нутряна, и реброва, и сустава, и скрытышева, и спинново, и ногово, и перстова, и ногтова, и рукова, и плечева, и горлова, и шеева, и ротова, и деснова, и зубова, и глазова, и ушева, и лобова рожа сохни. Будьте мои слова крепки и емки»[19].

 

4. Выводы и обобщения

Из приведенного анализа видно, что не все признаки различных персонажей одинаково четко и ясно проявляются в заговорах. Безусловно, лучше всего представлены характеристики, рассматриваемые на языковом уровне (названия болезни, эпитеты), затем на уровне акциональном (действия персонажей и связанные с ними локативные и темпоральные характеристики). Более или менее полно представлены признаки, относящиеся к морфологии персонажа (внешний облик) и его «социальному» статусу.

Все три рассмотренных персонажа обладают широким спектром наименовании и эпитетов. Однако не все из них могут носить имена собственные — таким признаком не обладает рожа, а грыжа имеет единичные имена собственные. Они представляются в виде человека (но если детская бессонница представляется только в облике девушек, то грыжа имеет характеристики предметов, а рожа — цветов). Для всех трех персонажей легко восстанавливается место их пребывания в человеке и время их функционирования (хотя последнее и в меньшей степени для грыжи). Практически полностью совпадают действия персонажей, подчиненные одной главной функции — вредить человеку и мучать его. Очень большие сходства и схождения проявляются в способах воздействия человека на персонажей, способах, направленных на избавление от болезней. Во всех трех случаях достаточно сложно на материале заговора восстановить происхождение мифологического персонажа. Расхождения проявляются при анализе взаимоотношений персонажей. Так, если грыжа представляется как группа персонажей, то детская бессонница, в основном, как отдельный индивид, в этом отношении рожа стоит между двумя предыдущими персонажами, так как может представляться и как единичный персонаж, и как коллектив. Детская бессонница, грыжа и рожа по-разному относятся к объектам и адресатам, в основном это выражается в том, что первая направлена на детей, вторая в этом смысле универсальна, а третья больше ориентируется на взрослых. К сожалению, в заговорах от вышеназванных заболеваний слабо проявлены модусы появления, передвижения и исчезновения болезней.

 



[1] В некоторых заговорах к бессоницам причисляются криксы и плаксы, однако эти персонажи, как нам кажется, могут быть отнесены к отдельному классу персонажей, фигурирующих в заговорах от детского испуга, поэтому в приведенном анализе они не учитываются и не рассматривается образ болезни в облике курицы/петуха.

[2] Каргопольский архив этнолингвистической экспедиции РГГУ. Записано от Капустиной Е.А. 1930 г.р., с. Нокола, 1997.

[3] Традиционная русская магия в записях конца ХХ века. СПб., 1993. С.92.

[4] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С. 53.

[5] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С.56.

[6] Традиционная русская магия в записях конца ХХ века. СПб., 1993. авторы С.102

[7] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг.авторы М., 1998. С.253.

[8] Традиционная русская магия в записях конца ХХ века. СПб., 1993. С.101

[9] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С.250

[10] Традиционная русская магия в записях конца ХХ века. СПб., 1993. С.103

[11] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С.252

[12] Каргопольский архив этнолингвистической экспедиции РГГУ. Записано от Левиной Н.А., 1921г.р., с. Ухта, 1996.

[13] Каргопольский архив этнолингвистической экспедиции РГГУ. Записано от Фарковой Г.П, 1923 г.р., с. Печниково, 1997.

[14] Каргопольский архив этнолингвистической экспедиции РГГУ. Записано от Пинаева А.Е., 1932 г.р., с. Печниково, 1997.

[15] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С.280.

[16] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С.280.

[17] Нижегородские заговоры в записях XIX и ХХ веков. Нижний Новгород, 1997. С. 32.

[18] Русские заговоры и заклинания. Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993гг. М., 1998. С.277.

[19] Нижегородские заговоры в записях XIX и ХХ веков. Нижний Новгород, 1997. С. 32.




загрузка...


Молитвы и заговоры